Сюжеты

ИНКУБАТОР ДЛЯ ОППОЗИЦИИ

<span class=anounce_title2a>ВЛАСТЬ</span>

Этот материал вышел в № 84 от 15 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Пятилетка Путина — плюсы и минусы. Продолжаем дискуссию о деятельности президента.В прошлой публикации речь шла о том, что стоит за экономическими реформами путинской команды. На этот раз — попытка объяснить и полемически обосновать...

Пятилетка Путина — плюсы и минусы. Продолжаем дискуссию о деятельности президента.

В прошлой публикации речь шла о том, что стоит за экономическими реформами путинской команды. На этот раз — попытка объяснить и полемически обосновать необходимость изменений в системе политического устройства страны.

 

На прошлой неделе Госдумаприняла в первом чтении поправку в закон «О политических партиях». Казалось бы — ерунда, крошечный этап на пути партстроительства, интересный лишь самим политикам. Это, однако, не так.

Поправка предусматривает, что организация, претендующая на гордое звание партии, должна иметь в своих рядах не менее 50 тысяч человек, причем более чем в половине субъектов Российской Федерации региональные отделения должны насчитывать как минимум 500 человек, а в остальных — не менее 250. Сейчас пока еще действует закон, по которому в партии должно состоять не меньше 10 тысяч членов, а в региональных отделениях должно быть не меньше 100 человек.

Партия СЛОН тут же обрушилась с критикой на эту законодательную инициативу, причем главным объектом критики оказался Г. Явлинский. Дескать, он стремится получить «политическую ренту», хочет вынудить все правозащитные организации войти в состав «ЯБЛОКА» и вообще — мешает процессу самоорганизации гражданского общества в стране.

Это блестящая иллюстрация к тому, что творится внутри движений, настроенных критично по отношению к действующей власти: вечные междуусобицы, разборки и обвинения в стремлении завладеть политическим капиталом (подразумевая последующую конвертацию капитала политического в наличность). Уроки прошлых парламентских выборов демократов ничему не научили. Тогда СПС и «ЯБЛОКО» так увлеклись взаимным «мочиловом», что не прошли 5-процентный барьер и пролетели мимо думских кресел.

Кстати, Владимир Путин тогда публично сожалел о поражении демократических партий и выразил надежду, что их интеллектуальные ресурсы все же удастся использовать в работе. Многие из лидеров «ЯБЛОКА» и СПС оказались в структурах исполнительной власти, кто-то ушел из политики в бизнес. А кто-то надеется, что правые партии, обновившись, возьмут реванш на следующих выборах. Надежда, как известно, умирает последней, но шансов на возрождение у правых практически нет.

 

Оппозиция, увы, умерла

Вот данные социологического исследования, проведенного специалистами из «Левада-центра» в конце октября. Рейтинг доверия у Г. Явлинского, И. Хакамады, Б. Немцова и В. Рыжкова — меньше 3 процентов. У А. Жукова — 2%, Г. Грефа — 1%. Рейтинг у А. Чубайса, М. Ходорковского, Б. Березовского (то есть у всех тех, кого оппозиция считает своими возможными лидерами) — 0,3 процента!

У «старой» оппозиции в лице Г. Зюганова дела тоже не очень хороши: рейтинг доверия — 6 процентов. Зато у «Единой России» сторонников прибавилось: на выборах 2003 года за пропрезидентскую партию голосовало 20,8 процента избирателей, а если бы выборы проходили в октябре 2004 года, то за «Единую Россию» отдали бы голоса 25,1% избирателей. Рейтинг В. Путина стабильно высок — 70%.

Цифры говорят сами за себя: люди не верят бывшим лидерам оппозиции — хоть правой, хоть левой. Но при этом две трети опрошенных выступают за политическое многоголосие, а 35%, по мнению социологов «Левада-центра», хотели бы видеть в стране серьезную оппозицию. Не потому, что им так уж нынешняя власть не нравится — в поддержку существования оппозиции высказываются и самые горячие сторонники президента В. Путина. Просто в нормальном демократическом государстве оппозиция должна быть. Это единственная надежная гарантия от многих бед.

И В. Путин прекрасно понимает, что политическая конструкция может быть устойчива только в том случае, если у нее есть несколько опор. Но опоры должны быть настоящими, глубоко уходящими корнями в народ. Наши же партии постепенно, но неуклонно превращались в инструмент политического влияния олигархов. Попробуй-ка проведи через Госдуму прошлого созыва закон, ущемляющий интересы нефтяников…

Старая политическая элита скомпрометировала себя как в глазах народа, так и в глазах власти. Нужно было формировать новую элиту, создавать новые политические партии.

 

Да здравствует оппозиция!

Считается, что «Единая Россия» — чисто кремлевский проект. Допустим. Также считается, что «Родина» — тоже кремлевский проект. Согласимся и с этим. Но тогда получается, что Кремль не так уж и един, раз создает партии, ощутимо отличающиеся друг от друга идеологически? А скорее всего, Кремль специально создает партии, нацеленные на тот или иной сегмент политического спектра. И вообще: кто сказал, что «Единая Россия» останется монолитной на веки вечные? Пройдет не так уж много времени, и от «Единой России» начнут отпочковываться новые партии: уж слишком разных людей она объединяет сегодня.

Да, «почкование» будет происходить под контролем Кремля и с его одобрения. Но давайте будем реалистами: ни одна из ныне существующих партий не возникла сама по себе, при рождении каждой был задействован тот или иной административный ресурс. Даже «ЯБЛОКО» — Г. Явлинский был ни много ни мало вице-премьером правительства СССР. Но если в конце 80-х и в начале 90-х годов этот процесс (впрочем, как и все другие процессы) шел стихийно, то сейчас В. Путин и его команда сознательно формируют политическое поле страны.

Партии создаются искусственно, и что в этом плохого? Если проект окажется нежизнеспособным, непопулярным в народе, то такой партии не собрать 50 тысяч членов, не создать достаточного количества региональных отделений — и никакой административный ресурс не спасет. А если программа партии найдет своих сторонников, то почему бы им не помочь объединиться? Лишь бы соблюдались российские законы. Пусть молодые люди лучше идут в «Родину», чем к баркашовцам.

Сентябрьские политические инициативы В. Путина, касающиеся выборов губернаторов и депутатов Государственной Думы, — шаги, направленные на придание политическому полю страны большей цивилизованности. Причем не надо смешивать одно с другим. Губернатор — неотъемлимый элемент исполнительной власти, ее вертикали. Вот пусть исполнительная власть с ними и разбирается, пусть за их действия несет ответственность.

Выборы депутатов касаются другой — законодательной — ветви власти.

Отказ от мажоритарной системы выборов, от депутатов-одномандатников сыграет на руку партиям: популярный политик волей-неволей должен будет поделиться своей популярностью с единомышленниками. Партии получат лидеров, а лидеры — организационную структуру в регионах. Яркие личности потеряют возможность сепаратно торговать своей харизмой, а общество еще на шаг приблизится к нормальной политической структуре.

 

Гражданином быть обязан!

Одновременно с политическими инициативами, касающимися губернаторов и парламентариев, В. Путин обратил внимание на структуры, которые принято называть ячейками гражданского общества. Предполагается создание общественной палаты, куда войдут представители самых разных организаций граждан. Был подписан президентский указ «О дополнительных мерах государственной поддержки правозащитного движения».

Общий смысл предпринятых президентом шагов понятен: государство намерено разобраться с кажущейся стихийностью общественных процессов. Кажущейся — потому что «природа не терпит пустоты» и «свято место пусто не бывает»: если организацией гражданского общества не занимается государство, то этим занимается кто-то другой. Гранты от международных организаций, деньги от олигархов, а то и взносы от группировок организованной преступности могут увести правозащитников слишком далеко.

Здесь — как в экономике или в политике: поначалу все идет стихийно, а потом кто-то берет структуры под свой контроль. Естественно, государству не хочется, чтобы этот контроль был враждебен по отношению к нему. Оно уже обжигалось на этом и повторять ошибки не хочет.

 

Расчистка завалов и строительство дорог

Есть в экономике такое понятие — инфраструктура: дороги обычные и железные, связь, электрические сети, тепло- и водоснабжение. Во всем мире за создание инфраструктуры отвечает, как правило, государство, поскольку для частного бизнеса такие капиталовложения неподъемны. Затем, после сдачи объектов инфраструктуры в эксплуатацию, их можно (и даже нужно) передавать в частные руки.

Промышленная инфраструктура у нас в стране худо-бедно, но была создана в советские времена. А вот с политической инфраструктурой — беда. Не было у нас ни нормальных законов, ни процедур, да и партии наши далеки от классических канонов. Нашей демократии от роду полтора десятка лет — подросток еще совсем…

Главная проблема: люди и сами еще плохо понимают, в чем состоят их интересы. Та же коммунистическая партия каким-то чудом объединяет и пенсионеров, и крестьян, и наемных рабочих — хотя интересы у них прямо противоположны. Группы по политическим интересам (классы, по Марксу) у нас еще только формируются: крупная буржуазия, мелкая и средняя, наемные работники… Формулировать их требования и предъявлять их государству должны, очевидно, партии. Если государство хочет избежать кровавых ошибок на пути формирования партий и ускорить создание нормальной структуры общества, то оно должно заниматься политической инфраструктурой. Это и есть на сегодня одна из главных задач В. Путина. И он пока решает ее вполне успешно.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera