Сюжеты

В РИТМЕ БОЕВОГО САМБО

<span class=anounce_title2a>ВЛАСТЬ И ЛЮДИ</span>

Этот материал вышел в № 79 от 25 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Диме еще не исполнилось шестнадцати. Он учится в гимназии, собирается в институт. Любит технику и лыжи. Неразговорчив. Серьезен. Говорит, что бывают только две оценки: пятерка и двойка, которую надо исправить на пятерку. Так его воспитал...

Диме еще не исполнилось шестнадцати. Он учится в гимназии, собирается в институт. Любит технику и лыжи. Неразговорчив. Серьезен. Говорит, что бывают только две оценки: пятерка и двойка, которую надо исправить на пятерку. Так его воспитал отец. Отец и сын едут в машине по городу. Сын видит гаишников на обочине и произносит сквозь зубы: «Смотри — козлы стоят!». Отец не любит, когда сын ругается. Но эту фразу оставляет без комментариев.

 

У Димы Тужилкина давнее хобби — техника. Его папа — Владислав Николаевич — с детства брал Диму с собой в гараж покопаться в машине. Дима вырос и стал просить купить ему «хоть что-нибудь, хоть мотоцикл». Краснокамск Пермской области — город маленький. Все друг друга знают. Полковник Тужилкин не последний человек в городе — начальник управления ГО ЧС, заместитель мэра по гражданской обороне. Были «полезные» знакомые. Удалось по дешевке приобрести мотоцикл с коляской на «задержанной» стоянке через начальника ГИБДД.

Через год именно с этого мотоцикла двое сержантов ГИБДД скинут четырнадцатилетнего Диму Тужилкина на землю, изобьют до полусмерти. А еще через полтора месяца в кабинете начальника ГИБДД состоялся разговор.

Владислав Тужилкин:

— Игорь Львович, давай мы это дело мирным путем разрешим. У меня такое предложение: ты вызовешь своих сержантов, они купят конфеты, поставят чай и извинятся передо мной, перед сыном. И я забираю заявление.

— Знаешь, Владислав, а у меня другое предложение. Я вызываю сержантов, ты приглашаешь сына. Ты публично извиняешься перед сержантами, что ты такой плохой отец: до того довел, что сын у тебя на чем хочет, на том ездит…

Владислав не сдержался:

— Игорь Львович, не дай бог твою семнадцатилетнюю дочь какой-нибудь мужлан изнасилует! Ты меня пригласи, пожалуйста, чтобы я поприсутствовал при том, как ты будешь перед тем мужланом публично извиняться.

Владислав хлопнул дверью. Приятельство закончилось — началась вражда.

 

Первый сын Владислава Николаевича Тужилкина погиб в трехлетнем возрасте — утонул. Через несколько лет родился Димка. В Димке души не чаяли. Но его не воспитывали маменькиным сынком. Учили не ныть. Не позволять себя обидеть. Бить, если бьют. Помогать, если просят помощи. В строгой семье военных растили настоящего мужчину.

Вырастили. Владислав Тужилкин гордится сыном: «Он всегда сам разбирался со своими проблемами. Сам на «стрелки» мальчишеские ходил, сам за себя отвечал. Ни разу не пожаловался». Но однажды Владиславу Николаевичу пришлось постоять за Диму.

…В тот майский вечер Дима просил у отца разрешения покататься с друзьями около дома на мотоцикле. До этого все передвижения ограничивались ездой из гаража в гараж за запчастями. Владислав Николаевич к затее отнесся настороженно: «У тебя же нет прав. Поймают — что делать будешь?». У Димы был ответ — достал из кармана сотню и показал отцу: «У нас тут знакомые пацаны уже катались, так их гаишники остановили, а потом отпустили. Научили, как надо: мол, имейте всегда сотню в кармане — и катайтесь сколько влезет»…

Усадив в коляску «Ижа» своих друзей, Дима отъехал от гаража. По безлюдной улице Чапаева ехала патрульная машина ГИБДД. Не включая предупредительных сигналов, машина подрезала мотоцикл, выехав на встречную полосу. Только чудом мотоцикл не перевернулся. Съехал в кювет. Милиционеры Гусев и Сажин, не представившись и ничего не спросив у мальчишек, скинули с мотоцикла Диму и начали его жестоко избивать. Затем, посадив подростка в машину, доставили его в дежурную часть ГОВД г. Краснокамска. Родителям ничего не сообщили. Через час после происшедшего на работу Владиславу Тужилкину позвонила 11-летняя дочь и сквозь слезы сообщила, что брата избили и забрали в милицию.

 

Позже «хороший» знакомый Владислава Тужилкина — начальник милиции подполковник Евгений Мозихин — объяснил действия сержантов ГИБДД:

— Действия милиционеров были правомерные. Они просто применили несколько приемов самбо по отношению к твоему сыну. На тот момент твой сын представлял угрозу сержантам.

Владислав возмутился:

— Слушай! Твои милиционеры, во-первых, приемами самбо не владеют. Во-вторых, о какой угрозе идет речь? Мальчишка сорок килограммов весит, а один только Гусев — под 120 кг. К тому же я выяснил, что они пьяны были!

Первая судмедэкспертиза назвала происхождение травм на теле подростка — «от тупого предмета». Это так кулаки называются. Через несколько дней тот же судмедэксперт пишет вторую и третью экспертизы. Отрабатывает версию «погонных» самбистов: «Происхождение травм возможно из-за захвата пальцами рук». В общем, классические захваты самбо.

…После звонка дочери Владислав Николаевич сразу же поехал в Краснокамское ГОВД. Встретила его мертвая тишина. Никого нет — ни офицеров, ни следователя. Отделением заправляет зевающий дежурный — прапорщик Баламут. Прапорщик не разрешил Владиславу войти в помещение дежурной части.

С избитым сыном он разговаривал через решетку. Прошло сорок минут. Появилась следователь Смирнова. С ходу — в бой: «Что же вы, папаша, так плохо сына-то воспитываете?». Составила протокол в комиссию по делам несовершеннолетних. Стала снимать показания с Димы. Когда она попросила подписать показания, Владислав потребовал их сначала прочитать. Очень удивился. Не подписал… По поводу избиения сказала, что это не их дело. Предложила написать заявление в прокуратуру. После 23.00 отец с сыном вернулись домой.

На следующий день Владислав Тужилкин повел Диму в больницу и к судмедэксперту.

Через три дня, в понедельник, полковник Тужилкин обратился в прокуратуру Краснокамска с просьбой о возбуждении уголовного дела в отношении сержантов ГИБДД. С городским прокурором Тужилкин тогда тоже был в хороших отношениях. Прокуратура отказала в возбуждении за «отсутствием состава преступления». Следователь лично сообщил об этом Владиславу Николаевичу. Показал ему материалы проверки. Дело обросло кипой бумаг — показаниями «свидетелей».

Все шесть свидетелей — настоящие или бывшие милиционеры. В тот день они случайно оказались на улице Чапаева. Одна милиционерша с дочкой совершала променад в районе бараков, другой собаку у гаражей выгуливал, третий мимо шел… А район тот — не самое лучшее место для прогулок: кроме бараков и гаражей, ничего и нет. Хотя милиционеры — люди специфические, конечно… Владислав Николаевич начал собственное расследование. Поехал в тот район. Нашел свидетелей. Люди помнили, как «два здоровенных мента одного мальчишечку так пинали, что он, бедный, извивался, закрывался руками и кричал: «Дяденьки, не бейте! Дайте папе позвонить!».

Личные связи Владиславу Тужилкину не помогли. Не помогли и служебное положение, и работа у главы города. Мэр Краснокамска занял позицию невмешательства, так как слишком зависел от городского прокурора. Городская пресса ни словом не обмолвилась о беспределе гаишников. Тужилкин обратился к депутату Похмелкину. Тот помог устроить эфир на областном телеканале.

После эфира Владиславу позвонили из Правозащитного центра г. Краснокамска и предложили помощь. Послали жалобу в областную прокуратуру. Прокуратура ответила, что претензий к проведенному расследованию не имеет. Результат расследования УСБ тот же — «нет состава преступления». Ближе к осени Владислав Тужилкин пожаловался в городской суд на прокуратуру Краснокамска. 5 ноября 2003 г. судья признал постановление прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным.

Проходят ноябрь, декабрь, январь, февраль — никаких официальных сообщений из Краснокамской прокуратуры Тужилкину не поступило. Были неофициальные сообщения от прокурора:

— Владислав, ты стал главным городским жалобщиком. Обиваешь пороги всех инстанций. Ну не годится полковнику жаловаться!..

После этого заявления у Владислава Тужилкина начались неприятности на работе: на адрес мэра посыпались «письма от коллектива ГО ЧС». В письмах указывалось, что полковник Тужилкин подозревается в финансовых махинациях и манкирует служебными обязанностями. Владиславу Николаевичу пришлось готовить свой перевод в другое ведомство и переезд в другой город.

В мае этого года Владиславу Николаевичу удалось добиться перевода в Минобороны. Он с семьей переехал в Подольск. Когда семья уезжала, дело было открыто. За полтора года сменились три следователя.

Недавно Тужилкиных вызвали в Подольскую прокуратуру по запросу прокуратуры Краснокамской. На допросе следователь напирал на то, что сейчас свидетели со стороны потерпевшего отказываются от своих показаний. Владислав Николаевич этому не верит. Его свидетели в течение почти двух лет подвергались нападкам со стороны прессы и давлению со стороны чиновников. Однако свои позиции не сдали.

Дело открыто. Милиционеры Гусев и Сажин продолжают работать в звании сержантов. Правозащитный центр Краснокамска собирается подавать жалобу в Страсбургский суд. Владислав Тужилкин уверен, что и сейчас они уже немало сделали: «Люди в городе мне много раз говорили «спасибо». После того как я поднял весь этот вопрос о беспределе, не было ни одного случая в Краснокамске, чтобы милиционеры избивали мальчишек».

 

P.S. Указанием прокурора города Краснокамска от 21 октября 2004 года следователю Гаврилову необходимо провести экспертизу о психическом состоянии свидетелей со стороны потерпевшего Тужилкина. Данные действия могут быть направлены на то, чтобы поставить под сомнение показания свидетелей. Странно, что экспертиза потребовалась спустя полтора года (!) после начала расследования.

 

 

КОММЕНТАРИИ

Валерий ГАВРИЛОВ, старший следователь прокуратуры города Краснокамска:

Действительно, 24 мая 2003 года Дмитрий Тужилкин с двумя приятелями катался по Краснокамску на мотоцикле с коляской. Дмитрий был без шлема и не имел водительского удостоверения на управление транспортным средством. Мотоцикл попытался остановить патруль ГИБДД в составе Романа Сажина и Алексея Гусева. Однако Дмитрий предпочел скрыться. Он попытался уйти по улице Чапаева, где едва не сбил прохожую, а затем свернул во двор деревянных домов № 24 и № 26. Здесь мотоцикл заглох. Гусев, полагая, что Дмитрий собирается продолжить движение, выскочил из машины, прыгнул на мотоцикл и вместе с Тужилкиным упал на землю. Тужилкин в своем заявлении настаивает на том, что скрыться от милиционеров он не пытался, был избит и что его пинали оба сотрудника. Сотрудники вину отрицают. В ходе следствия проверялась как позиция потерпевшей стороны, так и подозреваемых. Имеются свидетельства и в ту, и в другую пользу. Неоднократно проведенные экспертизы не дают однозначного ответа о механизме образования телесных повреждений. В настоящий момент показания самого Тужилкина во многом опровергнуты показаниями свидетелей. Например, выяснено, что в непосредственный контакт с Димой вступал один сотрудник, а не оба. Более того, в деле имеются данные о том, что заявители подговаривали свидетелей дать ложные показания.

 

Справка фонда «Общественный вердикт»

В связи с заявлениями отца Тужилкина органами прокуратуры неоднократно проводились проверки. 3 июня, 16 июля и 11 августа 2003 г. выносились противоречащие требованиям закона постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Отказы отменялись судебными решениями.

Уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 286, ч. 3, п. «а» УК РФ, в отношении Сажина и Гусева возбуждено только 1 апреля 2004 г. Только после многочисленных жалоб отца Тужилкина и Краснокамского правозащитного центра. Однако все поводы и основания к его возбуждению были установлены уже 3 июня 2003 г.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera