Сюжеты

ХОРОША МАША. И — НАША

<span class=anounce_title2a>СПОРТ</span>

Этот материал вышел в № 85 от 18 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Когда Маша Шарапова летом этого года выиграла в финале Уимблдона у Серены Уильямс, в сумятице восторга вдруг выяснилось немыслимое: ей не в чем пойти на ужин чемпионов! В ее гардеробе — гардеробе тинейджера, предпочитающего узкие мини-юбки...

Когда Маша Шарапова летом этого года выиграла в финале Уимблдона у Серены Уильямс, в сумятице восторга вдруг выяснилось немыслимое: ей не в чем пойти на ужин чемпионов! В ее гардеробе — гардеробе тинейджера, предпочитающего узкие мини-юбки и яркие топы, — отсутствовало вечернее платье. Она оказалась в ужасной для любой женщины ситуации, когда вдруг нужно ехать на бал, а ничего нет: ни брильянтов, ни перчаток, ни сережек…

Еще год назад она вела борьбу в низах рейтинга, там, где полным-полно молодых честолюбивых теннисисток, о которых широкая публика не узнает никогда. Но чудо случилось, часы ее судьбы пробили — и она, улыбаясь, твердой походкой спортсменки вошла в круг избранных, на бал жизни.

То, что она теперь, после победы на Уимблдоне, баловень мира, она почувствовала мгновенно. Лондонский бутик Louis Vuitton в воскресный день открыл для нее свои двери, чтобы она могла выбрать все, что пожелает. И она одна ходила по пустому магазину и выбирала. Вечером она предстала перед восхищенной публикой в вечернем платье золотистого цвета, в туфлях, усыпанных драгоценными камнями, с голубой сумочкой от Theda и с серьгами в форме старинной люстры в ушах.

Начало ее карьеры — сентиментальная сцена, достойная фильма Чарли Чаплина. Любитель тенниса Юрий Шарапов ходил играть в сочинский парк «Ривьера» и брал дочку с собой. Четырехлетняя Маша приносила в парк сумку с игрушками, но теннис казался ей интереснее; однажды она тихо вытащила из папиной спортивной сумки ракетку и мячик и попыталась постучать им в стенку.

В шесть лет она уже освоила крученую подачу. В десять, в академии Ника Боллетьери, обыгрывала взрослых мужчин, поражая их недетской силой удара. Боллетьери позже вспоминал, что девочка никогда не тратила на разминку много времени и всегда выходила на корт со словами: «Ну что, давай сыграем, черт побери?».

Выигрывать — это с детства была ее страсть. Саму себя она однажды назвала «крепкий орешек». И добавила: «Я не даю соперникам ни одного шанса. Я борюсь за каждый мяч, потому что знаю цену каждому очку». Она могла бы добавить: каждой минуте, каждому гейму, каждому турниру, каждому доллару. Долгое время, тратя деньги, она испытывала чувство вины — это чувство прошло только после того, как она заработала свой первый миллион. И подарила маме и папе по BMW.

Прежде чем стать любимицей масс и секс-символом мирового тенниса, она должна была провести годы в черной работе. В академии Боллетьери она жила в комнате с шестью девочками, которые были на несколько лет старше ее; она должна была ложиться спать на три часа раньше их и по их приказу убирать комнату; а роли первых учениц играли тогда Анна Курникова и сестры Уильямс. В свои детские и подростковые годы она была как волчонок, выживающий в борьбе за место под солнцем. В хриплых и диких воплях ее отца, сидящего на трибуне, и по сей день слышится эта волчья ярость, эта агрессия человека, приехавшего в Америку с семью сотнями долларов в кармане.

Теннис, в который играет Шарапова, — это теннис силы и мощи. Сестры Уильямс, казалось, дошли до предела в силовом теннисе, но Шарапова превзошла их именно в том, в чем они казались непобедимыми. Ее удары с задней линии тяжелы настолько, что их вряд ли взял бы мужчина. В ее игре нет изысканных ходов, какими поражает Мыскина, — но при этом сила Шараповой не кажется тупой и грубой. Есть что-то детское в том, как эта девушка припрыгивает перед подачей, как сжимает губы и трогательно машет кулачком. Ее золотые волосы, широкие плечи и длинные ноги делают ее на корте амазонкой, сражающейся за победу.

А может быть, так выглядела бы Лолита, если бы закончила академию Ника Боллетьери.

После победы летом этого года на Уимблдоне мир полюбил ее, после победы на турнире восьми лучших в Лос-Анджелесе любовь к ней станет всемирной манией. Поклонники нежно называют ее «наша звездочка», «Машуня» и «Машута», «красавица, спасу нет».

Но ее полюбили не только теннисные фанаты, но и большие компании. Компания Canon сделала ее своим «лицом», Motorola подписала с ней контракт, в соответствии с которым она будет рекламировать телефоны с фотокамерами. Компания Parlux Fragrances начинает выпуск духов «Маша Шарапова». Она уже демонстрировала наряды на Неделе моды в Нью-Йорке и позировала для Vogue в ковбойской шляпе и джинсовой куртке. У этого ангела с теннисной ракеткой в руке вполне трезвый и деловой взгляд на вещи. «Теннис — это бизнес», — как-то сказала она.

Но теннис, помимо того, что он бизнес, — еще и один из самых эротических видов спорта. Это понимали менеджеры WTA, которые поместили на афишу черно-белый кадр, где Маша Шарапова полулежит в мини-юбке, черных туфлях на каблуках и в накинутой на плечи шубе. Конечно, спортсменки борются за геймы и сеты и оценивают друг друга по мастерству, с каким выполняется какой-нибудь бэкхенд; но и они прекрасно знают, что в противоборство на корте вступают ментальные глубины и эротические излучения.

Серена Уильямс, прежде чем проиграть Маше Шараповой в финале турнира в Лос-Анджелесе, долго и зачарованно рассматривала Машу на афише, а потом сказала нечто, в чем, кажется, совсем не было тенниса: «Она сексуальна». Потом добавила: «Мне нравятся ее ноги на этой фотографии. До чего же они сексуальны… Она не выглядит как рекламная уловка. Классная фотография».

Возможно, это было предчувствием поражения — или его признанием.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera