Сюжеты

ГРЕФ УВЛЕКСЯ АРХИТЕКТУРНЫМИ ПАМЯТНИКАМИ

<span class=anounce_title2a>МОСКОВСКИЙ НАБЛЮДАТЕЛЬ</span>

Этот материал вышел в № 79 от 25 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Любой экономике переходного периода свойственен процесс конвертации власти в собственность. Особенно в тот момент, когда власть уже перешла от старой элиты к новой, а собственность застряла где-то на полпути. Тогда процесс...

Любой экономике переходного периода свойственен процесс конвертации власти в собственность. Особенно в тот момент, когда власть уже перешла от старой элиты к новой, а собственность застряла где-то на полпути. Тогда процесс перераспределения становится интенсивным и целенаправленным, если не сказать — управляемым.

 

Именно с такой ситуацией мы столкнулись в России. Федеральный центр старательно замыкает на свой бюджет все финансовые потоки страны, начиная от нефтедолларов и заканчивая налогами на зарплату нищих бюджетников. Более того — центр постоянно ищет новые источники денег.

Взять, к примеру столичную недвижимость. Немалую часть коммерчески привлекательных объектов в центре города составляют здания, про которые достоверно известно только одно: они принадлежат истории. Их же нынешняя юридическая принадлежность — вопрос куда более туманный. Над ним, в частности, ломает голову Конституционный суд.

Зато федеральное правительство хочет решить его экстренным образом. Еще бы, ведь речь о сотнях тысяч и миллионах долларов, которые аренда исторических памятников приносит в казну. Пока — в городскую. По мнению же министра экономического развития Германа Грефа, история как дело государственное должна работать на федеральный бюджет.

По крайней мере, такую позицию министр озвучил на самом скандальном за последнее время заседании правительства. Скандал был прогнозируем, ведь речь шла о приватизации — то есть о перераспределении собственности. Но если вербальное болото вокруг пресловутых ГУПов (государственных унитарных предприятий) так и не рассосалось, то позиции по вопросу приватизации памятников обозначились предельно ясно.

Впрочем, собственно о приватизации говорил только глава агентства, входящего в состав нынешнего Минкульта, Михаил Швыдкой, который напомнил, что из-за недостаточного финансирования Россия теряет по три архитектурных памятника в год. На этом культурная часть дискуссии закончилась. Герман Греф и его оппонент Юрий Лужков говорили о насущном, то есть о деньгах.

Столичного градоначальника понять можно. Он оказался в положении человека, который долго и хлопотно выращивал, скажем, клубнику, а в один прекрасный день обнаружил вокруг облюбованной грядки забор. Действительно, лет десять назад, когда памятники, переставшие быть магазинами и учреждениями, потихоньку разрушались за ненадобностью, московское правительство по собственной инициативе начало инвестировать деньги в их реконструкцию, надеясь, что в условиях рынка предложение сформирует спрос. Надежды оправдались: молодому капитализму требовались помещения под бутики и офисы.

Теперь же федеральный центр, не вложивший в городскую недвижимость ни копейки, хочет снимать сливки с выгоднейшего бизнеса. Герман Греф нашел в пользу такого решения «железный правовой» аргумент: постановление ныне несуществующего Верховного Совета, смысл которого сводится к тому, что все объекты федерального значения — это федеральная собственность.

Даже если оставить за скобками сомнительную юридическую силу этого постановления, открытым остается вопрос о компенсации средств, вложенных субъектами Федерации в чужую, как теперь оказалось, собственность. Так вот, ничего подобного правительство России не планирует. Мол, сами вложили, вас никто не заставлял.

Почему Герман Греф ощутил невиданный прежде интерес к архитектуре — понятно: вполне возможно, что исторические памятники станут-таки объектами приватизации. Тогда на их передаче в частные руки можно заработать хорошие деньги. Настораживает другое: последнее время правительство переводит решение любой, даже самой что ни на есть социально ориентированной проблемы в условные единицы, которые при том или ином раскладе может заработать или потерять федеральный бюджет. Заработал деньги в казну — и считается, что проблема решена.

Такая логика изначально порочна. Государство — это не коллективный фискальный орган, у него есть немало других, не менее важных обязанностей и функций.

Взять, к примеру, те же памятники. Герман Греф, так отчаянно боровшийся за куски собственности, ни разу не обмолвился, как правительство планирует решать проблему утраты культурного наследия. Добро бы еще деньги, полученные от сдачи в аренду отвоеванной недвижимости в мегаполисах, планировалось направить на реставрацию памятников в провинции — ничего подобного.

Бюджетный пирог, как известно, распределен между другими едоками. Более того, из-за реформы межбюджетных отношений подавляющее большинство культурных памятников вообще будет отрезано от каких бы то ни было денег. И речь идет не только об абсурдной, по словам Лужкова, ситуации, когда он с первого января следующего года будет не вправе даже выделять средства на мытье полов в собственной мэрии — здание на Тверской, 13, по концепции Грефа, тоже федеральная собственность. Проблема неизмеримо шире — теперь региональные власти не смогут заботиться об архитектурных памятниках федерального значения, находящихся на их территориях. Захочет ли заниматься этим правительство — неизвестно. Есть вероятность, что вскоре мы будет терять не три памятника в год, а все тридцать.

Впрочем, памятники — это один из множества аспектов новой экономической политики, суть которой в общих чертах сводится к накачиванию госзаначек: бюджета, стабфонда, золотовалютных резервов — максимально возможным количеством денег. Налицо банальная подмена понятий: получение прибыли — это задача частного бизнеса, государство же создается для того, чтобы обеспечить своим гражданам безопасность, равенство в правах и соблюдение определенных социальных стандартов.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera