Сюжеты

ТЕПЕРЬ ТИБЕТ В МОСКВЕ

<span class=anounce_title2a>МЫ И МИР</span>

Этот материал вышел в № 77 от 18 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Буддийские монахи — тибетские эмигранты, живущие в Индии в монастыре Гьюдмед, — приехали в Россию в рамках фестиваля тибетской культуры. Лекции духовных наставников, религиозная и светская музыка страны вечных снегов, традиционный...

Буддийские монахи — тибетские эмигранты, живущие в Индии в монастыре Гьюдмед, — приехали в Россию в рамках фестиваля тибетской культуры. Лекции духовных наставников, религиозная и светская музыка страны вечных снегов, традиционный тибетский театр и аутентичные танцы.

Но для нас Тибет интересен не только как страна древней культуры.

Тибет страдал от китайской экспансии с начала ХVIII века. Еще в 1705 году китайцы, захватив Тибет, назначили там «своего» Далай-ламу… В 1959-м Тибет пытался отстоять свой суверенитет с оружием в руках. Не получилось.

Теперь китайское правительство и Далай-лама пробуют идти мирным путем. Далай-лама пытается влиять на ситуацию не силой оружия, а силой своего авторитета во всем мире. Китай держит ситуацию под контролем методами, хорошо знакомыми нам по временам СССР. Решить проблему пока получается плохо, но, по крайней мере, без крови.

Так что с главой делегации, которая привезла в Россию тибетский фестиваль (14—31 октября), Лобсангом ЦЕРИНГОМ мы будем говорить о политике.

 

— Я слышал, что есть два монастыря Гьюдмед — в Тибете и Индии. Как это получилось?

— Сейчас наш монастырь находится в Индии, но изначально он был основан в 1403 году в Тибете. В Индию мы перебрались в 1959 году, после того как Китай оккупировал Тибет. Еще живо поколение монахов, которые помнят это переселение, их примерно 30 человек, они ушли из Тибета вместе с Далай-ламой и составляют костяк духовных руководителей нашего монастыря. Для нас их присутствие очень важно, потому что в буддийской традиции учение должно передаваться напрямую от наставника к ученику.

Оставшийся в Тибете Гьюдмед в отличие от большинства буддийских монастырей Тибета не был разрушен, но китайцы поставили там своего ставленника настоятелем монастыря. Теперь есть старый Гьюдмед в Тибете с новыми духовными лидерами и новый в Индии со старыми духовными лидерами.

— А в Тибете остались ламы или большинство из них покинули Тибет?

— Не так просто было в те времена выбраться из Тибета, и, наверное, половина высшего духовенства осталась в Тибете. В Тибете произошел процесс, отчасти напоминающий то, что происходило в России после 1917 года. Китайские коммунисты частично изгнали, а частично репрессировали старое духовенство, а из остатков сформировали новое, лояльное к коммунистическому режиму. Но возглавляют монастыри не китайцы, потому что тибетский народ таких лидеров не примет. Настоятели — из тибетцев, а те хоть и подыгрывают китайцам, но в душе они просто скрывают свое настоящее отношение к сложившейся ситуации.

— Далай-лама раньше был не только духовным главой, но и правителем Тибета. После эмиграции он остался для буддийского духовенства легитимным лидером?

— Нельзя сказать, что все оставшиеся в Тибете ламы признают Далай-ламу духовным лидером, но большинство — без сомнения. Это при том, что сейчас в Тибете наложены строжайшие ограничения на религиозную жизнь. Люди не имеют права даже держать дома изображения Далай-ламы.

Совсем недавно состоялась моя первая поездка в Тибет, когда я заходил в храмы в Тибете и слышал, как люди читают молитвы, чтобы жизнь Далай-ламы была долгой и они смогли когда-нибудь увидеть его. Буквально на днях трое монахов были изгнаны из монастыря только за то, что китайцы услышали, как они молились за долгую жизнь его святейшества.

Главная проблема в том, что коммунистическая пропаганда убедила многих, что единственная цель его святейшества — нарушить территориальную целостность Китая.

— А сам Далай-лама готов вернуться в Тибет, найти формы диалога с китайским правительством на условиях, что Тибет останется китайским?

— Далай-лама не раз заявлял об этом.

Дважды при посредничестве международных организаций мы договаривались о встречах. Его святейшество даже прибыл в США для переговоров об условиях возвращения, но китайцы сами уклонились тогда от встречи.

— А среди рядовых тибетцев есть сторонники независимости?

— Большинство разделяет позицию Далай-ламы, хотя есть и такие, кто настаивает на суверенитете. Например, Тибетский юношеский конгресс.

— Ваш приезд сюда вы организовали сами или вас как-то поддержали политические деятели России?

— Только президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов.

— В мире считается, что поддерживать Далай-ламу в противовес авторитарному красному Китаю демократично и справедливо. Выходит, для внешнего мира Илюмжинов — демократ. А здесь его считают, скажем мягко, авторитарным хозяином Калмыкии.

— Я не знаю, каков Илюмжинов как политик, но он много сделал для верующих своей республики. Построил 23 храма, отправил студентов учиться в Индию. Когда мы приезжаем в Калмыкию, к нам приходят тысячи простых людей, и вместе с ними приходит и Илюмжинов. Если бы не его поддержка, миллионы жителей Калмыкии не смогли бы познакомиться с буддийской культурой, а ведь это и их культура тоже.

— Вы согласны, что в ваших культурных поездках чувствуется политическая миссия?

— Безусловно. Это происходит само собой, потому что такова ситуация в нашей стране.

— Значит, вы можете понять китайское руководство, когда оно возражает против приезда Далай-ламы в Россию, видя в духовном визите политический подтекст?

— Конечно, я понимаю китайское руководство. Вот смотрите, мы привезли сюда сугубо культурный фестиваль, а вы пришли и задаете сугубо политические вопросы. Так же может случиться и когда приедет Далай-лама. Он не может скрывать правду, если люди будут задавать ему интересующие их вопросы.

— Китай — вторая держава после Соединенных Штатов. Ядерное оружие, армия, передовая промышленность. Рычагов давления на Китай практически нет. Сколько времени понадобится, чтобы уладить ваш конфликт к обоюдному удовлетворению?

— Если бы в 80-е кто-то сказал, что ситуация в вашей стране изменится и на место тоталитарных методов управления и тоталитарной идеологии придут относительно демократические методы и куда более человечная идеология, никто не поверил бы. Но в одно мгновение все очень резко изменилось. Мир быстро меняется, Китай — часть мира, и вместе с ним изменится и он. История России — источник надежды для нас.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera