Сюжеты

ПОЧУВСТВУЙТЕ, КАК БЫТЬ НЕМНОЖКО ХОДОРКОВСКИМ

<span class=anounce_title2a>СУД ДА ДЕЛО</span>

Этот материал вышел в № 86 от 22 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В последнее время два классических русских вопроса звучали несколько нетрадиционно: «когда?» и «почем?». Речь шла о продаже «Юганскнефтегаза» (ЮНГ). Правда, ответить на них было довольно легко. Очевидно, что ЮНГ необходимо было продать до...

В последнее время два классических русских вопроса звучали несколько нетрадиционно: «когда?» и «почем?». Речь шла о продаже «Юганскнефтегаза» (ЮНГ). Правда, ответить на них было довольно легко. Очевидно, что ЮНГ необходимо было продать до 20 декабря и за сумму, близкую к десяти миллиардам долларов.

До 20-го — потому что именно на это число было назначено собрание акционеров «ЮКОСа», на котором должна была обсуждаться возможность банкротства компании. В таком случае государство перемещалось в хвост кредиторской очереди, вслед за Menatep Group и консорциумом иностранных банков, и компанию пришлось бы распродавать совершенно иначе. Миллиардов за 8—10 — потому что дешевле уже неприлично. В итоге все так и вышло — ЮНГ продадут аккурат 19 декабря. Стартовая цена — 8,3 миллиарда долларов.

Впрочем, важны здесь не детали, которые легко было предугадать, а знаковый характер события. До этого «ЮКОС» просто прессовали и доили, теперь его начали пилить. Продажа ЮНГ — это момент обострения всех рисков, которые были заложены в фундамент скандального процесса.

Суть этих рисков обрисовал Михаил Ходорковский: «Эти действия перекладывают всю ответственность… на государство в целом, а также на конкретных чиновников из Генеральной прокуратуры и администрации президента Российской Федерации, в частности». А это, в том числе, ответственность перед миноритарными акционерами «ЮКОСа», среди которых немало серьезных международных структур. Эти люди привыкли защищать свои деньги. Первые иски появились еще несколько месяцев назад. Тогда они были обращены к «ЮКОСу» и речь в них шла о потере вложенных средств в связи с падением капитализации компании.

Но капитализация, особенно в России, — вещь условная: упадет — вырастет. А вот банкротство, теперь неизбежное, — это потеря окончательная и бесповоротная.

Налоговые претензии выросли настолько, что после распродажи всех оставшихся активов денег для акционеров, тем паче миноритарных, уже не останется — все уйдет в бюджет. Очевидно, что крайним в этом случае будет уже не «ЮКОС», а государство. Наше государство, а значит, наш бюджет. Именно к нему будут обращены претензии иностранных инвесторов, обоснованность которых будет определять суд. Американский, британский, швейцарский — но не российский.

Теперь каждый из нас сможет побыть немножечко Ходорковским, вылавливая в свежей прессе очередной счет — правда, не от налоговиков, а от иностранных инвесторов.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera