Сюжеты

МИР НЕ БЕЗ ДОБРЫХ ЛЕБЕДЕЙ

<span class=anounce_title2a>СЮЖЕТЫ</span>

Этот материал вышел в № 78 от 21 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Паша и Даша совсем друг друга не любят. Но Пашка уважает Дашу за жизненную стойкость. А Даша к Пашке относится, как к желторотому птенцу.Не та у них любовь, какая должна быть между мужчиной и женщиной. Не пара они вовсе, только ходят...

Паша и Даша совсем друг друга не любят. Но Пашка уважает Дашу за жизненную стойкость. А Даша к Пашке относится, как к желторотому птенцу.

Не та у них любовь, какая должна быть между мужчиной и женщиной. Не пара они вовсе, только ходят рядом. Давно бы разлететься уже им в разные стороны, но обстоятельства сложились так, что век им теперь куковать вместе.

Даша раньше не была Дашей. Ее вообще никак не звали. Она была обыкновенным белым лебедем, таким же, как другие в стае. На зиму улетала куда-то за горизонт, летом возвращалась. О птенцах по молодости не думала, но мужа уже присматривала.

Лебеди к браку относятся намного серьезнее, чем все остальные. У них это раз и на всю жизнь. Разводы не практикуются. Иногда даже случаются такие вопиющие случаи, когда безутешный супруг после гибели любимой половинки с высоты облаков падает вниз, сложив крылья.

Может, у Даши все было бы по-другому, если б однажды она не попала в силки, расставленные московской фирмой по отлову диких животных.

После поимки ее продали, привезли на Чистые пруды — плавать возле ресторана на воде. Пока еще по-хорошему. В партнеры ей дали другого лебедя, Безымянного. Безымянный тоже был не из вольнонаемных. Его тоже доставили в принудительном порядке. Дашка и ее партнер должны были изображать счастливую пару, это нравится посетителям ресторана.

Безымянный, видно, уже не первый год мотал срок возле ресторана. И он первым решился на побег. Осень наступила, он разбежался с дальнего от Дашки берега и взлетел. На углу Чистопрудного бульвара и Покровки он ударился о высоковольтные провода.

Попрощаться не дали. Безымянного за попытку бегства куда-то увезли еле живого. Дашку определили на зиму в спецприемник.

Весной ее вернули на Чистые. В мужья (ха-ха!) определили совсем еще зеленого Пашку. Он был инкубаторский, т.е. выведенный в неволе. Ничего не умел. Ни в мужья, ни даже в женихи он не годился. Так бы и помер с голоду, если б не Дашка. Она научила его собирать водоросли, щипать траву и разгонять уток. А потом запретила ему к себе даже подплывать без дела.

Дашка, должно быть, еще зимой решила улететь с концами. Пыталась подняться в воздух, но Чистые пруды — слишком короткая взлетная полоса. Всякий раз Дашку ловили возле небольшого пирса для лодок. Но она раз за разом пыталась бежать. Просто не могла больше на потребу публике изображать счастье с Пашкой. Птенцов от него она не хотела и никаких перспектив совместной жизни с ним не видела.

Тогда Паша благородно решил уйти сам. Он не дурак, хоть и молодой. Понял, что с пруда ему не взлететь, раз уж даже Даша этого сделать не может. Нужно пространство для разбега.

Пошел на свободу пешком. Подплыл к пирсу, вылез на берег, отряхнулся и пошел неуклюже в сторону Покровки. Не спеша так пошел, между машинами.

Встрепенулась тетка из девятнадцатого дома на углу Чистопрудного. Ей совсем не хотелось, чтобы лебеди вот так просто ушли. Вид из окна на Чистые пруды без лебедей — это совсем не то же самое, что вид на Чистые пруды с лебедями. И позвонила куда следует.

Пашку изловили и загнали на место. Выход на пирс заварили решеткой. Той же ночью четверо мужиков выволокли лебедей на берег и отрезали им крылья. Дашке оттяпали последний сустав левого крыла, а Пашке подрезали правое.

— Ночью поздно они приехали на машине, — слегка заикаясь, рассказывает дядя Коля, местный завсегдатай. — Днем, конечно, не могли они это сделать — столько крови было.

Это — навсегда. Крылья — не волосы. Даются один раз в жизни, и если кто-то тебе крылья подрежет, они уж больше ни за что не вырастут. Пашка никогда в жизни не будет ухаживать за полюбившейся девушкой, потому что без крыльев нельзя любить. Зиму перетопчется в приемнике, а весной поедет к месту отбытия наказания с Дашей или с другой.

Дашке по этой же причине никогда не видать птенцов. Даже если встретит она того, единственного, то где гарантии, что на следующее лето их не разлучат. Тем людям, которые берут лебедей в рабство, кажется, что все они на одно лицо. Что нет у этих птиц никакой души и все равно им, с кем гнездо вить — с Дашей или Машей.

До сих пор лебеди время от времени выходят на узенькую полоску пирса — единственный кусочек суши, оставленный им в пользование, — и пытаются взлететь. И им, наверное, больно, но они упрямо машут искалеченными крыльями. Хотят на свободу. Но свободные они людям не нравятся.

 

P.S. Крылья лебедям резала все та же московская фирма. Все необходимые лицензии у нее есть. Ловить лебедей и резать им крылья — законно.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera