Сюжеты

СОСТАВЛЕНЫ СПИСКИ НЕБЛАГОНАДЕЖНЫХ

<span class=anounce_title2a>ТЕЛЕРЕВИЗОР</span>

Этот материал вышел в № 77 от 18 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

То, что происходит сейчас в Беларуси, настолько странно и страшно, что мне кажется важным написать об этом хотя бы несколько слов, тем более что это все более кардинально влияет на мою жизнь.Пару недель назад закрыли мою радиопрограмму о...

То, что происходит сейчас в Беларуси, настолько странно и страшно, что мне кажется важным написать об этом хотя бы несколько слов, тем более что это все более кардинально влияет на мою жизнь.

Пару недель назад закрыли мою радиопрограмму о театре. Мы с руководством белорусского канала «Культура» потратили на подготовку кучу сил. Прошел первый эфир. Прошел замечательно, вдохновенно. А через два дня позвонили из «сверху», предположительно из администрации белорусского президента, и — «финиш». Сообщили мне это на конспиративной встрече в сквере под памятником «Щит и меч» (!!!) — в кабинете предложили не встречаться ввиду того, что кабинет прослушивают. Все это на полном серьезе. Когда, стыдливо опустив глаза, тебе в парке сообщают, что твой проект закрывают, после следующей фразы: «Простите, но у нас дети» — хочется достать бумажник и отдать последнее.

Впрочем, закрытие невезучей культурной программы — это только цветочки, вторая новость оказалась горькой ягодкой. Оказывается, я теперь в некоем «черном списке» неблагонадежных людей. Список сей показали, попросили фамилии накрепко запомнить, а вот экземплярчика не оставили, чтобы не было старинного славянского соблазна из-под полы слить компромат. В списке — разнообразные деятели культуры как оппозиционных взглядов, так и просто те, кто не проявил активного лизоблюдства по отношению к властям (в их числе многие рок-группы, музыканты, режиссеры) и занимает просто независимую позицию. Суть затеи в том, чтобы полностью лишить их возможности публично общаться с людьми. Методы простые: всем государственным СМИ запрещено под любым предлогом упоминать об этих людях. Их как бы не существует. Они могут писать что-то в своих квартирках, общаться с друзьями, жить своей маленькой частной жизнью, но для общества, страны их как бы и не существует. Их просто вымарывают…

В связи с грядущим референдумом по разрешению Лукашенко идти на третий президентский срок, который состоится 17 октября, количество «исчезнувших» людей многократно увеличилось. Это призраки. И я теперь призрак.

Пьес теперь тоже, вероятно, не разрешат ставить. Спасает, как всегда, Россия. Вчера состоялась премьера в Магнитогорске, до этого в Ростове, Смоленске, Тюмени, скоро будут премьеры во Владикавказе, Челябинске, Театре Пушкина в Москве… Странное ощущение, что я в Минске и мои пьесы за пределами Беларуси живем какими-то разными, нигде не пересекающимися жизнями.

Поддерживают только какие-то теплые слова коллег. Я был растроган, когда получил письма поддержки от Артура Копита, драматурга Биляны Срблянович (ее пьеса «Мамапапасынсобака» идет в «Современнике»), шотландской и английской ассоциаций драматургов, многих совершенно не знакомых мне драматургов и режиссеров из Германии, Франции, Америки, Швейцарии. Письма протеста написали и британские писатели, и молодые белорусские драматурги. Сама переписка с нобелевским лауреатом Гюнтером Грассом, наверное, искупает все мои проблемы… Но остается вопрос будущего.

Это ужасно, но мне пока еще 24 года и большую часть жизни придется прожить в стране, где тебя вычеркивают даже из списков приглашенных на крупнейший в Минске театральный фестиваль, который был тобой же и основан. А уехать из моей страны, из моего города только лишь потому, что ими управляют недобрые люди, кажется мне очень трусливым выходом.

 

Об авторе:

Андрей КУРЕЙЧИК сегодня — один из самых молодых «репертуарных» драматургов. Его пьеса «Пьемонтский зверь» шла во МХАТе им. Чехова, его «Иллюзион» — в репертуаре Театра им. Маяковского. Весной 2004 г. Курейчик стал лауреатом фестиваля «Евразия» в Екатеринбурге. В Минске, в ноябре 2003 года, Курейчик организовал фестиваль «Открытый формат», в котором приняли участие театры Польши, Чехии, Швеции, России. А завершился «Открытый формат» гастролями спектакля Э. Някрошюса «Вишневый сад».

Мы уже начали забывать важнейшую черту «культурной политики» советской власти. Живое она чует везде, у авангардистов и у консерваторов. И делает все, чтобы это живое удавить.

В «Минске Лукашенко» оказались равно не ко двору такие разные художники, как Василь Быков и Светлана Алексиевич. Теперь зашевелились юные. Иные. Но у любого авторитарного режима аллергия на кислород.

 

Елена ДЬЯКОВА, обозреватель «Новой»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera