Сюжеты

«ВЫ ЕЩЕ ЖИВЫ?»

<span class=anounce_title2a>ОБСТОЯТЕЛЬСТВА</span>

Этот материал вышел в № 83 от 11 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В ночь на 4 ноября произошла внеплановая остановка второго энергоблока на Балаковской АЭС. С официальными разъяснениями представители спасательных служб выступили почти через сутки после происшествия, и то лишь по районному телеканалу....

В ночь на 4 ноября произошла внеплановая остановка второго энергоблока на Балаковской АЭС. С официальными разъяснениями представители спасательных служб выступили почти через сутки после происшествия, и то лишь по районному телеканалу. «Сарафанное радио» оказалось гораздо оперативнее: к утру 5 ноября в центральных аптеках Саратова, Самары, Пензы, Саранска скупили весь йод, а в Пензенском зоопарке животным выдали молоко и красное вино.

 

Познакомиться с масштабами происходящего мне помогли SMS-сообщения. Ранним утром пятницы пензенские знакомые поинтересовались, жив ли еще Саратов, и на всякий случай попрощались, рекомендовав принять перед отправкой в лучший мир немного йода. Как выяснилось, йодсодержащие препараты закончились в пензенских аптеках еще ночью.

«Первые испуганные покупатели появились около 22.00. Смели все — от простого раствора до дорогих биологических добавок. Люди шли всю ночь (наша аптека — дежурная). Сейчас очередь начинается на улице. Ждем, когда привезут новый товар», — говорит заведующая пензенской аптекой № 3 Мария Шмарьян.

Испуганные покупатели рассказали, что родственники из Балакова по телефону сообщили им о взрыве реактора на БАЭС. Всю ночь Мария Александровна следила за теле- и радионовостями и, не услышав официальных разъяснений, с утра отправилась на городской рынок. По словам заведующей, «весь базар только об этом и говорит». Пензенцы советуют друг другу принимать йод и по таблетке активированного угля каждый час.

Пензенский зоопарк поднялся на защиту от мирного атома благодаря журналистам. Местная газета поинтересовалась, как администрация намерена спасать зверей. Ученые безуспешно пытались получить совет в региональном подразделении природоохранной службы и решили подстраховаться сами. «Мы приняли меры, которые обычно используем при наступлении сильных морозов и эпидемии гриппа», — говорит ученый секретарь зоопарка Татьяна Красноносова. Обезьянам выдали по чайной ложке красного вина, а семейству кошачьих — по литру молока.

География паники росла с каждым часом. Скупка йода началась в райцентре Сердобск и в Саранске. Жители Самары забрали детей из детсадов и задраили дома форточки. Саратовцы добавили в антиатомное меню лимоны и водку. В поликлиниках выстроились очереди к эндокринологам. Медики советуют не принимать йод внутрь, а мазать шею и грудь — независимо от работы АЭС это полезно для профилактики дефицита минералов и мастопатии. К полудню появились пострадавшие — двое горожан отравились, выпив слишком много йодсодержащих таблеток.

Первыми последствия аварии ощутили балаковцы. «Весь город сидел у телефона. Звонили с утра 4 ноября до утра 5-го», — рассказывает председатель Балаковского общества охраны природы Анна Виноградова. Слухи возникали один страшнее другого. Говорили, что в селе Матвеевка запретили выпас скота. Что в детских учреждениях раздали профилактические препараты. На некоторых предприятиях собрались стихийные планерки — руководители советовали не выходить на улицу и не пользоваться водопроводной водой.

По мнению председателя компании «Свободное телевидение Балакова» Александра Наумова, панику усилили посторонние причины: «Накануне в Балакове проходил фестиваль патриотической песни. На авто с мигалками съехались генералы с лампасами. 3 ноября на станции организовали учения по безопасности. Жителям, как обычно, ничего толком не разъяснили».

По словам Наумова, телекомпания предлагала представителям МЧС прервать программу передач и дать в эфир подробный комментарий, способный успокоить людей. Однако специалисты, уверенные в незначительности аварии, не сочли нужным этого делать.

По словам бывшего сотрудника станции, пожелавшего остаться неизвестным, «внеплановая остановка блока не повышает надежности оборудования. Когда блок останавливается, в парогенераторах (это четыре огромных аппарата) остается перегретый пар. Парогенератор состоит из множества теплообменных трубочек, в которых могут образоваться микротрещины. Через них радиоактивные вещества из первого контура могут попасть в пар. Обычно пар проходит по замкнутому циклу. Но при аварийной ситуации его могут стравить в атмосферу. Был ли такой сброс сейчас, неизвестно».

По словам председателя балаковского общества охраны природы Анны Виноградовой, подобные остановки блоков на БАЭС уже были. Но никогда не вызывали такого ажиотажа. «Возможно, у людей накопился страх. Сказалось и многолетнее игнорирование общественного мнения по поводу строительства второй очереди станции», — считает Анна Михайловна.

Против сооружения второй очереди 72,8% балаковцев проголосовали на референдуме в 1993 году. Пятый и шестой блоки «заморозили» постановлением Совмина. Но забыть о двух миллиардах долларов (примерная стоимость будущей стройки) было трудно. В 2000 году губернатор Дмитрий Аяцков, возглавивший Союз атомных территорий, обратился в Минатом с просьбой реанимировать проект.

Летом нынешнего года завершилась предпроектная подготовка к строительству. Пятый и шестой блоки включены в инвестиционную программу объектов высокой готовности, на которую концерн Росэнергоатом предполагает выделить в 2005 году более 13 млрд рублей. Основные документы, дающие право на продолжение работ в Балакове, — обоснование инвестиций и оценка воздействия на окружающую среду — прошли государственную экологическую экспертизу.

Для балаковцев столь стремительное утверждение документов стало неожиданностью. Бумага под названием ОбИн при положительном заключении экспертов дает право на разработку непосредственно проекта строительства. Как оказалось, Министерство природных ресурсов создало комиссию еще в декабре прошлого года. Согласно федеральному закону «Об экологической экспертизе», в числе обязательных документов, необходимых для проведения государственной экспертизы, должны быть материалы общественных слушаний — мероприятия, в рамках которого жителям разъясняют плюсы и минусы опасного соседства. Народного «вече» горожане не заметили. Однако закон не уточняет процедуру подобных слушаний. Их можно проводить в форме «опроса» или «обсуждения» — с кем, неважно.

Город привязан к АЭС накрепко. Предприятие когда-то давало 20% муниципального бюджета.

Но серые кубики блоков видны с окраины Балакова. До них 8 километров. Можно доехать на троллейбусе. Дополнительные исследования «по обеспечению экологической безопасности», утвержденные Минатомом еще на 1993—1996 годы, до сих пор не проведены. Многие социальные объекты, обещанные к пуску первой очереди, не построены. Например, мост, без которого не смогут эвакуироваться жители островной части города, или новый водозабор (нынешний находится ниже по течению). С 1995 года не исполняется статья 18 закона «Об использовании атомной энергии», предусматривающая обязательное страхование жителей 30-километровой зоны.

Профессор Cаратовского госуниверситета, доктор наук, член-корреспондент РАН Глеб Худяков руководил общественной экспертизой четвертого блока БАЭС в 1992 году. «Балаково входит в число 150 городов, неблагополучных по санитарно-экологическим показателям. Новое промышленное строительство здесь запрещено Совмином в 1981 году», — говорит Глеб Иванович.

По сегодняшним законам размещение АЭС на данной площадке, как считает профессор, было бы недопустимым: «Фундаментом энергоблоков должны служить коренные скальные породы. Реально станция стоит на полутора-двухметровом слое глинистого «мыла», наклоненном к Волге. «Подушкой» служат мягкие известняки.».

Вдоль Волги расположен один из мощнейших в Европе разломов земной коры. Чернобыльская станция стояла на подобном разломе вдоль Припяти.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera