Сюжеты

ПРОКУРОР-САМОЛЕТ

<span class=anounce_title2a>СУД ДА ДЕЛО</span>

Этот материал вышел в № 83 от 11 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Физически невозможно. Немыслимо. Не верю своим глазам, но бесстрастные документы говорят о том, что в Генпрокуратуре РФ покорили и теперь попирают законы природы. Мыслимо ли: всего за тридцать минут 98 томов уголовного дела перенеслись из...

Физически невозможно. Немыслимо. Не верю своим глазам, но бесстрастные документы говорят о том, что в Генпрокуратуре РФ покорили и теперь попирают законы природы. Мыслимо ли: всего за тридцать минут 98 томов уголовного дела перенеслись из Ростова-на-Дону в Москву, прокурор их тщательно изучил и тут же вынес решение! При этом Генпрокуратура предлагает считать этот финал обоснованным и законным. Гиннесс перевернулся в гробу, а иллюзионист Копперфильд вытирает скупые слезы.

Для осознания всей грандиозности фокуса: 98 томов — это не бумажный самолетик, попутным ветром занесенный в генпрокурорское окно, а средних размеров шкаф, плотно забитый исписанными листами. Это уголовное дело удостоилось чудесного перемещения в пространстве и молниеносного прочтения не просто из-за какой-то идеи ускорения или того, что прокуроры насмотрелись «Формулы-1». Дело № 2787004 касается совсем других машин, «ДЭУ Люблин-2», которые прибыли в Россию в качестве вклада в уставной капитал ростовского автозавода «ТагАЗ» и были проданы без всяких таможенных платежей. Реализацию машин письменно одобрял Михаил Парамонов, бывший гендиректор «ТагАЗа» и зять губернатора Ростовской области Чуба. Не так давно мы сообщали об этом («Новая газета» № 58, 59), но уж очень сверхъестественно развивается ситуация, пришлось снова о ней вспомнить.

 

Есть в этом стремительном развитии некий балаганный оттенок. Изначально в продаже машин обвинили ростовского предпринимателя Олега Грызлова, на которого косо посмотрел губернатор Чуб. Мы писали о том, чем это закончилось для семьи бизнесмена: пришлось расстаться с акциями нескольких предприятий, против отца возбудили уголовное дело… Наконец, дошла очередь и до Грызлова-сына. Стараниями прокуратуры Ростовской области уголовное дело настигло и его. И принялось расти и шириться, несмотря на показания свидетелей, которые ясно говорили о том, кто давал разрешение продавать машины «ДЭУ», и несмотря на документы с резолюциями губернаторского зятя. К Грызлову, у которого на этой почве возникли проблемы с сердцем, ростовские силовики приехали даже в кардиологическую клинику. Видимо, решили добить.

Был, правда, один просвет: дело забрали в Управление Генпрокуратуры по Южному федеральному округу. Следователь Панченко частично прекратил преследование в отношении Грызлова и обратил внимание, собственно, на подписанта бумаг Михаила Парамонова. Почти всюду были его резолюции: «Отпустите по курсу» (указана дата), «5 — Люблина», «Не возражаю, при условии заключения договора на всю сумму задолженности. Парамонов», «Кирсанову, оформить…» (письмо пришло на имя самого Парамонова), «Прошу оформить. Курс 15 р. 1 $»…

На допросе Парамонов подтвердил: «Я подписывал письма, писавшиеся руководителями указанных предприятий на мое имя либо на имя руководителей ОАО «Аксай-3», о передаче автомашин «ДЭУ Люблин-2» в счет взаиморасчетов, давая таким образом разрешение подчиненным сотрудникам производить такие расчеты автомашинами «ДЭУ Люблин-2», находившимися на балансе ООО «ТагАЗ». При этом мои подписи носили декларативный характер». Что за декларативный характер, если только руководитель, то есть Парамонов, имел право производить какие-либо действия с машинами на таможне?

И вот, как только против Парамонова было возбуждено уголовное дело и зять ростовского областного губернатора Чуба оказался в поле зрения следователя, начались чудеса, вполне, впрочем, предсказуемые.

Шесть депутатов Госдумы РФ от Ростовской области (Гребенюк, Емельянов, Катальников, Степанова, Шоршоров и Дятленко) встали стеной на защиту родственника своего областного главы и написали генпрокурору Устинову о том, что такое расследование их не устраивает. Смысл письма (оно есть в редакции) в следующем: во всех грехах обвиняли Грызлова, и это было хорошо, а вот копать глубже, интересоваться хозяйственной деятельностью «ТагАЗа» — это просто отвратительно… Депутаты увлеклись настолько, что написали, как с 2002 года по май 2004-го «ТагАЗ» дал в бюджет «более одного миллиарда рублей». И хотя, по данным налоговиков на октябрь нынешнего года, выходит, что всего 296 миллионов, неважно. Главное, чтобы не было «многочисленных допросов должностных лиц» и «выемок документов».

Депутаты не ссылаются на значимые для следствия бумаги, не приводят новые документальные данные, а просто требуют прекратить безобразие. И как передаточное звено приобщают к своему воззванию обращение к генпрокурору нынешнего гендиректора завода, который открыто называет Грызлова клеветником и буквально настаивает на его заключении под стражу.

Имеют ли депутаты право давить на следствие, если у них ровным счетом нет никакой документальной информации? Удивительно, но Генпрокуратура восприняла это как должное и даже с радостью. А ведь только в прошлом году она всеми доступными способами отбивалась от целой Комиссии Госдумы по борьбе с коррупцией, которая отправляла прокурорам важнейшие документы, свидетельствующие о коррумпированности четырех федеральных министров и еще пары должностных лиц.

Но апофеоз чуткого реагирования Генеральной прокуратуры на обращения граждан случился, когда Устинову написал сам губернатор Ростовской области Чуб. Вот тут-то прокуроры и развили невиданную в природе скорость и совершенно невозможную исполнительность. Особое внимание обратите на даты.

11 июня этого года в своем письме Чуб почти слово в слово повторил депутатов: «Вместо продолжения расследования и доказательства уже выявленных фактов преступной деятельности обвиняемых, следствие занимается сплошной проверкой <…>, идя на поводу необоснованных жалоб и клеветнических измышлений Грызлова». Но не удержался и вспомнил о бывшем зяте: «Более того, в мае текущего года Генеральной прокуратурой ЮФО возбуждено уголовное дело в отношении <…> Парамонова». А дальше — о том, что процессуальные действия следователей являются «вмешательством со стороны управления Генпрокуратуры ЮФО в действия хозяйствующего субъекта» (а как же еще вести расследование?), «негативно сказывается на атмосфере в коллективе» (допрошенные уже много лет назад уволились), «подрывает деловую репутацию и авторитет»…

Это ли не давление на следствие с использованием служебного положения, да еще в пользу родственника?

 

Генпрокуратура тут же взяла под козырек.

15 июня ее глава Устинов поручает это обращение своему первому заму Бирюкову.

17 июня в 17.30 Бирюков кладет эту ношу на плечи начальника 15-го управления Генпрокуратуры (надзор) Яковлеву. И понеслось.

17 июня, в тот же день, следователь по особо важным делам Управления Генпрокуратуры в Южном федеральном округе Панченко пишет подчиненному Яковлева (№ 46/2-6126-04): «На Ваш устный запрос направляются материалы уголовного дела <…>. Приложение: уголовное дело в 98 томах». Шкаф поехал.

17 июня все тот же Яковлев успевает изучить 98 томов (не человек, а суперкомпьютер). Более того, он пишет первому замгенпрокурора Бирюкову докладную записку: «Изучение материалов дела показало...» Частичное прекращение уголовного преследования в отношении Грызлова «является необоснованным и преждевременным». Но и это еще не скорость.

17 июня в гонку включается старший помощник генпрокурора Умрихин. Он тоже успел рассмотреть 98 томов и написал: постановление о частичном прекращении уголовного преследования Грызлова отменить.

Обратите внимание: с 17.30 до окончания рабочего дня (обычно в 18.00) прошло 30 минут. И после этого нам предлагают поверить, что все это произошло за какие-то полчаса земного времени без перехода в сверхзвуковой режим и перегрузок, опасных для любого человеческого (пусть даже и прокурорского) организма. Если это так, просим занести в Книгу рекордов…

 

Больше особых изысков не встречалось. Первый замгенпрокурора Бирюков постановил передать дело для дальнейшего расследования в прокуратуру Ростовской области под крыло губернатора Чуба и написал ему (№ 15/3-140-03): «Прокурору области даны конкретные указания о направлениях дальнейшего расследования». Проложили, так сказать, рельсы, чтоб ни вправо, ни влево… А старший помощник генпрокурора Умрихин на всякий случай напомнил тому же ростовскому облпрокурору, чтобы уж закрепить (письмо

№ 15/3-140-03тр): «Версия о причастности <…> Парамонова М. Ю. к совершению преступлений <…> подтверждения не находит».

Первый замгенпрокурора Бирюков писал также о том, что частичное прекращение уголовного преследования Грызлова «необоснованно, в связи с чем оно отменено». Однако Тверской суд Москвы с ним не согласился. Судья вынес решение: «признать незаконным постановление старшего помощника Генерального прокурора Российской Федерации». То есть частичное прекращение уголовного дела оставить в силе и обязать прокуроров устранить допущенные нарушения.

Проще говоря, запредельные скорости, которые развили в Генпрокуратуре, оказались напрасными. Но дело уже передано в Ростов. И путь, который должны пройти следователи, указан несколько раз — депутатами, губернатором и самой Генпрокуратурой. Это такие чугунные перила, что попробуй отклонись…

Предпринимателю Грызлову, на которого трижды указали из высших инстанций, несмотря на спасительное решение суда, ничего не оставалось, как обратиться на самый верх, к президенту как гаранту конституционных прав граждан. Других надежд нет. А история эта позволяет ясно понять, почему в российской практике так сильна традиция в случае любой беды обращаться не в милицию или прокуратуру, а к главе государства или к молитве.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera