Сюжеты

МАДАМ! ПОЖУЕМ ПРИ СВЕЧАХ?..

<span class=anounce_title2a>СЮЖЕТЫ</span>

Этот материал вышел в № 81 от 01 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Надо честно признать: мы не пишем про личную жизнь каждого своего обозревателя. Но когда объект привязанности нашего обозревателя обладает двумя изящнейшими рогами, ушами вразлет и ногами, которым позавидовала бы любая фотомодель, — мы...

Надо честно признать: мы не пишем про личную жизнь каждого своего обозревателя. Но когда объект привязанности нашего обозревателя обладает двумя изящнейшими рогами, ушами вразлет и ногами, которым позавидовала бы любая фотомодель, — мы просто не можем удержаться…

 

Твигу (по-масайски это значит просто «жираф») привезли на рассвете. Девочка оказалась юна, стройна и длинноуха. И очень застенчива: убеждать ее выйти из клетки, где она провела всю дорогу, пришлось целых полчаса.

Приехала заморская невеста из заповедника в штате Огайо, выдержав строгий конкурсный отбор. Налицо все жирафьи 90—60—90 плюс два с половиной метра в высоту, плюс римский профиль и ресницы, поднимающие ветер. В общем, хороша…

 

Жирафье счастье

Жираф — это торжество профиля. В фас жирафа практически нет: болтаются в небе лохматые уши да хлопают длиннющие ресницы. И только в двух метрах под ними перебирают по земле длинные ноги.

Когда откуда-то из-под потолка вольера на тебя наплывает рогатая башка Самсона, перед глазами поневоле проносится вся прошедшая жизнь. Но потом на башке становятся заметны два добрых влажных глаза, радостный оскал и несколько шишек. Две шишки торчат над ушами и называются рогами. Остальные разбрелись по всей физиономии, а на щеках — морщины. Между пятнами у Самсона фактически седина.

Когда-то Самсон, фигурально выражаясь, выл от одиночества и снисходил (в буквальном смысле) до дружбы с местным котом. Потом появилась американская невеста Люба. Была любовь. Потом она умерла… Не любовь — Люба. Теперь появилась Твига. Любовь вернулась.

Пока Самсон и невеста — в соседних вольерах. Самсону одиннадцать, мужчина взрослый, одинокий… сами понимаете. А Твига — малолетка. Год и три месяца всего. По людским меркам, только в школу пора идти. Вот пройдет еще года два-три и наступит у Твиги… взрослость, в общем.

Людей к себе Твига не подпускает. Даст дотянуться до бархатного носа, фыркнет струей воздуха из ноздрей — и в сторону.

Зато Самсона Твига признала безоговорочно. Раньше, когда с неба еще не лилась всякая гадость, называемая осенним дождем, Самсон целыми днями пропадал на улице, дышал свежим воздухом и благосклонно жевал знаки внимания посетителей. Твигу на улицу не пускали: карантин. Так вот, оставлял Самсон подругу в одиночестве на целый день. Твига нервничала, билась о стенки вольера и теряла аппетит. Но стоило Самсону вернуться — тут же успокаивалась.

Ест Твига, кстати, как птичка: неполное ведро овощей плюс немного сена. Вот Самсон уминает два ведра и может больше.

Самое большое лакомство для жирафов — лук. Но Твигу поначалу пытались кормить комбикормом. Отказалась…

Сейчас жирафы общаются через решетку. Подходят с двух сторон — и тычутся длинными усатыми носами, облизывают друг друга и, наверное, шепчутся.

 

Гарем за решеткой

Жирафников в Московском зоопарке два. Пока Самсон и Твига готовятся к медовому месяцу, во втором жирафнике разыгрывается большая и, мы бы даже сказали, человеческая драма.

Шесть лет жила в зоопарке счастливая семейная пара, коренные африканцы Кейптаун (он же Кеп) и Зимбабве (для друзей — Зина).

Жили хорошо и дружно, только детей, как в сказке, у них не было. Решили работники зоопарка, что надо помочь. Поймите правильно: получиться-то получилось, только что — пока непонятно. Беременность у жирафих длится полтора года. Поэтому решили подстраховаться: в конце сентября в жирафник привезли пополнение — двух южноафриканских дам, юных, прекрасных и пятнистых. Гарем, проще говоря.

Дамы обустраиваются, осваиваются, заигрывают с Кепом через решетку вольера. Что думает Зина о мужнином гареме, пока не известно. Но к Кепу стала внимательнее.

Между супругами — широкая кормушка. Кеп с одной стороны в нее голову опускает, Зина — с другой. А потом — ррраз — и незаметно носом к голове мужа прижмется. Словно случайно.

Демонстрировать нежность жирафы могут по-всякому. Можно шеей к шее прижаться. Ногой игриво наподдать. Можно, простите, хвост полизать. А семейная идиллия — это когда даже сено пережевываешь синхронно.

…Жираф — животное серьезное. Первым нападать не будет, но если надо вступиться за даму — полетит на обидчика, выставив мускулистые передние ноги.

Однажды влез в вольер с жирафами какой-то глупый примат. Не то чтобы влез — так, пешком зашел. Так вот, изобразила Зина, что испугалась. Ну мы-то знаем, что дамы так кокетничают. А Кеп — не понял, что это кокетство. Ринулся ногами вперед на обидчика. Как тот успел улететь обратно через забор — зоопарковские работники до сих пор удивляются. Человек жирафу не то чтобы по колено — он ему по пояс примерно.

…А в зоопарке все — как всегда. Еноты стоят на задних лапах, выпрашивая подачку. Тюлень медитирует, распластав ласты, белый медведь поворачивается к посетителям толстым желтым задом, пряча голову, как отъявленный страус. А приматы фотографируют всех, кто не успел убежать.

Рядом с жирафами живет козел. Винторогий. Рога, между прочим, — штука очень удобная не только чтобы на стенку над камином вывешивать. Ими можно чесать спину (если откинуться назад) и отпугивать приматов (если наклониться вперед). Над козлом табличка: «Иванов Петр Сидорович» (фамилия изменена). И ниже: «Опекает винторогого козла».

У входа в зоопарк — надпись: «Сотрудникам МВД и ФСБ льгот на вход нет». И правильно!

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera