Сюжеты

ХАЛЯВУД — ФАБРИКА ГРОЗ

<span class=anounce_title2a>КИНОБУДКА</span>

Этот материал вышел в № 84 от 15 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Культура

Работы бывают разные. Они бывают ремонтные, монтажные, творческие — а где-то бывают даже сельхозработы. Веками наша страна обходилась одними лишь сельхозработами. Но времена поменялись. Потребности выросли. Теперь каждый может стать...

Работы бывают разные. Они бывают ремонтные, монтажные, творческие — а где-то бывают даже сельхозработы. Веками наша страна обходилась одними лишь сельхозработами. Но времена поменялись. Потребности выросли. Теперь каждый может стать квалифицированным заправщиком на АЗС. А можно стать продавцом мобильных телефонов и иметь карьерный рост. Но если кого-то не устраивают эти возможности, то для таких отщепенцев как раз и создана эта полоса.

На новой тематической полосе мы будем рассказывать про интересную и не всегда высокооплачиваемую работу. О ней не дают объявлений в газетах по поиску работы. Такую информацию передают из уст в уста, посредством мобильной связи и электронной почты, о ней сообщают своим друзьям и знакомым.

Сегодня мы расскажем о вакансиях и бесплатных курсах на легендарной и орденоносной киностудии «Мосфильм».

 

Киностудия «Мосфильм» состоит из коридоров и съемочных павильонов. В павильонах сейчас снимают новогодние «Огоньки». Поэтому в коридорах много людей с улицы. Их будут использовать в качестве массовки.

За одной из дверей «Мосфильма» 30 человек просматривают фильм «Высота» 1957 года. У этих людей с улицы больше в жизни перспектив. Они занимаются на бесплатных курсах «Мосфильма». Пока ничего не умеют. Но их всему учат. За день они посмотрят два фильма, потом будет лекция известного оператора Петрицкого.

Такой вот отголосок советского прошлого. Курсы. На «Мосфильме». Бесплатные. Потому что старое поколение уходит и надо передавать опыт. А то скоро не останется специалистов. Ну, положим, операторов ВГИК готовит. А осветителей, а пиротехников? Тоже ведь часть искусства. Вот и набирают на «Мосфильм» людей с улицы. Когда будет новый набор — никогда не известно. Говорят, в декабре будут набирать курс (человек десять) осветителей.

На курсах учатся разные люди. Есть те, которые повышают квалификацию. Таков Сергей Матюхин. Он десять лет назад пришел на «Мосфильм». А до этого Матюхин был панком. Это такое молодежное движение. Да, он был панком на улице Арбат. А на «Мосфильме» стал строителем декораций. Потом «поднялся» до ассистента оператора, коим сейчас и является. Но булавку английскую в ухе носит как память об Арбате. И майка у него неформальная, с мышами. Ассистенту можно. Его зрители не видят. Кино дает шанс таким вот неформальным людям. Недавно Сергей Матюхин вернулся из Таиланда со съемочной группой. И пошел на курсы, куда его, конечно, взяли (свой же), чтобы получить «корочку» второго оператора. Это для нас звучит похоже: ассистент оператора, второй оператор. А между ними, наверное, бездна.

Есть, конечно, и люди, которых на курсы занесло. Жизненный путь таков: торговал на оптовом рынке (по сезону), ремонтировал квартиры (евроремонт), попал на курсы (киномеханик). И теперь слушает вместе с остальными еще лекции оператора Петрицкого («Мимино», «Война и мир»). Оператор Юсов тоже лекции читает. Но он только для операторов читает. И даже работает в павильоне, показывая, как расположить источники света при съемке гипсовой маски.

 

ЮСОВ Вадим Иванович

Вместе с Тарковским Андреем Арсеньевичем снял фильмы «Иваново детство», «Андрей Рублев», «Солярис». А сейчас Юсов — профессор во ВГИКе. Но вот целый свой четверг он посвящает бесплатным курсам. Иногда учащиеся ставят свет (рисующий, заполняющий и т.д), иногда просто слушают Юсова. Юсов вообще неразговорчив. Его, например, спрашивают: «А чем отличается блик от рефлекса?». Юсов говорит: «Откройте энциклопедию, почитайте, расскажите всем». Потому что, говорит: «Я могу неточно сформулировать. Вы так лучше запомните». А сам Юсов дает много необязательных знаний. Например, что в Германии кино снимают десять часов в день. А у нас — часа два, а все остальное время куда-то уходит. Или: раньше режиссер с художником перед съемками делали раскадровку, то есть рисовали рисунки. А теперь (в России) этого не делают — все надеются на свой профессионализм. Что непрофессионально. Из новостей: Юсов хвалит фильм Хуциева «Свои». Говорит, что актер Ступка сыграл так, что становится понятна «сущность человеческая». «Хотя, — предостерегает учащихся Юсов, — с точки зрения изображения, картина снята не так, как мы хотим преподавать. Все кино таким не может быть. В кадре повышен контраст — иногда мне не хватало лица актера. Даже если вам понравится, на время обучения это запрещено». В общем, точно надо смотреть. Юсов говорит, что по окончании курсов (в апреле) всем надо будет стажироваться. На двух картинах — ассистентом оператора, на одной — вторым оператором, а потом видно будет.

 

На курсах операторов учится такой Вова Мерников. Это замечательный человек. У него дедушка был пиротехником на Одесской киностудии. Поэтому в семь лет Владимир (Вовочка) Мерников уже знал в общих чертах технологию. Втайне от дедушки он пропитал клеем пальто, облил бензином, надел и загорелся. Товарищ все заснял на «Полароид». Эту фотокарточку родители (люди некиношные) нашли через сколько-то лет, но все равно испугались, водили Вову к специалисту. Что не помогло. В Москве Вова жил в Алтуфьеве. Там много разных пустырей и полос отчуждения. Это способствует экстремальным развлечениям. Они с другом несколько лет снимали на видеокамеру сюжет, «который помог бы нам устроиться каскадерами». Например, Вова ехал на роликах и горел. А также прыгал с насыпи, когда срабатывал «фог» — это когда в кадре много пламени. Мерников стал взрослым (двадцать лет) и говорит, что теперь многого из того, что делал, он теперь не сделает по причинам безопасности.

Недавно Мерников прыгал с пешеходного моста, который напротив Парка культуры, на тросе. Клип делали для друзей. Весь бюджет клипа ушел на несколько чистых кассет и одну розу, которая нужна была по сценарию. Поэтому Мерников прыгал за идею, обманув милиционеров, которым сказал, что не будет никуда прыгать. Да, а сам прыгнул.

Сейчас родственники уже смирились. Но по инерции говорят, что трюки в кино делают людей злыми, а Вова говорит, что у Чаплина, например, добрые трюки. Во ВГИК этим летом его не приняли, потому что, говорит, сам виноват, творческую коллекцию делал наскоро.

На курсах учат мастера старой школы. Пенсионер Сухорецкий Владимир Михайлович учит молодых пиротехников. Неделю назад набрали новый (третий) курс: двенадцать человек. Пришли самые разные люди. Некоторые после ПТУ, один после Бауманского. Его отговаривали: пиротехник — ведь это рабочая специальность. Но потом за упрямство его взяли. Вообще, по наблюдениям Сухорецкого, из пиротехнического цеха либо сбегают в первые два месяца, либо остаются насовсем. Он преподает техническую часть по учебнику Шидловского. Был такой пиротехник-экспериментатор с обожженным лицом. Сухорецкий встает в четыре утра и конспектирует учебник Шидловского, адаптируя его знания для новобранцев. Ведь после школ и даже институтов они, по наблюдениям Сухорецкого, «вытряхивают химию из головы». Приходится все учить заново. Потом идет практическая часть — ездят с в Подмосковье и взрывают. А потом еще проходят практику в Горном институте, получая допуск государственного образца. Хороший пиротехник, по словам Сухорецкого, не будет спорить с режиссером, если тот захочет взорвать что-то с риском для актера, — пиротехник просто не взорвет и не будет спорить. Ребята из предыдущих двух выпусков уже попали в титры. Сам Сухорецкий пиротехником стал на фронте, даже ходил в тыл врага. Поэтому отношение у него ко всему серьезное. Пришел в 50-м на гражданку, пришел на «Мосфильм». Его спросили, что может делать. Он сказал: «Могу взрывать». И его сразу приняли. Такие интересные люди преподают на курсах «Мосфильма». И оператор Юсов там преподает.

Еще на «Мосфильме» есть просто вакансии. Точнее: то есть, то нет. Это как монтажная метка в углу кинокадра (в фильме «Бойцовский клуб» Брэд Питт наглядно ее нам показывал). Вот мелькнула она (искрой малой, меткой монтажной). И пропала.

Десять девушек (пришедших в разное время с улицы) составляют парики из японского материала канекалон. Комната у них светлая и чистая. Заходит иногда Шахназаров Карен Георгиевич, директор студии «Мосфильм». А девушки ему говорят, что все хорошо. Последний раз ученицу взяли четыре месяца назад. И она прижилась. Ее зовут Юля, до этого работала и там, и там, и в мебельном цеху, и закройщицей. А тут прижилась. Самое главное для гримера-пастижера: не перестричь парик. Сначала берется болван — это как бы макет головы. На него шьется монтюр. Это такая сеточка. И на монтюр уже нашиваются волосы. Вручную или на машине. Тут все зависит от того, для каких целей нужен парик. Если для кино, то в парике важны легкость и тонкость работы со стороны лба. Потому что крупные планы берутся в кино со стороны лба. А если для повседневного пользования (такие клиенты тоже есть), то важно, чтобы не был виден монтюр ни со стороны лба, ниоткуда.

Девушками руководит их художественный руководитель Людмила Раужина. Она пришла на «Мосфильм» давным-давно. И не любит, когда ее зовут по отчеству. Людмила Раужина — очень добрый человек. Она всюду востребована. И теперь радуется за девушек. Она говорит: «Посмотрите, какое чудо», показывая розовый парик, который девочка-ученица сделала из отходов производства. Раньше, по воспоминаниям Раужиной, девушки поочередно то делали парики, то работали на съемочных площадках. Девушкам так было веселее. И потом они не возвращались к парикам. Теперь девушек не выпускают. Но любой гример должен, по словам Раужиной, разбираться в основах. А то, например, клеют актеру усы — и мажут их фиксирующим лаком. Представляете! (А надо, выходит, кожу под носом.) Людмила призывает своих подопечных повышать образовательный уровень. Например, посещать выставки. Но девушки себе на уме. Они недавно все вместе (кто работает три года — это одна компания) посетили сеанс фильма «Анаконда», часть вторая. Но там не было работы гримера заметно. А также у девушек есть общее хобби. Они смотрят в общественном транспорте на мужчин с бородой. Так они запоминают оттенки и другие нюансы естественных бород. А пассажиры с бородой от этого смущаются. А еще у них есть ученица Тоня, которой вообще пятнадцать лет. Однажды Раужина делала бороду актеру Збруеву. И потом Збруева все друзья спрашивали, когда он успел отпустить бороду. Это лучший комплимент для гримера Раужиной.

В соседнем цеху пластического грима, основателем которого можно считать Яковлева, который сделал нос Бабе-яге советского кино, а сам дожил до ста одного года, работает Алексей Черных. Его Людмила Раужина называет «очень талантливым мальчиком». А ему уже тридцать. Но выглядит моложе. Он целый день работает среди чьих-то голов, масок, рук, ног, иногда «кровавых», что повышает его чувство юмора. Он однажды взял работу на дом, а его на Киевской площади остановил милиционер: «Что в рюкзаке?». Сначала милиционер очень напрягся, а потом очень обрадовался: «А, это бутафория, а вы-то с «Мосфильма», а я-то подумал». Много Лешиной бутафории вырезали при монтаже киноленты «Всадник по имени Смерть», потому что выглядело мрачно на общем фоне.

В детстве Леша пугал учителей школы. Леша делал маски, учителя пугались и ругались. Что показывает несовершенство школьной системы. Потому что единственный навык, который Леше пригодился со школы, — это делать маски. А его за это ругали. А вот оказалось, это его жизненный путь. Но он не сразу его нашел. Сначала выучился на повара, потом работал лицензированным охранником. А маски он делал дома. Однажды сделал накладки из латекса для боевых товарищей, чтобы те под видом бомжей вели наружное за кем-то наблюдение. И, оставив свою повышенную боевую зарплату, Леша три года назад пришел на «Мосфильм». Художественного образования нет. Вырос на голливудских фильмах. Но принес свои работы, которые Раужиной понравились.

На рабочем столе Леши лежат маски людей, например актера Гоши Куценко. И печь у него в цеху. В ней тоже чья-то маска обжигается. А в углу лежат ноги и головы. У Леши есть два ученика. Им по пятнадцать лет, и они пока ничего не умеют. Они делают учебную голову внеземного разума. А Леша сейчас работает с режиссером Алексеем Германом, создавая образы для фильма «Трудно быть богом».

Так на «Мосфильме» меняются судьбы лицензированных охранников, панков с улицы Арбат и вообще людей с улицы, которые устали быть массовкой.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera