Сюжеты

ГОССОВЕТ ДА ЛЮБОВЬ

<span class=anounce_title2a>РЕГИОНЫ</span>

Этот материал вышел в № 80 от 28 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Если бы президент Путин приехал в Казань в пору гололеда и поскользнулся, то его поддержали бы 57 депутатов Госсовета Татарстана. 19 депутатов, посовещавшись во фракциях, поддерживать Владимира Владимировича не стали бы, а еще трое отошли...

Если бы президент Путин приехал в Казань в пору гололеда и поскользнулся, то его поддержали бы 57 депутатов Госсовета Татарстана. 19 депутатов, посовещавшись во фракциях, поддерживать Владимира Владимировича не стали бы, а еще трое отошли бы в сторонку и заявили бы, что они воздерживаются. Такой расклад выявился в минувший понедельник, когда в парламенте республики, хоть и в несколько ином плане, встал вопрос о поддержке российского президента. Ну известно же, что Путин недавно сделал несколько политических шагов — вроде бы уверенных, но, как считают отдельные поборники демократии, в небезупречно выбранном направлении.

А что же президент Шаймиев? Тут вроде бы никаких сомнений быть не может. Не было случая, чтобы Минтимер Шарипович не поддержал руководителя страны и его курс, хотя на политическом веку Шаймиева эти руководители — генеральные секретари и президенты — двигались в самых противоположных направлениях.

Он и сейчас сделал все что мог. Раньше всех одобрил инициативы Путина по реформе власти. Потом подумал — и одобрил еще раз. Причем сделал это по-своему убедительно: очень кстати вспомнил, что сам всегда назначал мэров городов и глав районных администраций (Татарстан — уникальный регион России, где мэров и глав никогда не выбирали). «Президент России выстраивает вертикаль власти, схожую с той, которая имеется сегодня в Татарстане», — заявил Шаймиев и тем самым надежно перевел себя из возможных оппонентов чуть ли не в основоположники.

Казалось бы, чего же еще? А еще надо было убедить Госсовет республики. Время такое, что Москва может потребовать не просто одобрений, а клятв в вечной любви.

С любовью, конечно, ничего не вышло, да и с одобрением получилось что-то не то. Былого единодушия не возникло. Более того, на заседании парламента некоторые депутаты оценивали инициативы российского президента как попытку государственного переворота. При этом народные избранники боялись поименного голосования, заявляя, что «для тех, кто хочет этот проект провалить, это будет не расстрельный, но очень неприятный список». А один из них, оценивая перспективы нашей демократии, даже сказал: «Возможно, года через два мы с вами встретимся на Колыме!».

Каково же было Минтимеру Шаймиеву при всем том присутствовать? Понятно, он дал всем высказаться и выступил с разъяснениями «политики партии». Его усилий хватило на то, чтобы провести нужное решение, хоть оно и вылилось в удивительную формулу: «Протестуем, но поддерживаем». Протеста было бы куда больше, а поддержки — куда меньше, если бы Шаймиев не произнес решающую фразу: «Мы ни при каких условиях не должны соглашаться с возможностью роспуска Госсовета Татарстана».

Тут хочется еще раз сверить цитату, поскольку не должен был Шаймиев такого говорить. По логике событий последнего времени он, пожалуй, должен был развить пункт о роспуске местного парламента (в случае его двукратного несогласия с кадровыми предложениями Путина) и дополнить его предложением: снести здание Госсовета бульдозером. Но президент Татарстана сказал именно так: «Ни при каких условиях не должны…» — и сразу сделался оппозиционером и героем комментариев СМИ с выводами типа «Минтимер Шаймиев ограничил Владимира Путина в правах».

Что же случилось? Аналитики путаются в догадках. Есть даже версия, что этот неожиданный демарш Шаймиева согласован с Кремлем, где уже рады будут отказаться от некоторых намеченных ограничений гражданских прав населения. Но в любом случае вряд ли президента Татарстана следует рассматривать как защитника демократии. Будучи гарантом республиканской конституции, он все же пренебрег правом граждан выбирать исполнительную власть (о чем в республике говорили многие) и их правом быть туда избранными (о чем и не вспоминается). «Мы все понимаем, — сказано об этом отступлении Шаймиева в обращении одной из общественных организаций Татарстана. — Как не понять страх?»

Тут будет к месту еще раз помянуть Колыму. Информационные агентства как-то сообщали, что и. о. председателя Магаданской областной думы Анатолий Положнев назвал предложенные Владимиром Путиным реформы власти настоящей демократией. Вот он-то наверняка высказался от души. Ему бояться нечего. Он и так уже на Колыме.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera