Сюжеты

ГОЛОДНЫЙ НАРОД О ДЕМОКРАТИИ ДУМАЕТ В ПОСЛЕДНЮЮ ОЧЕРЕДЬ

<span class=anounce_title2a>ПЕРВЫЕ ЛИЦА</span>

Этот материал вышел в № 83 от 11 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

«Вы жестко выстроенная газета. Вы жестко преследуете любое отступление власти от демократии, несмотря на то что она, может, не является главным продуктом в потребительской корзине моих сограждан. Скоро 5 лет — в декабре — как Путин пришел...

«Вы жестко выстроенная газета. Вы жестко преследуете любое отступление власти от демократии, несмотря на то что она, может, не является главным продуктом в потребительской корзине моих сограждан. Скоро 5 лет — в декабре — как Путин пришел управлять страной.

Ну дайте пару точек зрения. «За» и «против». Никто вас при вашей той самой жесткости

и упрекнуть в лести, допустим, не сможет. Но ведь интересно:

1. Вы-то готовы к разным точкам зрения? Опубликовать, допустим, чуждую для вас позицию? Или нет?

2. Подозреваю, что Путин чувствует, что надо народу, лучше, чем вы, но лучше ли то народу — я не знаю. Пусть все и говорят.

С уважением, Геннадий Туманян, студент. Томск»

 

ОТ РЕДАКЦИИ

«Пятилетка Путина — плюсы и минусы». Под этой рубрикой до конца декабря мы будем публиковать дискуссионные материалы о деятельности президента. Премьера рубрики сегодня.

 

 

Почему государство возвращается на «командные высоты» в экономике?

 

Недавно социологи Института комплексных социальных исследований Российской академии наук (ИКСИ РАН) опубликовали результаты сравнительного изучения предпочтений россиян в 1998 году и сейчас.

Выводы ученых, хоть и были предсказуемы, производят тем не менее сильное впечатление. Так, если в 1998 году 20,9% россиян поддерживали идею создания эффективной рыночной экономики, то в 2004 году таковых стало на четверть меньше — 15,5%. При этом количество граждан, выступающих за обеспечение личных свобод, практически не изменилось: в 1998 году их было 15,0%, в 2004-м — 15,2%. Зато вдвое увеличилось количество тех, кто считает, что Россия должна стать великой державой XXI века: с 8,9% в 1998 году до 17,3% в 2004 году.

А самой главной целью развития страны подавляющее большинство считает повышение качества жизни: за это выступали 54% опрошенных в 1998 году, а в 2004-м — еще больше: 60,9%.

Цитата из аналитического доклада социологов: «независимо от возраста и степени «продвинутости» мировоззрения основная масса россиян предпочитает видеть доминирование государственной собственности или государственного управления… в большинстве отраслей экономики».

 

Богач, бедняк…

Причина столь прохладного отношения большинства россиян к частному бизнесу очевидна: примеров пренебрежения предпринимателей какими бы то ни было интересами, кроме своих собственных, узкокорыстных, — хоть отбавляй. А примеры социально ответственного отношения бизнесменов к стране, в которой они живут и работают, приходится рассматривать через большое-большое увеличительное стекло.

Еще немного цифр. Государственная статистика обнародовала данные об увеличивающемся разрыве между доходами самых бедных и самых богатых слоев населения. Если в позапрошлом году 10% самых богатых людей России получали в 13 раз больше, чем 10% самых бедных, то в 2003 году разрыв увеличился до 14 раз, а в октябре нынешнего года он составил уже 15,2 раза. Из мировой практики известно: пятнадцатикратная разница в доходах чревата социальными потрясениями.

Владимир Путин, получив страну в состоянии, близком к полному развалу, практически весь первый президентский срок потратил на «пожарные» меры, направленные на сохранение государства как такового. Укрощение региональных баронов-губернаторов, зарвавшихся олигархов, построение вертикали исполнительной власти — с помощью этих методов процесс распада государства удалось остановить. После чего настало время заняться строительством нового государства. Какого?

Об этом многократно заявлял сам В. Путин: сильного, современного, демократического. Государства, конкурентоспособного во всех сферах жизнедеятельности. Цель, поставленную главой государства, никто не оспаривает. Споры идут вокруг того, каким путем двигаться к заявленной цели.

 

Другого народа у нас нет

Есть путь идеалистический: взять да и нарисовать некую идеальную модель государства, а потом загонять в нее все, что туда не укладывается. Вполне большевистский подход, который, помимо всего прочего, плох еще и тем, что совершенно нереализуем. Ну просто невозможно в модели предусмотреть абсолютно все. И главное — где же взять идеальный народ, который подошел бы к этой идеальной модели?

Уж на что железной рукой коммунисты тащили людей в светлое будущее, а и у них ничего не получилось. У радикальных демократов получилось бы еще хуже: они уже почти добились прямо противоположного результата. Страна стояла на грани либо распада, либо жесточайшей диктатуры.

Есть и другой путь. Считаться с народом, какой уж он есть. И постепенно готовить условия для демократии. И вот этот-то путь и избрал В. Путин. Первейшее условие для любой демократии — покончить с нищетой. Нищие о политических свободах думают в самую последнюю очередь. Отсюда — постоянное пристальное внимание и самого президента, и правительства к проблемам выплаты пенсий и зарплат бюджетникам, к борьбе с бедностью. К слову: с начала 2004 года задолженность по зарплате в стране сократилась на 37%, или на десять миллиардов рублей. Генеральная прокуратура потребовала от своих региональных органов жесткого контроля за выплатами зарплат, и это уже дало некоторые результаты — сотни нерадивых руководителей лишились своих должностей, а кое-кто попал под уголовное преследование.

Но это — лишь одна из срочных, «пожарных» мер. Проблему надо решать системно, на куда более высоком уровне.

Люди в нашей стране за многие-многие века привыкли надеяться на барина, на царя-батюшку, на хозяина и на начальство. И никакие революции ничего тут не поменяли. Бросить неподготовленных и не обученных плавать людей в бурное море рыночной экономики — все равно что сознательно утопить их. Что и продемонстрировали мошенники из десятков и сотен финансовых пирамид наподобие МММ. Разгул рыночной вольницы, когда государство фактически самоустранилось от контроля за экономикой, привел к закономерному результату: воровали все кто мог, а государственная казна катастрофически пустела. Правительство все больше брало в долг и у международных финансовых организаций, и на внутреннем рынке (пресловутые ГКО). А потом грянул август 98-го года — дефолт. Вторично наступать на те же грабли В. Путин не стал.

 

Государство: я отвечаю за все!

Главное богатство страны — ее недра, нефть и газ. И не случайно реформа «Газпрома», о которой так много говорили в последние президентские годы Б. Ельцина, при В. Путине стала непопулярной темой.

А в 2004 году власти пошли еще дальше и объявили о слиянии «Газпрома» и «Роснефти». Тем самым убивают сразу двух зайцев: во-первых, государственный пакет акций «Газпрома» увеличивается до размеров контрольного; во-вторых, создается мощнейшая государственная нефтегазовая корпорация. Можно смело предположить, что отныне все конкурсы и тендеры на новые месторождения в России будет выигрывать именно «Газпромнефть» — у всех прочих нефтяных компаний не хватит сил конкурировать с ее финансовыми и административными ресурсами.

Госкомпания «Транснефть» прочно удерживает монополию на магистральные нефтепроводы — это еще один очень важный элемент государственной стратегии, направленной на установление госконтроля в наиболее значимых отраслях экономики. О том, что такая стратегия существует и осуществляется вполне осознанно, свидетельствуют перемены, происходящие в банковском секторе.

Резкое усиление позиций государственных Сбербанка, Внешторгбанка и Внешэкономбанка при одновременном выдавливании с рынка мелких и средних банков (летний банковский «кризис доверия» — лишь одно из внешних проявлений такой политики) — это не что иное, как формирование новой трехуровневой банковской системы: Центральный банк — госбанки — коммерческие банки. Таким образом государство намерено установить контроль за кровеносной системой экономики, как принято называть банки.

Еще один инструмент, с помощью которого государство возвращает себе влияние на экономику, — контроль за движением денег, финансовый мониторинг. В Госдуме готовятся законопроекты, по которым любые подозрительные финансовые потоки будут пресекаться автоматически. И хотя делается это под предлогом необходимости борьбы с финансированием террористов, эффект от нововведений почувствует на себе в первую очередь та часть экономики, которая привыкла не платить налоги и действовать в тени.

Одновременно суды признают незаконность «схем оптимизации налогов», которые широко использовались компаниями еще два-три года назад.

Можно было бы привести примеры и из других отраслей экономики, и все они будут показывать одно: государство берет под свой контроль «командные высоты». Это не национализация и не экспроприация — это завершение периода рыночной анархии. Власти намерены устанавливать правила игры и хотят иметь инструменты влияния на участников игры. Без этого проблему бедности в нашей стране не решить никогда. Если люди ждут от государства, что оно поможет им выжить в тяжелые времена, поможет приспособиться к новым условиям существования, то государство должно иметь для этого ресурсы.

Таким образом В. Путин создает необходимые экономические условия для дальнейшего развития политической системы страны, для развития демократии. О том, что он еще сделал в этом направлении, — в следующих публикациях под рубрикой «Пятилетка Путина».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera