Сюжеты

КРАСНЫЕ КАРТОЧКИ — СУДЬЯМ

<span class=anounce_title2a>СПОРТ</span>

Этот материал вышел в № 82 от 04 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Нынешний футбольный сезон богат на разнообразные происшествия с арбитрами. Их избивают после и во время матча. Их обзывают самым изысканным образом. Их обвиняют в продажности и, мягко говоря, некомпетентности…Арбитры, в свою очередь,...

Нынешний футбольный сезон богат на разнообразные происшествия с арбитрами. Их избивают после и во время матча. Их обзывают самым изысканным образом. Их обвиняют в продажности и, мягко говоря, некомпетентности…

Арбитры, в свою очередь, предпочитают инциденты не комментировать. Их интервью похожи на речи дипломатов. Поэтому мы решили обратиться за разъяснениями к бывшему главе судейского корпуса футбольной России Сергею ХУСАИНОВУ. То, что он рассказал нам, заставляет по-иному взглянуть на все происходящее.

 

— Чемпионат прошел незаметно: мизерное количество матчей соответствовало должному уровню — парадоксально, ведь деньги вкладываются огромные, а реальной отдачи нет. Взять хотя бы «Спартак»: за те 12 миллионов, которые он потратил на покупку Кавенаги, его школа могла бы выпускать по три талантливых парня в год.

— Вы относительно недавно возглавляли российский судейский корпус, поэтому естественный вопрос: а уровень судейства?

— Мы были первыми, кто организовал самостоятельную юридическую организацию под названием «Коллегия футбольных судей». (Сейчас это «Коллегия футбольных арбитров».) Так вот, я еще тогда говорил, что нам нужно обеспечивать себя самим, а не заглядывать в карманы клубов, не выпрашивать монету за проделанную работу.

Я поднимал вопрос, чтобы мы имели право нести рекламу. Помнится, попросил у одного из руководителей РФС четыре рекламных щита на матчи сборной. На что в ответ услышал: пожалуйста, покупайте. Я говорю: подождите, мы ж только открылись, дайте нам хоть на ноги встать. В ответ: купите у нас за пять, а продайте за шесть.

Вот такое отношение. Оно объяснимо: футбольные руководители хотели бы, чтоб судейский корпус был управляемым, чтоб по отношению к нам действовало телефонное право — кого на какой матч назначить. Как только я вступил в должность, для меня открылись поразительные моменты.

— Например?

— До моего прихода существовала комиссия назначений. В ней состояли чиновники — сотрудники аппарата ПФЛ, а представителей клубов не было.

— Но ведь это же благодатная почва для коррупции…

— Вы абсолютно правы. Это была коррумпированная система. Ко мне начали приезжать уважаемые люди, тренеры: мол, у нас задача вот такая, нам бы хотелось… Я говорил: «Хорошо, у нас с вами неплохие отношения, а как же с другими? Как вы себе представляете ситуацию, когда я у вас беру определенную сумму и пытаюсь исполнить ваш «госзаказ»?» Ведь «госзаказ» клуба заключается в том, что на матчи определенной категории сложности необходимо назначить конкретных людей. Тех, кому доверяете. Прикормленных, «своих», как угодно называйте…». А мне отвечают: да, именно так, как и было до вас. Назывались конкретные цифры: сколько американских рублей в месяц получали сотрудники аппарата ПФЛ, входившие в комиссию назначений. И мы ее ликвидировали. Стали использовать компьютер.

— А вам не кажется, что сегодня наши футбольные деятели смогли «договориться» и с компьютером?

— Конечно. Можно определенные поправочки в программу внести — и данный арбитр не обслуживает конкретный матч. Это не мое предположение. Просто так и есть.

Возьмите календарь. Пятнадцать домашних матчей. Команда, чтобы получить желаемый результат, спонсирует из-под стола бригаду арбитров. Даже по тем временам десять тысяч за игру — это не разговор. Я им тогда предложил: «Вы деньги из-под стола выньте и бросьте в мой мешок. А мы сами решим, кого премировать, кого нет». Не пойдут на это никогда, хотя логика странная. Дома подкинули арбитру — три очка взяли, а на выезде жалуются, дескать, «убили» команду. А чего жаловаться, если играют друг против друга, используя одни и те же приемы?

— Сейчас что-то изменилось?

— Нет. Вы посмотрите содержание игр. Как только начинается второй круг — все: пошло и поехало.

— Возможно ли что-то изменить?

— Пока — утопия. Ведь любой клуб — структура, бо€льшая часть которой скрыта от постороннего взгляда. Со сложившейся непрозрачной системой финансирования, взаимоотношений, взаимозависимостей — и футбольные менеджеры, и президенты просто договариваются между собой.

Сейчас российский футбол, грубо говоря, — карточный стол, за которым собрались великие шулеры. Собираются и играют. И никакое законодательство им помешать в этом не может.

— Этот сезон, наверное, рекордсмен по количеству нападений на арбитров за пределами поля…

— Я всегда говорил арбитрам: всех денег не заработаешь, думайте о чести и достоинстве, не вмешивайтесь в распределение очков. Как только вы начнете этим заниматься, сразу начнутся проблемы. Помню, «Зенит» по итогам какого-то матча возмущался арбитром Баскаковым. Отвечаю им: «Извините, а вспомните прошлый год». Тогда Баскаков в еще более изощренной форме сотворил нечто с противником «Зенита», и питерцы утверждали, что он прекрасно судит. Сами клубы породили эту систему. Хоть арбитров били-то не клубы. А, скажем так, болельщики. Клубы, получается, виноваты лишь в том, что не смогли обеспечить безопасность судьи после матча. И все… Просто есть те, кто инвестирует средства и не может понять, что арбитр далеко не всегда крайний, когда их команды проигрывают.

— А как же Колосков, находящийся сейчас в «подвешенном» состоянии?

— Он предпринимает какие-то шаги. Например, сообщил, что договорные матчи есть. Огромный шаг. Два года назад об этом он ни слова не говорил. Я ни в коей мере не осуждаю Вячеслава Колоскова. Он действительно очень умный руководитель.У него большой опыт. С другой стороны, он не всегда использовал эти свои качества и связи на благо российской национальной команды.

— Кто сейчас назначает арбитров?

— Исполком РФС утверждает перед сезоном всех поименно, а комиссия назначений отправляет на конкретные матчи. Вернулись к тому, что было. Там нет представителей клубов. Но… Это орган, который, по существу, выполняет заказ и волю клубов.

— Отдельных клубов?

— Конечно. Не могу говорить конкретно, когда нет доказательств. Можно лишь домысливать. Взять, условно, «Зенит». Петржела жалуется, Виталий Мутко в свое время жаловался… Но давайте посмотрим на клуб во времена правления Виталия Леонтьевича премьер-лигой и судей, которые обслуживали матчи этого клуба. Вы увидите очень узкий круг арбитров. Это — самое большое, что может пожелать себе команда. Игроки привыкают к манере судейства….

— В то время главой премьер-лиги был Виталий Мутко. Сейчас — президент ЦСКА Евгений Гинер…

— Ничего не могу сказать по этому поводу. Сейчас судейским корпусом руководит представитель Петербурга. С его приходом в нашем футболе появилось большое количество питерских арбитров. Начали бить и встречать арбитров после игры. Оно-то, конечно, и раньше было, но вот вы и сами говорите, что в последнее время подобные инциденты подозрительно часто стали приключаться.

— Много интриг в судейском корпусе?

— Я был отстранен по анонимному анкетированию руководителей клубов ПФЛ. На том заседании присутствовали три представителя высшей лиги, все остальные — из низших дивизионов, в которых я никогда не судил. Да, у меня тоже, что называется, было тепленькое кресло: ко мне приходил, например, внештатный представитель клуба — три миллиона долларов от трех команд. Я спрашиваю: «Цель?». В ответ: «Высшая лига». Я спрашиваю: «Как ты это себе представляешь?». Он: «Есть три клуба — им нужны места в высшей лиге». Отвечаю: «Но ведь в высший дивизион выходят только две команды». Тот: «Давай сначала возьмем, потом разберемся…». Этот человек просто посредник, но он вхож в судейский корпус.

— Есть мнение, что если тебе настучали по голове, то это, за небольшим исключением, означает: или взял деньги не у тех, или не выполнил серьезного обещания. По отношению к арбитрам действует тот же принцип?

— Конечно. Но есть «выход»… Ты пообещал — и не выполнил. Должен вернуть премию. Тогда ты можешь выдвинуть встречное предложение: я вам еще пригожусь. Команда не протестует. Да, она потеряла, но рассчитывает на будущее. Ждут подходящего матча, где тот арбитр, что называется, отрабатывает «субботник». После этого никаких претензий — долг вернул. И навести порядок, как мне сказал один из очень авторитетных людей, вкладывающий душу и деньги в наш футбол, невозможно. Дословно: «Ничего ты не изменишь. Потому что у многих арбитров за годы их работы сложились определенные отношения с клубами. И — я тебя уверяю — у каждого из них за спиной целый мешок с «долгами» перед командами. Они его носят из одного сезона в другой. С другой стороны, и клубы имеют такие же мешки долгов перед арбитрами». Тогда я пропустил это мимо ушей.

А потом однажды ко мне подходит арбитр и говорит: «Прошу назначить меня на такой-то матч. Я в этом году судить заканчиваю». Я говорю: «Понимаешь, у нас же компьютер все решает». Он говорит: «Так сделай так, чтобы компьютер меня определил». Я: «У тебя проблемы, может быть, какие-то?». Он спокойно: «Да долги собрать надо, я ж вам говорю, что судить заканчиваю».

Из одного футбольного поколения в другое это ходит. Раньше думали, что подобное происходит из-за маленьких судейских зарплат. Подняли. Ничего не изменилось, просто вместе с этим выросли ставки «премий» от клубов. Вот и все.

— В прошлом году цена договорного матча колебалась от 300 до 500 тысяч долларов. А какова «такса» сейчас?

— Если учесть, что выросли бюджеты клубов и грандиозные покупки, то можно предположить: ставки выросли. Все зависит от важности матча.

— На ваш взгляд, каков процент мотивированных судей в нынешнем российском чемпионате?

— Мне кажется, что немотивированных арбитров уже не осталось. Вы понимаете, когда началась эта бойня, «расстрел» арбитров с помощью анонимного анкетирования, мы были еще командой, прошедшей солидные турниры. Тогда в высшую лигу арбитры попадали только высочайшего класса. Была корпоративность. Потом были разброд и шатания. Стало возможным попадание в высший дивизион не по классу, а по чьей-то рекомендации. Судьи стали понимать: надо кому-то давать. А раз дал — значит, нужно и брать.

Иногда бывали случаи, когда арбитр ехал на игру и думал, что будет работать на обычном матче. Приезжал. На месте выяснялось, что обслуживать ему придется «заказ». К арбитру подходил администратор принимающей стороны и говорил: «Тебе в Москве уже дали, объяснили, какой результат должен быть? Ты же не просто так сюда приехал, это комиссия по назначению тебя направила».

Еще раз говорю, посмотрите на систему клуб — судья. Вы увидите, что многие команды обслуживает очень узкий круг арбитров, и у этих клубов все нормально.

Для меня очень огорчительно наблюдать, когда те ребята, которые вырастали на моих глазах и стали очень большими арбитрами, ломаются. Я видел это, и не раз. Ломались в профессиональном плане. Там пожалел — карточку не дал, там — странный «офсайд» поднял, и становится понятно, что идет исполнение заказа. Из профессиональных судей люди превращаются в профессиональных исполнителей заказа. И при этом безопасность гарантирована — везде свои люди, никто тебя от судейства не отстранит.

— Значит, вертикаль коррупции выстраивалась давно?

— Конечно. И закончилось все тем, что по анонимному анкетированию отстранили меня. Помнится, сотрудник ПФЛ радостно так мне сообщает: «Вы знаете, вы попали». Радостно потому, что он как сотрудник лиги выполнил заказ руководства — отстранить Хусаинова. Я не говорю, что был великим арбитром. Но был достаточно квалифицированным, 17 сезонов в высшей лиге отработал. И после моего отстранения молодые судьи посмотрели на все это и сказали себе: раз даже Хусаинова расстреливают, то нас даже спрашивать никто не будет. Значит, нужно жить по понятиям — ПФЛ правит бал, а РФС не заступился.

И сейчас это только выходит на новый уровень. Существуют негласные указания от руководства судейского корпуса.

— Что-то все это напоминает нынешнюю политическую ситуацию в нашей стране…

— Именно так. Футбол есть отражение положения дел в целом в государстве.

— Обидно, что футбол превращается в фарс?

— Больно. Как мне рассказывали, один чудак сделал в букмекерской конторе индивидуальную ставку: в официальном матче на конкретной минуте игрок N будет заменен. Так и получилось.

— Сколько в году «договорок» было?

— Вы знаете, грешен — мало смотрел, потому что нередко перед игрой знал, как она закончится. А когда потом интересовался содержанием матча, мне говорили: «Убили».

— А «сдали» не говорили?

— Сдавали только в нескольких матчах. Знаете, сейчас так грамотно стали договариваться с судьями, что арбитры вроде бы и ни при чем.

— В историю с Чепелем из Калининграда* и его прослушкой верите?

— А как не верить, если все документально доказано? Сомнений в этой истории нет.

— Это стандартные переговоры?

— Да.

— И для премьер-лиги?

— Да.

— Как часто происходят?

— Всегда, когда какая-то команда оказывается в тяжелой ситуации. Вылететь из премьер-лиги легко, вернуться — тяжело. Как говорится, лучше переплатить и остаться в премьер-лиге, чем вылететь и на следующий сезон вести борьбу за победы в первом дивизионе. Последнее оказывается в целом гораздо дороже.

— Вы читаете выходящие периодически в «Новой» серии «Бугров на поле» — сказки про некую мифическую премьер-лигу и контролирующих ее криминальных авторитетов?

— Да. Издавайте ее. Серьезно. Чтобы хоть аллегорическим языком воссоздать реальную ситуацию.

 

*Дмитрий Чепель – бывший глава ФК «Балтика» (первая лига). Ушел в отставку после опубликования записи якобы его телефонных «переговоров» по поводу «сдачи-покупки».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera