Сюжеты

ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ СТАЛИ ДЕМОНСТРАТИВНЫМИ

<span class=anounce_title2a>ТОЧКА ЗРЕНИЯ</span>

Этот материал вышел в № 81 от 01 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Осмысление социально-политических проблем обычно идет по методу аналогии. Резкое похолодание политического климата сразу заставляет вспомнить о мрачном периоде нашей истории, связанном с репрессиями.Конечно, пока две ситуации — ту и...

Осмысление социально-политических проблем обычно идет по методу аналогии. Резкое похолодание политического климата сразу заставляет вспомнить о мрачном периоде нашей истории, связанном с репрессиями.

Конечно, пока две ситуации — ту и нынешнюю — сравнивать сложно: размах не тот. Но атмосфера на «круглом столе» «Политические репрессии в современной России», прошедшем недавно в Независимом пресс-центре по инициативе межрегионального благотворительного комитета «За права человека», все равно была очень тревожной. Правозащитники, адвокаты, экономисты, политики, культурологи вывели закономерности, заставляющие опасаться, что история повторяется не только в виде фарса. Не верите — найдите десять отличий.

Полномасштабный советский тоталитаризм начался в конце двадцатых годов — после того как разногласие с большинством ЦК ВКП(б) стало трактоваться как тяжкое государственное преступление. Высылки нескольких троцкистов, процесс Рамзина, процесс Промпартии. Молчаливое согласие людей, грифы секретности на всех делах и как следствие — всеобъемлющий страх и безнаказанный Большой Террор.

Сейчас полузабытое прошлое снова становится реальностью. ФСБ возвращается к традиционной деятельности — массовой фабрикации дел о шпионаже, разглашении гостайны, уголовным преследованиям по политическим мотивам. Первые робкие попытки политрепрессий скандально провалились («дело Никитина», «дело Сойфера», первый процесс Пасько). Во многом потому, что общественное мнение было на стороне преследуемых, пресса и суд были еще достаточно независимы. Александр Никитин, Григорий Пасько и Игорь Сутягин были официально признаны политическими заключенными на международном уровне.

Сейчас же политические процессы стали открытыми, если не сказать демонстративными. «Дело «ЮКОСа» получило невиданную огласку, превратилось в показательную казнь. Избирательный характер применения закона к Лебедеву и Ходорковскому — прямое доказательство репрессивности нынешней правоохранительной и судебной системы.

А то, что слово «олигарх» всего за год превратилось в ругательство, доказывает, что репрессии еще и прикрываются идеологически, с помощью манипулирования общественным мнением.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera