Сюжеты

ПОЧЕМУ ПОЛКОВНИК КАНАРЕЙКИН ДОЛЖЕН ИДТИ ПАСТИ КОРОВ?

<span class=anounce_title2a>ЛЮДИ</span>

Этот материал вышел в № 86 от 22 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Действия властей, которые проводятся сегодня под вывеской «государственная миграционная политика», в корне противоречат национальным интересам России и даже здравому смыслу» — к такому выводу пришло подавляющее большинство из 47...

«Действия властей, которые проводятся сегодня под вывеской «государственная миграционная политика», в корне противоречат национальным интересам России и даже здравому смыслу» — к такому выводу пришло подавляющее большинство из 47 экспертов, участвующих в опросе, который проводил Центр стратегических исследований Приволжского федерального округа совместно с Федеральной миграционной службой. На днях результаты опроса вывешены для дальнейшего обсуждения на сайте http://www.immigration.archipelag.ru

А тем временем в ФМС — Федеральной миграционной службе — опять перестройка. Седьмая за последние шесть лет. На этот раз называется она административной реформой и будет, судя по всему, самой сокрушительной: миграционную службу зачем-то сливают с паспортно-визовой. Как практически это будет происходить, я совершенно не могла себе представить, пока не съездила в Воронеж.

 

Из Воронежа пришло письмо за подписью семи лидеров переселенческих организаций, встревоженных тем, что «полковника Канарейкина, настоящего друга мигрантов, хотят снимать»…

Полковник милиции с веселой фамилией Канарейкин был назначен начальником Воронежской миграционной службы в ту осень 2001-го, когда вся миграция была передана (вдруг!) в ведение МВД. Разумеется, штатские сотрудники приняли начальника в погонах настороженно. А Канарейкин сразу заявил, что любит порядок, и повесил в своем кабинете портрет Сталина. Стал требовать, чтобы каждый сотрудник отчитывался о том, что полезного сделал за день. Поставил условие: мигрант должен сразу получить убедительные ответы на все свои вопросы, «чтоб человеку не пришлось без конца обивать наши пороги». Ликвидировал должность секретарши (экономия средств).

Очень скоро подчиненные увидели, что их начальник — «прежде всего человек, а потом уж милиционер». Вопреки ожиданиям скептиков Александр Дмитриевич Канарейкин сумел за три года вывести миграцию, как выражаются переселенцы, «из мертвой зоны». Хоть из федерального бюджета на обустройство мигрантов выделяются крохи (все меньше и меньше), Канарейкин ухитряется так рачительно вкладывать эти средства, что, например, в прошлом году службе удалось закупить в райцентре Лиски на три квартиры больше, чем планировалось (причем в новом доме с отличной планировкой). Удалось потому, что Канарейкин заключил договор со строителями еще на стадии «незавершенки» — обнаружился в полковнике талант стратега.

Однако кому-то эти «лишние квартиры» показались подозрительными, и в службу зачастили разные проверки. «Когда другие руководители сидели сложа руки, до нас никому дела не было, — говорят сотрудники. — А теперь человек душу в работу вкладывает, так его надо зачем-то рентгеном просвечивать».

А тут появился еще один повод для подозрений: Канарейкин добился переселения службы с окраины города, где раньше ее с трудом находили мигранты, в самый центр, в бывшее трамвайно-троллейбусное управление. Сумел он сделать из этого замызганного помещения благоустроенный современный офис, и весь ремонт — за счет внебюджетных средств.

«Меня некоторые побирушкой называют», — говорит Александр Дмитриевич, смущенно улыбаясь своей по-детски наивной улыбкой. Ну как бы ни называли, а умеет Канарейкин привлекать и средства, и сострадание к мигрантам. Написал, например, около 50 обращений в разные госорганы и бизнес-структуры с просьбой помочь переселенцам — ветеранам Великой Отечественной войны — обрести крышу над головой. Перед Днем Победы (и в этом, и в прошлом году) служба совместно с переселенческими организациями устраивала для ветеранов праздник в лесу — «фронтовая каша». Перед Новым годом Канарейкин лично объезжает с подарками многодетные семьи.

Однако все хорошее, что успел сделать для мигрантов требовательный и отзывчивый полковник Канарейкин, в заслугу ему не ставится. У сегодняшней миграционной политики совсем другие приоритеты: не забота о мигрантах, а фактически война с ними. И Канарейкин, получается, идет против течения. Но можно ли наказать начальника за его человечность? Тем более что и вторую часть своей работы — борьбу с нелегальной миграцией — Канарейкин исполняет образцово.

Так за что же его снимают?

 

Вообще-то снимать Канарейкина вроде бы никто не собирается. Его просто сдвигают вниз. И происходит это в соответствии с очередной реорганизацией, которая предусматривает, как было сказано выше, слияние миграционной службы с паспортно-визовой. У двух служб имеются, ясное дело, два начальника. А теперь должен быть один главный. Воронежское ГУВД выбрало не Канарейкина, хотя, казалось бы, лучшей кандидатуры, чем он, и найти трудно: мало того что этот полковник сложнейшую проблему миграции освоил, так он же и паспортно-визовую службу прекрасно знает.

До того как его бросили «поднимать миграцию», Александр Дмитриевич несколько лет возглавлял ПВС области. И там, судя по отзывам, тоже успел навести порядок. Теперь же придется ему подчиняться своему бывшему заму по паспортно-визовой службе. У Канарейкина с тем бывшим замом отношения нормальные, но взгляды на миграцию у них разные. Переселенцы рассказывают, что в отличие от Канарейкина, который в любой трудной ситуации ищет выход, паспортно-визовая служба никогда ни в чем не идет человеку навстречу. Так вот спрашивается: если объединенная служба будет называться миграционной и, значит, острая проблема миграции остается главной, зачем назначать руководителем человека, которому предстоит постигать проблему с нуля?

Я задавала этот вопрос ответственным лицам в ГУВД и в администрации Воронежской области. Никто не сказал о Канарейкине осуждающего слова, его только хвалили, но… Возраст! Оказывается, все дело в том, что недавно, в сентябре, полковнику исполнилось 55 лет и по милицейским законам он не может быть начальником. «Вы верите в истинность этой причины?» — допытывались у меня сотрудники миграционной службы. Многие из них собираются, если уйдет Канарейкин, тоже уходить.

Такая знакомая картина: самые опытные сотрудники миграционной службы то и дело мигрируют из нее прочь. Вот уже шесть лет подряд службу трясет, как при 9-балльном шторме. И кто бы мог объяснить логику всех этих бесконечных метаморфоз и кадровых метаний? Почему, например, генерал Черненко А.Г., не проработав и года начальником ФМС, внезапно отбыл в Санкт-Петербург, сопровождая Матвиенко В.И., а через полтора года, подобно блудному сыну, вдруг вернулся опять в ФМС?

«Кадры решают все», — справедливо говорил в свое время вождь, уничтоживший, правда, миллионы самых ценных кадров. Сегодня до физического уничтожения дело, слава богу, не доходит, однако, если взглянуть на кадровую политику нашего государства с точки зрения профессионализма, обнаружишь (не только в миграции) выжженное поле.

 

Что же касается конкретно миграции, которую то и дело поминают сегодня в связи с терроризмом, казалось бы, государство должно приложить все усилия для укрепления работающих в этой области структур. А получается как по закону подлости — прямо наоборот. Чего только не пережила за последние годы бедолага ФМС! То ее с Миннацем объединяли, то разъединяли; хотели одно время присоединить к МЧС, но три года назад передали в ведение МВД. Ходили слухи, что в связи с тем, что милиция с миграцией не справляется (только взятки с мигрантов берет), передадут службу в ФСБ. Не передали. Зато теперь генерал Черненко активно привлекает сотрудников ФСБ на руководящие должности. Больше трех месяцев после своего возвращения потратил генерал на то, чтобы составить схему обновленной службы, и вот результат: среди одиннадцати управлений мы не нашли ни единого управления по работе с вынужденными переселенцами. А раньше эта работа была смыслом существования ФМС. И становится совершенно ясно, что в этой совсем уж милитаризированной структуре заботливому полковнику Канарейкину места просто нет.

Почти шесть лет длится в ФМС ставший уже перманентным ликвидационный период. Все эти годы структура занималась не столько мигрантами, сколько сама собой. Одно лишь отчасти спасало: пертурбации происходили в основном в Москве, в центральном аппарате, мало касаясь регионов. Теперь же, когда предстоит сливать воедино две службы, неразбериха пойдет с самых, что называется, корней травы.

Ну а полковник Канарейкин — человек неунывающий, он признался мне, что любит ходить босиком по земле и со всеми встречными здороваться. «Вот выйду на пенсию — уеду в деревню и стану пасти коров, а вы будете ко мне приезжать … Да, за мудростью». Что ж, человек с таким авторитетом, как он, где угодно себе работу найдет. А вот милиция лишится сотрудника, которым можно было бы всерьез гордиться. Благодаря Канарейкину показалось было, что не такое уж гиблое это дело — передача миграции в ведение милиции. Переселенческие организации подумывали даже провести среди руководителей миграционных служб конкурс с шутливым названием «На лучшего Канарейкина России». Не получится конкурс. И вообще сейчас не до шуток. Проблема миграции, по сути, заведена в тупик, а вокруг этой взрывоопасной проблемы вот уже который год идут непонятные бюрократические игры.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera