Сюжеты

БОЛЬШОЙ О И ЧУДОВИЩЕ С ВОСТОКА

<span class=anounce_title2a>СПОРТ</span>

Этот материал вышел в № 79 от 25 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Тяжелый вес в боксе — не просто одна из многих весовых категорий, а нечто большее: сосредоточение самых больших амбиций и переплетение самых острых и сильных чувств. Тяжелый вес — это скопление дюжих мужиков, кулаки которых в диаметре...

Тяжелый вес в боксе — не просто одна из многих весовых категорий, а нечто большее: сосредоточение самых больших амбиций и переплетение самых острых и сильных чувств. Тяжелый вес — это скопление дюжих мужиков, кулаки которых в диаметре немногим уступают арбузу, это собрание мастодонтов с бритыми черепами и зверскими лицами, от шага которых дрожит брезент ринга.

В иных, более легких, весовых категориях любая победа относительна, потому что всегда есть боксеры, наделенные большим весом и большей силой; и только тяжелый вес — абсолют, выше которого ничего нет. Тут собрались люди, которые не размениваются на мелочи и имеют одну честолюбивую цель: титул короля бокса, звание самого лучшего и самого сильного боксера на свете.

 

Нынешний чемпион, старший Кличко, не внушает этой свирепой компании большого уважения — на его счету слишком мало серьезных боев. На самом деле их только два: проигранный против Леннокса Льюиса и выигранный против Корри Сандерса. Виталий Кличко стал первым номером рейтинга в эпоху безвременья, в момент, когда прежние герои ослабели, а новых не появилось; и до тех пор, пока он не побьет тех больших и серьезных парней, что бросают ему вызов, вокруг него будет витать облачко легкой недостоверности.

Среди боксеров, которые самим фактом своего существования подвергают сомнению первое место Виталия Кличко, — брутальный боец и бывший наркоторговец Джеймс Туни, который на вопрос о том, пробовал ли он сам наркотики, невозмутимо отвечает: «Что я, дурак, что ли?»; выигравший все титулы на свете ветеран со стальной челюстью Эвандер Холифилд, который мог бы сказать о себе, подобно одному из мушкетеров: «Я дерусь, потому что я дерусь»; стокилограммовый коротышка Дэвид Туа, выходящий на ринг с гирляндой цветов на широченной груди и в свободное от бокса время пишущий стихи; а также двое наших — Николай Валуев и Олег Маскаев.

 

Николай Валуев — заметная фигура в этом ряду хотя бы потому, что его рост составляет 218 сантиметров, а вес — 150 килограммов. Человек с такими габаритами приносит в бокс ощущение цирка — даже двухметровые парни смотрятся рядом с ним низкорослыми замухрышками. Публика всегда испытывает симпатию к его противникам — болеют против большого, за маленького и слабого, даже если у этого слабого двухметровый размах рук. Прозвище Валуева Beast from the East — Чудовище с Востока — на первый взгляд точно описывает великана с бритым черепом, но только на первый: на самом деле этот отец троих детей и бывший метатель ядра вполне добродушный человек, в котором нет ничего чудовищного.

Кроме удара. В последнем своем бою Валуев сломал итальянцу Видозе челюсть. Но даже это он сделал как-то неброско и незаметно — коротким тычком правой.

Майк Тайсон, с жуткой злобой сбивавший соперника с ног в первые же 20 секунд боя и откусывавший уши Холифилду, в глазах публики был чудовищем. Валуев на подобные свершения не способен. Добродушие — это его проблема. Он может десять раундов подряд в одном темпе ходить по рингу и монотонно дубасить противника — и ни разу не взорваться серией. В нем нет того, что издавна считается необходимым для боксера, — агрессии и взрыва. В перерывах между раундами тренеры уговаривают его проснуться и умоляют вспомнить то, чему бывший легкоатлет учился на тренировках: «Ну ударь с правой, я тебя прошу! Ну ради меня, ударь с правой!». Валуев по просьбам тренеров бьет с правой — бьет без злости и даже, кажется, без желания сбить противника с ног, а так, как работяги на шестом часу рабочего дня бьют кувалдой по костылю, забивая его в землю: работы много, всю не переделаешь… Он молотит так до тех пор, пока противник все-таки не падает с ног: не из-за одного его удара, а скорее по совокупности ударов, из-за общего их чудовищного тоннажа.

Бокс в исполнении Валуева — странное зрелище. Издавна тяжелый вес был местом, где бурлили самые яростные чувства. Тайсон выходил на ринг с лицом убийцы; на благородном и высокомерном лице Леннокса Льюиса противник всегда мог прочесть свой смертный приговор; лицо Холифилда с примятым боксерским носом всегда выражало абсолютное бесстрашие.

Валуев на фоне этих бойцов кажется чуть вялым и даже равнодушным. Никто никогда не видел, чтобы он бил себя перчаткой в грудь, как это делал Кассиус Клей, сбивший с ног Сонни Листона, — жестокие жесты и позы в его арсенале отсутствуют начисто. Возможно, это говорит в нем его непреодоленное легкоатлетическое прошлое — в метании ядра никто ведь не орет сопернику в лицо: «Через десять секунд я сделаю из тебя труп, ты понял, парень?».

 

Олег Маскаев по прозвищу The Big O чувcтвом агрессии, которого не хватает Валуеву, наделен в высшей мере. Если в поведении Валуева на ринге, в его ударах и движениях до сих пор чувствуется упорная старательность ученика, то Маскаев в квадрате ринга производит абсолютно органичное впечатление. Он создан, чтобы здесь быть, и воздух опасности — его воздух. Он боксер-убийца — его нокауты вошли в историю. В давние времена, еще любителем, он нокаутировал Виталия Кличко. В своем первом же бою на профессиональном ринге он нокаутировал тогдашнюю восходящую звезду Александра Мирошниченко, которому прочили первые места в самых громких мировых рейтингах. И, наконец, в 1999 году в бою против Хасима Рахмана Маскаев сотворил нокаут, который навсегда останется в истории бокса: ударом правой в челюсть он выбросил соперника — между прочим, одного из сильнейших боксеров мира — с ринга прямо в зал.

До тех пор такие удары можно было увидеть только в кинематографических фантазиях Сильвестра Сталлоне. Удар Маскаева был столь точен и силен, что Рахман вылетел между канатами ринга и с грохотом рухнул на судейские столы. Падая, он сбил со столов несколько компьютерных мониторов и некоторое время лежал с широко раскрытыми глазами, слушая в удивлении, как судья на ринге ведет счет.

Этим ударом Маскаев не просто нокаутировал Рахмана — он нокаутировал веру в то, что белый боксер неспособен выжить в мире, где правят крутые чернокожие парни с могучими бицепсами. До первой строчки в рейтинге Олегу Маскаеву оставалась тогда всего пара шагов…

В тот момент он, видимо, слишком верил в себя, в свою звезду, в свою ударную правую, в свою способность выстаивать в самой жестокой рубке. Это был его стиль — бить и принимать удары, не особенно заботясь о защите, в уверенности, что он выдержит все и все равно победит. Но бои против Кирка Джонсона и Ланца Витекера он проиграл нокаутами. Это было не поражение — катастрофа. Рушилась не просто репутация боксера — рушилось самосознание человека, уверенного в том, что в его правом кулаке кроется самый страшный динамит в мире. Олег Маскаев прекратил выступления и погрузился в депрессию.

Ему пришлось залечивать не разбитую голову, а самого себя. Это происходило медленно. Он сменил всю команду — нанял нового тренера, взял нового промоутера. Прежде тактика боя строилась на одном простом обстоятельстве: вере Маскаева в то, что он может выдержать все. Теперь на тренировках все этапы боя отрабатывались, как он сам говорит, «до сантиметра». Он перестал быть бесшабашным рубакой, который понимает бокс как лихую забаву могучих парней: врежь сначала ты мне, а потом я тебе! — и стал боксером, который умеет защищаться и ждать момента. Когда он решил вернуться на ринг, его новый промоутер Деннис Раппопорт, опасаясь за его психику, подбирал ему не самых грозных противников. Маскаев сокрушал их. Он медленно и упорно снова взбирался вверх по ступенькам рейтинга. Этим летом он победил по очкам сильного нигерийца Дефиагбона, который до этого не имел ни одного поражения. Это был бой за выживание — проигравший вылетал из числа тех, кого в тяжелом весе принимают всерьез.

Сегодня Маскаев готов к тому, что он называет «большим боем», — но бойцы с вершины мирового рейтинга не спешат встретиться с ним. Одно время ходили слухи о том, что Маскаев будет драться с Тайсоном, но бой не случился. Затем Маскаев собирался драться с победителем Тайсона Вильямсом — но тот предпочел бой с Виталием Кличко. Раппопорт предлагал бой и Виталию Кличко (а также два миллиона долларов в придачу) — Кличко драться не захотел и назвал предложение промоутера «рекламным трюком».

Виталия Кличко можно понять: сегодняшний Маскаев непредсказуем. У него по-прежнему страшный удар правой и репутация бойца, который не боится ничего и никого. Иногда кажется, что нового Маскаева, одержавшего семь побед подряд, лучшие боксеры мира избегают. Он докучает им предложениями о бое — они поворачиваются спиной и делают вид, что не слышат его.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera