Сюжеты

ЗАЛОЖНИКИ СИЛОВИКОВ

<span class=anounce_title2a>ОБСТОЯТЕЛЬСТВА</span>

Этот материал вышел в № 81 от 01 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Традиционно в Думе наши силовики выступают в закрытом режиме — без прессы и при выключенных телемониторах. И это правильно: депутаты принимают всякие удивительные постановления и законы, а сами силовики сохраняют лицо и таинственную...

Традиционно в Думе наши силовики выступают в закрытом режиме — без прессы и при выключенных телемониторах. И это правильно: депутаты принимают всякие удивительные постановления и законы, а сами силовики сохраняют лицо и таинственную отстраненность. Но в пятницу на прошлой неделе случилась накладка — директор ФСБ Николай Патрушев, министр ВД Рашид Нургалиев и генпрокурор Владимир Устинов такого наговорили на публику, что лучше бы молчали.

Сначала Патрушев объявил, что «за рубежом были подготовлены более 80 террористов-смертников», которые должны пробраться в Россию для осуществления терактов. Часть из них уже вроде обезврежена, но у остальных, по Патрушеву, «до 7 и более документов, и довольно трудно определить, по каким из них и по какому маршруту они проникнут в Россию».

У нас с 2000 года было много терактов с участием террористов-смертников по большей части женского пола, но ни одного иностранца (иностранки), а сплошь уроженцы РФ (по сведениям Генпрокуратуры). Чеченец или чеченка, прибывающие в Россию из стран мусульманского мира, где сильны позиции радикальных исламистов, вызовут много больше подозрений, чем приезжие, скажем, из Минвод. Зачем засылать кого-то из-за рубежа и чему их там учить? Как проводки соединять?

Но «80 террористов-смертников» — это страшно. А еще у каждого по 7 паспортов, и ползут они из-за границы неведомыми тропами. Кстати, одновременно Патрушев потребовал создать специальный «антитеррористический комитет, который координировал бы действия силовых ведомств и гражданского общества».

Правильно, был уже у нас такой комитет в прежние годы. По словам Патрушева: «Если такой комитет будет активно действовать, то мы сможем ликвидировать предпосылки к терактам». Известно, что после Беслана было выдвинуто требование увеличить штатную численность ФСБ России «до уровня, обеспечивающего качественное решение поставленных задач как по линии антитеррора, так и в других приоритетных сферах деятельности», а также «безотлагательно рассмотреть вопрос о существенном (минимум в два раза) повышении должностных окладов всему оперативному составу органов ФСБ». Теперь искомое, считай, почти в кармане.

Молодец Патрушев, но генпрокурор его превзошел. Устинов сообщил, что боевики в бесланской школе были наркоманы и некоторые, мол, даже приняли смертельные дозы морфина, судя по результатам вскрытия, что объясняет «неадекватность их поведения». «Наркоманы со стажем» (по Устинову) убили 11 и ранили до 30 спецназовцев «Вымпела» и «Альфы».

По свидетельству штурмовавших школу, боевики бились упорно и необыкновенно долго, даже будучи многократно раненными. К сведению генпрокурора, в напряженной боевой обстановке и летчики, и спецназ, скажем, в армии США, чтобы не спать сутками, принимают амфетамины, следы которых были найдены в телах боевиков. В случае ранения сразу вкалывается лошадиная доза морфия, чтобы побороть болевой шок, что в некоторых случаях позволяет даже смертельно раненному еще некоторое время продолжать отстреливаться.

Без труда объяснив бойню в Беслане (у боевиков кончалась наркота, и они по ходу ломки всех положили), Устинов нашел корень остальных бед: у нас идет война, а мы зачем-то используем законодательство мирного времени.

Генпрокурор предложил принять чрезвычайный закон «О противодействии терроризму» и бороться с врагом его же методами: «ввести упрощенную процедуру судопроизводства», брать в заложники родственников террористов («контрзахват заложников»), конфисковывать имущество родственников и т.д. Устинов разъяснил, что, если «показать террористам, что может произойти с этими родственниками, это может в какой-то степени нам спасти людей».

Понятно, что откровения Устинова создадут дополнительные трудности для России в Совете Европы, поскольку они впрямую противоречат международным конвенциям по правам человека и Женевской конвенции 49-го года, где в статье 34 четко сказано: «Взятие заложников запрещается». Устинов как генпрокурор должен бы знать, что по действующей Конституции международные обязательства, ратифицированные Россией, имеют приоритет над внутренним законодательством. С правовой точки зрения надо сначала денонсировать Женевские и прочие конвенции, а потом принимать прокурорский вариант нового закона.

В случае войны «упрощенное судопроизводство» (военно-полевые суды), как того требуют Устинов и Патрушев, возможны. Но признание того, что Россия ведет «войну» в юридическом значении этого слова, сразу даст чеченским сепаратистам статус воюющей стороны со всеми вытекающими последствиями. Все захваченные боевики должны будут считаться военнопленными, сведения о них передаваться в Женеву Международному комитету Красного Креста, и представители МККК должны иметь право их регулярно посещать.

Судить отдельных боевиков в этом случае можно, в том числе «упрощенно», если они нарушили международные конвенции, например, напали, как в Беслане, на гражданское население. Но нельзя — за убийство вооруженных военнослужащих и представителей правоохранительных органов, за нападения на местных и федеральных официальных лиц. Например, организаторов и исполнителей убийства Ахмата Кадырова судить будет нельзя, потому что на войне нападать на вооруженного противника — законное дело, а за голову вражеского лидера не судят, а ордена дают.

Захват невинных людей в заложники, последующие пытки и бессудные убийства давно уже, по сведениям правозащитных организаций, практикуются федеральными силами и местными промосковскими формированиями в Чечне и в Ингушетии. Подобное зверство не принесло пользы, а, напротив, существенно усилило и ожесточило сопротивление.

Предложенные Устиновым меры — скажем, взятие заложников — широко использовались нацистами во многих оккупированных странах Европы и на территории СССР. Конечный эффект фашистских репрессий также был отрицательный. Беда ждет страну, где начальники открыто попирают право и соревнуются самое отвратительное преступление против человечности.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera