Сюжеты

ПЕРВОБЫТНО-РОДОВАЯ СИСТЕМА

<span class=anounce_title2a>ОТДЕЛЬНЫЙ РАЗГОВОР</span>

Этот материал вышел в № 86 от 22 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Эксперты подсчитали: в России только у 12% женщин роды проходят благополучно. Наша система медицинской помощи сейчас больше напоминает лотерею: здоровье ребенка зависит от прописки матери, ее семейного положения или просто от настроения...

Эксперты подсчитали: в России только у 12% женщин роды проходят благополучно. Наша система медицинской помощи сейчас больше напоминает лотерею: здоровье ребенка зависит от прописки матери, ее семейного положения или просто от настроения врача.

Летом мы рассказывали о 18-летней Ксене Меткалевой и ее сыне Жене, которого врачи 36-го роддома едва не записали в «отказники».

Департамент здравоохранения города Москвы провел служебную проверку по фактам нашей публикации о Ксене Меткалевой и других пациентках 36-го роддома. Заключение экспертов полностью противоречит словам девушек, которые этой весной лежали в роддоме. Тем не менее Московская городская прокуратура рассмотрела наше обращение и сейчас проводит собственную проверку в роддомах, о которых мы писали в публикации «Родине матери не нужны».

К нам приходят письма от женщин, которые тоже пострадали в московских роддомах. И отзывы самых разных людей. Особенно нас заинтересовало письмо одного из акушеров-гинекологов. Цитируем отрывок: «В том, что произошло с Ксеней Меткалевой, виновата только она сама: зачем было приезжать в чужой город на позднем сроке? И вообще 36-й роддом — это место для таких же безответственных матерей, которые заслуживают того, как с ними там обращаются».

Если следовать этой логике, старики должны сидеть дома, больные, которые случайно оказались в других городах, — умирать без медицинской помощи, а социально незащищенные женщины — рожать под забором.

Эту подборку материалов, подготовленную корреспондентом «Новой» Ольгой ГОНЧАРОВОЙ можно считать ответом на распространенное мнение о том, что во всех своих бедах пациентки роддомов виноваты сами.

 

 

ДНЕВНИК СЕРГЕЯ МЕЛЯСОВА, НЕСОСТОЯВШЕГОСЯ ОТЦА И МУЖА

 

18.10.2003 — 25.10.2003

 

…Вчера чуть не сломал стиральную машину — так и не научился пользоваться бытовой техникой. А Лена уже два дня как в роддоме. В палату к ней не пробиться, но я уже договорился с охранником — за полтинник он разрешает нам видеться каждый день по десять минут в коридоре. В прошлый раз я заметил у нее круги под глазами: видно, что плакала всю ночь. Я пообещал Лене, что сразу после родов мы поедем за город, в Архангельское. Пока врачи планируют ее операцию на понедельник. Я спросил, почему так поздно. Доктор объяснила, что «таких, как Лена, здесь целый этаж, поэтому особых условий ей никто создавать не собирается». Я бы рад заплатить за «условия», только не знаю, кому.

 

…Сегодня проснулся от телефонного звонка — звонила жена, просила срочно приехать. Оказалось, ее мучают сильные боли. Врачи, правда, говорят, что в ее положении такое бывает.

 

…С Леной все хорошо, боли вроде прекратились. Меня беспокоит одно: она рассказала, что каждый день к ним приходит пьяная медсестра и в таком состоянии делает уколы беременным. А еще она говорит, что после этого роддома надо будет проверяться на СПИД — там в палатах везде вата с кровью и грязные бинты. Вместе с ней лежат инфекционные больные. Кого-то подобрали прямо на улице, кого-то в метро.

 

…Сегодня врачи начали вызывать у нее искусственные роды, но, видимо, что-то пошло не так, и операцию остановили. Теперь только в среду будут делать кесарево. Доктор говорит, что теперь операция должна пройти успешно, но в этот день попросила меня не уезжать из больницы — могут срочно потребоваться лекарства…»

 

Сергей Мелясов перестал писать 25 октября прошлого года. В тот день, когда умерла его жена. Целую неделю Лена провела в 36-м роддоме с мертвым ребенком внутри. В организме началась интоксикация. Во время операции кесарева сечения девушка потеряла слишком много крови.

Лена забеременела в прошлом году. Наблюдалась в женской консультации при 61-й больнице. На пятом месяце беременности, по словам врача, у совершенно здоровой Елены Мелясовой вдруг появился риск родить ребенка с синдромом Дауна. Чтобы поставить точный диагноз, доктор посоветовал ей пройти несколько платных процедур в центре планирования семьи. После проверки оказалось, что Лена ждет здоровую девочку без всяких патологий, но уже на третий день после этой процедуры ребенок умер.

Что происходило дальше, Сергей запомнил очень хорошо. В Москве есть только два специализированных роддома, где можно удалить мертвый плод из организма: 2-й и 36-й. Лену направили в 36-й. Сергей требовал, чтобы операцию сделали немедленно. Но врачи убедили его, что это не так срочно, и почему-то не стали проводить никакой антибактериальной терапии. В конце концов, искусственные роды им вызвать не удалось, а операция кесарева сечения прошла очень сложно. Елена умерла через несколько часов.

С тех пор Сергей начал свое частное сопротивление. Помочь ему согласился только специалист Лиги защитников пациентов Александр Саверский. Они написали заявление в Измайловскую районную прокуратуру. Решение экспертов звучало довольно туманно: даже если бы врачи сделали все правильно, женщина все равно могла умереть. Сергею отказали в возбуждении уголовного дела. «Это обычная тактика: эксперты всегда выносят решение, которое максимально отводит обвинение от врачей. Экспертизой занимается департамент здравоохранения, вот и выходит, что они проверяют сами себя. А прокуратура не имела права проводить экспертизу до возбуждения уголовного дела», — объясняет Александр Саверский.

Сергей не остановился — он обратился в Измайловский районный суд. Неожиданно для всех судья признал постановление прокуратуры необоснованным, и уголовное дело все-таки завели. Сейчас идет судебное разбирательство по делу Мелясова. Только пока Сергея даже не признали потерпевшей стороной. «Я понимаю, что этим Лену уже не вернуть, но, может быть, тогда врачи станут по-другому относиться к пациентам», — объясняет Сергей.

 

 

МОДЕМ ИСТИНЫ

 

Как выяснилось, случай Сергея не единственный. На наш форум Открыто.Ru написали женщины, которые лежали в разных роддомах Москвы. Мы публикуем их отзывы. Первый отклик из 36-го роддома. Но и в других, судя по следующим сообщениям, мамам тоже приходится несладко.

 

Аня, 25 лет, Москва:

— Это сущий ад, а не родильный дом. Во-первых, туда свозят весь московский вокзальный сброд. В графе «Место жительства» обычно стоит какой-нибудь из вокзалов, со всеми болезнями мира — тоже туда. Места общего пользования — примерно как на улице. Если, милые будущие мамочки, у вас все хорошо, то упаси вас Господь туда попасть! ...Только жалости от врачей не добьетесь, т.к. они видят таких, как я, потерянных, каждый день и не по одной.

 

Юлия:

— Рожала в мае 2003 года. Мне и моему малышу, так же как и малышу другой молодой мамы из нашей палаты, занесли золотистый стафилококк. У ребенка развились дисбактериоз и экзема. Лечимся до сих пор. Когда я была уже одета и стояла внизу «на выписке», мне дали подписать бумагу, ДО ТОГО как разворачивают и показывают ребенка. Если что-то не так, то начинают убеждать, что это просто свет так падает, немного натерлось и т.п. Если и это не помогает, начинают хамить. Второе неприятное впечатление при выписке — открытое наглое обсуждение медсестрой, сколько ей дадут за ребенка и что «могли бы дать и побольше».

 

Катерина:

— Меня привезли на «скорой» — рожала на месяц раньше срока, в августе 2002-го. Попала в пересменку врачей, сидела со схватками и ждала осмотра 2 часа! Когда во время операции врач разрывала мне околоплодный пузырь, то сильно поцарапала дочке голову, но это были еще цветочки. В предродовой нас было трое первородящих, у врачей был праздник, и мы были предоставлены сами себе. Мне делали стимуляцию, рожала я насухую. Когда наконец кто-то из докторов решился нас посмотреть, у всех уже торчали головы! Родили с интервалом в 5 минут. У меня — отрицательный резус, однако укол мне так и не сделали, со второй беременностью могут быть проблемы. А у дочки на память остались 2 огромные гематомы (до сих пор видны — нам сейчас 1,5 года). Позднее оказалось: мне там занесли стафилококк.

 

Жанна:

— Я рожала 5 месяцев назад. Врачи просто забыли обо мне, и в результате ребенок родился на два балла по Апгару, неделя — в реанимации, потом месяц — в больнице. Меня из реанимации спустили на 5-е сутки. Денег запросили 1200 в долларах, хоть бы кто-то подошел ко мне во время родов. Хотя это второй ребенок и я уже могла определить, когда действительно необходимо оказать мне помощь. Хорошо, что когда я, теряя сознание, выползла в коридор, там пробегала завотделением, а то ни меня, ни сына в живых бы не было. В течение недели, что я провела там, в реанимацию отправили 9 детей. Это уже не случайность, это статистика.

 

Вадим:

— Моя жена рожала в 2003 году во 2-м акушерском отделении на 1-м этаже, все было нормально: ребенка принесли жене через полчаса после родов, а через 12 часов наша девочка умерла всего лишь из-за того, что медсестра не позвала сразу врача. Моя супруга четыре раза подходила к ней и просила осмотреть ребенка, но медсестра, лежа на диване, отвечала ей: мол, ты, молодая мамаша, успокойся, ты ничего не понимаешь, и вообще все нормально. Когда после случившегося собрали консилиум, то врачи стали говорить нам, что ребенок у нас родился нездоровый, что плод был заражен инфекцией, что у него было плохое сердце и еще 55 болезней, хотя на протяжении всей беременности все анализы были идеальными.

 

 

СТАТИСТИКА

По мнению экспертов, треть летальных исходов — на совести врачей

По статистике Минздрава каждый год в России при родах умирают около 500 женщин. (На 100 тысяч новорожденных — 36 погибших матерей. Для сравнения: в Европе при родах погибают 9 женщин из 100 тысяч). Каждый год примерно 150 российских матерей умирают от акушерских кровотечений, 125 — от разрывов матки. В 30% случаев, по мнению медиков-экспертов, виноваты – врачи.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera