Сюжеты

В НЕПРИЗНАННОЙ АБХАЗИИ ТОЖЕ ЕСТЬ ЦЕНЗУРА

<span class=anounce_title2a>ТЕЛЕРЕВИЗОР</span>

Этот материал вышел в № 77 от 18 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Сергей Смыр подал в отставку сам — 12 октября, после того как накануне были оглашены результаты выборов. Решение он объяснил давлением сторонников одного из кандидатов — главы госкомпании «Черноморэнерго» Сергея Багапша. Напомним: именно...

Сергей Смыр подал в отставку сам — 12 октября, после того как накануне были оглашены результаты выборов. Решение он объяснил давлением сторонников одного из кандидатов — главы госкомпании «Черноморэнерго» Сергея Багапша. Напомним: именно его ЦИК назвал победителем выборов. А позже разгорелся скандал о неверном подсчете голосов.

На следующий день после отставки главы ЦИК лишился поста и председатель государственной телекомпании Руслан Хашиг, возглавлявший ее почти полтора года. Следом уволился и его первый зам Юрий Кутарба.

Решение об увольнении телевизионного начальника принял премьер-министр непризнанной республики Нодар Хашба. Официальной причиной называют показанный 12 октября, накануне увольнения, 40-минутный фильм журналистки Эммы Хаджава — он был расценен как компрометирующий Сергея Багапша. Журналистка никакого криминала в фильме не видит, отмечая, что «дала свою оценку происходящего». Примечательно, что сюжет вышел в эфир без согласования с руководством ГТРК. Как рассказал в интервью «Новой» сам Руслан Хашиг, в это время он не руководил компанией по причине болезни.

В день увольнения Хашига в знак протеста главный редактор телевидения Отар Лакрба и еще около двадцати ведущих журналистов (это почти половина сотрудников ГТРК. — Н.Р.) написали заявления об уходе и письмо премьеру республики Нодару Хашбе. Главный редактор пояснил: «Я и большая часть коллектива больше не можем работать под таким давлением. Мы хотим объективно и беспристрастно выполнять свой профессиональный долг, а не политические заказы».

В ситуацию вмешались власти. Нодар Хашба приехал к журналистам и заявил, что вынужден прибегнуть к непопулярным мерам: ввести цензуру на телевидении, ограничив подачу информации лишь сухой констатацией фактов.

Вчера премьер встретился и с Русланом Хашигом, однако о содержании разговора в телефонном интервью «Новой» уволенный телевизионщик сообщить отказался.

 

— Спасибо вам огромное за внимание к моей персоне, но меня сейчас больше всего волнует ситуация с выборами, и я не хотел бы комментировать то, что происходило в эти дни на телевидении.

— Но то, что происходило на телевидении, напрямую связано с выборами.

— Первоначальная информация о том, что двадцать человек подали заявления и ушли, неверна. Эта ситуация длилась всего два часа. Сейчас все журналисты на месте и продолжают работу. В четверг утром я встречался с коллективом, просил, настаивал на том, чтобы все они оставались на своих местах. А то, что связано со мной… В тот момент властям было необходимо принять такое решение. Премьер и остальные его приняли, чтобы положительно повлиять на ситуацию с выборами. Больше я не хотел бы это комментировать.

— Вы вернетесь на свой пост?

— Сейчас — нет. Для меня как для журналиста и гражданина самое главное — разрешение всех вопросов, связанных с выборами. Если решение, которое было принято в отношении меня, сможет положительно повлиять на предвыборную ситуацию, на ситуацию в республике в целом, я готов принять его таким, какое оно есть. Сейчас в ГТРК назначен новый председатель (Гурам Миквабия. — Н.Р.). Так что этот вопрос я не собираюсь обсуждать. Главное же, что мне удалось, — провести предвыборную кампанию в рамках того проекта, который был придуман мной и предложен всем предвыборным штабам. У всех кандидатов, которые участвовали в гонке, в этом отношении нет претензий.

— Вы на себе ощущали давление, о котором написали журналисты вашей телекомпании премьеру? С чьей стороны вы это давление ощущали?

— В эти дни — с понедельника по среду (с 11 по 13 октября. — Н.Р.) — я болел, находился дома. Естественно, что, если бы я находился на месте, не допустил бы, чтобы в программу вещания попали передачи, которые не были запланированы.

— Каким образом передача могла выйти в эфир?

— Я же говорю, что я не присутствовал при этом, поэтому не хочу комментировать. Во время предвыборной кампании штабы, естественно, пытаются оказать давление на СМИ. Наша ситуация не была исключением, были такие попытки.

— Тем не менее вас уволили именно за этот фильм?

— Получается, что так. Это связано и с передачей, и с ситуацией в целом вокруг телевидения. Говорят, что такое решение было принято.

— А остальные, частные, телекомпании Абхазии тоже ощущали давление?

— Они не занимались предвыборной кампанией. У них нет собственного вещания.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera