Сюжеты

В МЕЩАНСКОМ СУДЕ ГЕНПРОКУРАТУРА НЕ МОЖЕТ ОБРЕСТИ ГАРМОНИЮ СО СВИДЕТЕЛЯМИ ОБВИНЕНИЯ

<span class=anounce_title2a>СУД ДА ДЕЛО</span>

Этот материал вышел в № 81 от 01 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В Мещанском суде продолжается процесс по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. В Мосгорсуде присяжные судят сотрудника «ЮКОСа» Алексея Пичугина. Суды идут размеренно: свидетели проходят, не оставляя доказательств вины...

В Мещанском суде продолжается процесс по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. В Мосгорсуде присяжные судят сотрудника «ЮКОСа» Алексея Пичугина. Суды идут размеренно: свидетели проходят, не оставляя доказательств вины подсудимых.

Вялые допросы перемежаются диспутами между адвокатами и обвинением. Стороны выясняют, например, где находится остров Мэн. Прокурор Дмитрий Шохин по-прежнему часто восклицает: «Свидетель, вы понимаете мой вопрос?!».

В понедельник 25 октября исполнился год с момента ареста Михаила Ходорковского. По этому поводу дюжина молодых людей устроила пикет напротив здания суда на Каланчевской улице. Люди мерзли, украшенные бантами геральдических цветов «ЮКОСа», с плакатами в руках: «Свобода новой России начнется со свободы Ходорковского и Лебедева». Между тем суд допросил четырех человек.

Свидетель Коротков (бывший работник банка «Менатеп») сообщил, например, что в апреле 2004 года его вызывали в Генпрокуратуру на допрос, то есть тогда, когда расследование уже было закончено, а дело передано в суд. Что абсолютно незаконно.

В четверг 28 октября допросили бывшего исполнительного директора совместного российско-швейцарского предприятия «Рашн траст энд трейд» Гитаса Анилиониса. Свидетель пришел с охраной, чем вызвал некоторый интерес.

Генпрокуратура полагает, что это совместное предприятие было базой для создания «преступной группы Ходорковского—Лебедева» и использовалось для махинаций с подставными фирмами и акциями приватизируемых предприятий. Анилионис, однако, заявил, что подсудимые «практически не оказывали» влияния на работу «Рашн траст энд трейд».

Свидетель был немногословен, и гособвинители попросили у суда возможности прочитать вслух протоколы, чем в течение двух часов и занимали присутствовавших. Зал оживился: следователь Каримов вопросы свидетелю формулировал затейливо:

— Почему Тарахненко не стал Алексаняном? (Сергей Тарахненко — один из юристов «Менатепа», а Василий Алексанян — это начальник юридического управления НК «ЮКОС», он представляет интересы Лебедева в этом процессе.).

Или, например:

— Кто в «ЮКОСе» исполнял функции держателя ключей?

Во время чтения выяснилось, что номера страниц не совпадают с имеющейся у адвокатов копией дела, в связи с чем Генрих Падва сделал вывод: после изучения защитой материалов дела Генпрокуратура внесла в документы изменения.

 

В то же время в Мосгорсуде за закрытыми дверями судили сотрудника «ЮКОСа» Алексея Пичугина. За месяц слушаний допрошены трое потерпевших и четырнадцать свидетелей. Причем пятеро из них — люди, осужденные на большие сроки лишения свободы.

Потерпевшая Ольга Костина в суде ничего не сказала о причастности Алексея Пичугина к взрыву возле дверей квартиры ее родителей. Она и ранее говорила о том, что о существовании Пичугина узнала только от следователей Генеральной прокуратуры. Допрошенный в качестве свидетеля отец Костиной Николай Чистинков заявил суду, что причины инцидента следует искать в отношениях дочери с московскими чиновниками, а вовсе не с «ЮКОСом».

Виктор Колесов, подвергшийся в 1998 году нападению, сообщил присяжным, что считает происшедшее обычным ограблением, а «ЮКОС» тут ни при чем.

Доказательная база Генпрокуратуры трещит по швам, а присяжные недоумевают, что же происходит. Ведь, не считая пожизненно осужденного за грабежи, убийства и изнасилования Игоря Коровникова и еще нескольких уголовников, никто не дал показаний против Пичугина.

«Новой газете» стало известно, что председательствующий судья Наталия Олихвер пытается убедить присяжных в том, что они читают газеты, и в том, что газетные статьи оказывают влияние на их позицию. Во вторник 26 октября она заявила присутствующим, потрясая пачкой газет:

— Я думаю, что информация исходит от вас. У нас закрытое заседание, и вы предупреждены об уголовной ответственности. Так вот, если еще одна заметка о деле Пичугина будет опубликована, я распущу коллегию присяжных!

Почему-то этот выпад был адресован адвокатам Пичугина. Но следует отметить, что в зале находились и другие люди, несомненно, тоже заинтересованные в установлении истины…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera