Сюжеты

СЕКРЕТНАЯ ПЕРЕПИСКА О СУДЬБЕ КОНСТИТУЦИИ РОССИИ

<span class=anounce_title2a>СУД ДА ДЕЛО</span>

Этот материал вышел в № 86 от 22 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В редакцию попала переписка руководства МВД РФ. Высокопоставленные милиционеры обсуждают процессуальные особенности нашего законодательства. Смущает то, что не устраивает генералов Конституция РФ.Все они грамотные юристы и знают, что...

В редакцию попала переписка руководства МВД РФ. Высокопоставленные милиционеры обсуждают процессуальные особенности нашего законодательства. Смущает то, что не устраивает генералов Конституция РФ.

Все они грамотные юристы и знают, что отменить даже часть Конституции не в их силах, зато есть идея, как сделать так, чтоб Конституция вроде бы была, а вроде бы и нет.

 

Обычное рутинное письмо одного милиционера другому. Глава ГУВД Москвы Владимир Пронин пишет главе МВД РФ Рашиду Нургалиеву. Формулирует объективные сложности в работе, связанные с несовершенством законодательства, просит вмешаться в законотворческий процесс и подправить несовершенные законы.

Начало письма выглядит так: «В Москве в последние годы остается высокий уровень преступности, совершаются многочисленные тяжкие и особо тяжкие преступления, в том числе акты терроризма с человеческими жертвами. В то же время работники ГУВД… сталкиваются со все возрастающими трудностями в своей работе из-за пробелов и недостатков действующего уголовного законодательства и некоторых федеральных законов.

В частности, положения статьи 51 Конституции РФ, где указано, что «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется Федеральным законом», и «Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать показания», нашли отражение в УК РФ 1996 года и в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Так, примечанием к ст. 308 УК РФ, устанавливающей ответственность свидетеля или потерпевшего за отказ от дачи показаний, предусмотрено, что лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или близких родственников».

Помимо родственников, не желающих показывать на своих близких, есть у Владимира Пронина и иные проблемы: главная — адвокаты, которые также не желают свидетельствовать против своих клиентов, на что по закону имеют полное право. «…В последнее время следственная часть ГСУ при ГУВД г. Москвы столкнулась с откровенными фактами неправомерных действий со стороны некоторых адвокатов, произвольно толкующих и оперирующх ч. 2 ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». <…> Анализ многочисленных фактов отказа свидетелей от дачи показаний со ссылкой на ст. 51 Конституции РФ, уклонения адвокатов от явки на допрос на основании ст. 7 закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» свидетельствует о несовершенстве действующих уголовно-правовых норм и положений иных законодательных актов».

Еще генералу Пронину не нравится ситуация, когда он не может повлиять на адвокатов через их адвокатское начальство. «…На обращения следователя, в том числе через Главное управление Минюста РФ, по этому поводу к руководству Адвокатской палаты г. Москвы последовал ответ вице-президента палаты Кривошеина С.А., что в соответствии со ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвокатов, принятого I Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г., «жалоба следователя не является поводом для рассмотрения и возбуждения дисциплинарного производства», таковыми являются только жалобы клиентов, представителей органов юстиции и сообщения судов (судей). Таким образом, своим внутренним документом адвокатура лишила следователей даже права обжаловать незаконные действия своих представителей». (Речь идет об адвокате Давыдовой Н.А., члене Гильдии российских адвокатов и коллегии адвокатов «Адвокат». Давыдова сама отказывалась свидетельствовать против своих клиентов и рекомендовала им, ссылаясь на ст. 51 Конституции РФ, отказываться от дачи показаний. — Ред.)

В конце письма Владимир Пронин высказывает Рашиду Нургалиеву соображения, как можно исправить дело: «В связи с изложенным прошу Вас рассмотреть вопрос о внесении в порядке законодательной инициативы в Государственную Думу РФ предложений о внесении дополнений:

— в примечание к ст. 308 УК РФ, которое можно сформулировать следующим образом: «Лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний, если уголовное дело возбуждено или расследование проводится в отношении лично него или его супруга и близких родственников»;

— в часть 2 ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», которую следует дополнить и изложить в следующей редакции: «Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, за исключением случаев, когда он вышел за пределы своих полномочий и оказался в роли свидетеля, с очевидностью подлежащего вызову и допросу».

Если кому сложно усваивать юридический канцелярит, то стоит пересказать пожелания уважаемого генерала обычным русским языком. Генерал хочет получить право допрашивать родственников и принуждать их к показанию на своих близких до того, как предъявил обвинения. В случае отказа против них самих можно возбуждать уголовные дела за отказ от дачи показаний.

Он полагает, что свидетельствовать против подозреваемого отца или сына человек должен в любом случае, а вот если отец или сын после этого превратился в обвиняемого, то у родственников появляется конституционное право молчать.

Что касается адвокатов, то на практике это означает, что бесплатный адвокат, назначенный государством, который ничем, кроме формального присутствия на процессе, не занят и нужен лишь потому, что без права на защиту гражданина нельзя осудить, может ничего не бояться. Если же адвокат всерьез занимается защитой и действительно нашел аргументы или факты, меняющие суть дела, то его можно вызвать на допрос. В идеале он расскажет обо всем и даст следователю и обвинителю возможность принять контрмеры, но даже если адвокат уйдет в глухую несознанку — тоже неплохо. Как свидетель он уже не может быть защитником, пусть обвиняемый ищет следующего.

В принципе, весь смысл письма укладывается в недавнюю полемику: на какие ограничения собственных прав и свобод мы готовы пойти ради собственной безопасности.

Начиналось письмо с изложения трудностей расследования дел по «актам терроризма с человеческими жертвами». Почему же Владимир Пронин не уточнил, что допросы родственников и адвокатов возможны только в случае, если дело возбуждено по ст. 205 УК РФ («Терроризм»)? Но если ознакомиться с серединой этого письма, то все вопросы отпадают. Свои пожелания генерал Пронин аргументирует ссылками на конкретные уголовные дела:

1. О вымогательстве «Тольяттинской преступной группировки», возглавляемой неким Онищенко по прозвищу Хохол.

2. По одному из руководителей АКБ «Федеральный банк «Развития» — ранее судимому Ковалерову.

3. По факту хищения документов в ОАО «Промстроймеханизация № 1».

4. Против ведущего специалиста по работе с эмитентами ЗАО «М-Реестр» Шакировой.

5. О хищении векселей Сбербанка РФ работниками ЗАО «Корпорация «Юграннефть».

6. Многочисленные дела против сотрудников всевозможных дочерних предприятий «ЮКОСа».

В аргументах нет НИ ОДНОГО ДЕЛА, ВОЗБУЖДЕННОГО ПО АКТУ ТЕРРОРИЗМА. ВСЕ ДЕЛА, КРОМЕ ДЕЛА РЭКЕТИРА ОНИЩЕНКО, — ЭКОНОМИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА. Глава ГУВД Москвы — человек прямой, известный своей честностью. Он не любит общих фраз и недомолвок; может быть, в силу этих личных качеств он не стал особо скрывать, зачем ему нужно право допрашивать родственников и адвокатов.

…В политический оборот понятие «тоталитарное государство» ввел в начале ХХ века Бенито Муссолини. Под тоталитарным строем он понимал предельный контроль государства над обществом. Этот контроль должен был устанавливаться в разных сферах: политической, идеологической, экономической…

Муссолини не был сторонником ликвидации частной собственности на средства производства, он не предлагал сплошную национализацию итальянского бизнеса. Муссолини считал, что тотальный контроль экономики возможен иными средствами. В том числе и такими, которые сейчас предлагает генерал Владимир Пронин.

 

P.S. По информации наших источников, предложение Пронина было рассмотрено в МВД РФ. Его инициативу сочли неприемлемой, так как она противоречит ст. 51 Конституции РФ, УПК РФ пункту 3 части 2 ст. 42, пункту 2 части 4 ст. 46 и пункту 2 части 4 ст. 47, где говорится о том, что и свидетель, и подозреваемый, и обвиняемый могут отказываться от показаний против себя и своих близких. И вне зависимости, возбуждено уголовное дело или нет, никто не может быть лишен прав, предоставленных ему ст. 51 Конституции РФ.

Кроме того, согласно ст. 56 УПК РФ, не подлежит допросу защитник по обстоятельствам дела, которые стали известны ему, и адвокат — по обстоятельствам, которые ему известны в связи с оказанием юридических услуг. Это было подтверждено определением Конституционного суда РФ от 6 июля 2000 года.

Как нам стало известно, особо было указано на то, что законодательство не устанавливает исключений из этих правил. Однако высокий авторитет генерала Пронина, то, что он решил открыто высказать министру столь рискованные аргументы, свидетельствует о том, что подобные настроения прочно овладели силовыми структурами.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera