Сюжеты

БАНДИТСКИЕ «КРЫШИ» УХОДЯТ В ПРОШЛОЕ

<span class=anounce_title2a>ПЯТИЛЕТКА ПУТИНА</span>

Этот материал вышел в № 87 от 25 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Пять лет на посту президента: плюсы и минусы. Продолжаем публикацию серии статей, в которых предпринята попытка объяснить политические, экономические, идеологические предпосылки реформ, проводимых В. Путиным и его командой.Тема сегодняшней...

Пять лет на посту президента: плюсы и минусы. Продолжаем публикацию серии статей, в которых предпринята попытка объяснить политические, экономические, идеологические предпосылки реформ, проводимых В. Путиным и его командой.

Тема сегодняшней статьи — вытеснение из бизнеса криминальных структур. Кем их заменяют и как это сказывается на состоянии коррупции и самочувствии бизнеса?

 

Вот и еще одно мировое рейтинговое агентство повысило кредитный рейтинг России до инвестиционного уровня. Год назад это сделало агентство Moody's, на прошлой неделе — Fitch, а последнее из «большой тройки» мировых агентств — Standard & Poor's — заявило, что оно также готово поднять свою оценку экономического климата в России до инвестиционного уровня.

Поднимет Standard & Poor's рейтинг или нет — уже не так важно. Деньги в Россию все равно придут, и деньги большие. Дело в том, что в правилах крупнейших международных держателей «длинных денег» (а это пенсионные и инвестиционные фонды) четко прописано одно требование: они имеют право вкладывать деньги в экономику только тех стран, чей кредитный рейтинг признан инвестиционным хотя бы двумя рейтинговыми агентствами из входящих в «большую тройку».

Сейчас Россия удовлетворяет этому требованию, и специалисты по инвестициям из иностранных фондов, давно облизывавшиеся на наш рынок (слышали бы вы их бурные восторги по поводу темпов роста российской экономики на разнообразных международных конференциях!), наверняка радостно потирают руки.

 

Не нефтью единой…

Конечно, сверхвысокие нефтяные цены внесли свой вклад в этот успех нашей экономики. Но не только они. В России последние 3—4 года развивается не только нефтегазовый сектор, но и потребительские услуги, и телекоммуникации, и даже машиностроение. Доказательство — трехкратный рост рынка рублевых корпоративных облигаций за два года (с 80 миллиардов рублей в 2002 году до 250 миллиардов в 2004-м).

Нефтяники и газовики давно уже освоили западный рынок заимствований — они вовсю выпускают евробонды, акции, депозитарные расписки и прочие ценные бумаги, имеющие хождение на американских и европейских биржах. А вот рынок рублевых облигаций — это возможность получить заемные деньги для российских предприятий второго-третьего эшелона. И если этот рынок так бурно растет — стало быть, растет внутренняя российская экономика. И это, безусловно, заметили рейтинговые агентства.

Экспертов Moody's и Fitch вокруг пальца не обведешь, рассказывая о замечательном инвестиционном климате в России. Они очень хорошо умеют считать, они оценивают все возможные риски для ориентирующихся на них инвесторов: политические, коньюнктурные, экономические, бюрократические, бандитские… И вот — оценили, взвесили и приговорили: можно в Россию инвестировать.

Наверное, такое поведение рейтинговых агентств будет воспринято как удар в спину теми, кто уверяет себя и окружающих в том, что вкладывать в Россию деньги нельзя. Трезвых и расчетливых западных прагматиков этими заклинаниями не обманешь. Они ведь и не приравнивают инвестиционный климат в России к американским или европейским условиям — они пока присвоили всего лишь самый низкий из возможных инвестиционных рейтингов. Тем самым они признали только то, что при В. Путине дела идут лучше, чем шли до него.

Об экономической и политической составляющих путинской стратегии и тактики было много сказано в предыдущих публикациях. Главная их особенность — приземленность и прагматизм. Глупо (а иногда даже преступно) пытаться в одночасье построить рай на земле — хоть коммунистический, хоть демократический. Большевики попробовали — до сих пор не можем расхлебать заваренную ими кашу. Демократы в 90-х годах тоже немало дров наломали — из самых лучших, разумеется, побуждений. Уж очень хотелось побыстрее перепрыгнуть пропасть между тоталитаризмом и царством свободы, но силенок не рассчитали, да и почва (то есть народ и экономика) оказалась неподготовленной. Чуть-чуть не сорвались в оголтелый национализм — причем русский национализм был бы лишь ответом на все прочие национализмы. Что его, впрочем, нисколько не красит и не оправдывает.

Умение считаться с существующими реалиями, признавать даже самую неприятную, но объективно существующую действительность, двигаться поэтапно, но неуклонно к тому обществу, которое неведомым волшебством хотели бы создать прекраснодушные идеалисты, — вот отличительная черта нынешней власти. Назовите это цинизмом или грязной политикой, но суть не изменится: если через пропасть перепрыгнуть не удалось, то надо строить через нее мост. А для этого укреплять почву, рубить живописные леса вокруг, договариваться со строителями, закрывая глаза на их пьянство, лень и вороватость (в каких-то пределах, конечно). — а что делать, если других нет? И даже — о ужас! — надо как-то выстраивать отношения с окрестными разбойниками. Выбирать из них наименее зловредных и нанимать, к примеру, для охраны. Ну если нет сил их сразу всех прихлопнуть?

 

Бандит рядом с каждым из нас

Взаимоотношения государства и преступного мира в наиболее яркой форме демонстрируют реалистичность подходов власти к решению сложнейших проблем. Кавалерийским наскоком здесь ничего не сделаешь — чересчур укоренилась организованная преступность в нашем обществе. Она и при советской власти была заметным явлением (достаточно вспомнить «цеховиков»), а уж в конце 80-х и в 90-х годах организованные преступные группировки (ОПГ) развернулись, как никогда ранее.

Почва для них — теневая экономика. Будет она — будут и ОПГ, обслуживающие ее интересы. А масштабы теневой экономики у нас в стране совсем недетские: эксперты говорят о 30 процентах от всей экономики, а некоторые в своих оценках, датированных концом 90-х годов, доходили и до 80 процентов. Предприятие может работать легально, но использовать двойную бухгалтерию, «черный нал», откаты чиновникам и прочий нелегальный инструментарий, который уводит в тень солидную часть бизнеса. Какую? А никто не знает. Отсюда необходимость в «черном арбитраже»; в силовых структурах, гарантирующих соблюдение «неформальных» договоренностей; в фирмах, обналичивающих деньги, и так далее.

Сажать в тюрьмы всех подряд, кто занят в этом бизнесе? Во-первых, бессмысленно: им на смену тут же придут другие. Во-вторых, опасно для экономики: будет парализована абсолютно вся хозяйственная деятельность. В-третьих, нереально это: полстраны пришлось бы посадить, а вторая половина их охраняла бы. В-четвертых, правоохранительные органы на это просто не способны. Из-за экономической ли малограмотности или из-за коррупции — это в данной ситуации уже не так важно: факт есть факт.

И что делать? Ждать, пока «крестные отцы» мафии перерастут период первоначального накопления капитала и цивилизуются? Для какой-то части оргпреступности это, может, и сработает. С остальными — нет. Да и ждать пришлось бы долго, а результат был бы сомнительным: бандиты, набравшись сил, могли бы предпочесть не собственное перевоспитание, а перестройку государства под собственные нужды.

Власти избрали другой путь.

 

Ремонт начинается с «крыши»

В 2000 году ГУБЭП МВД РФ вместе с ВНИИ МВД разработали «программу декриминализации экономики» — о ней в двух словах весной 2000 года упомянул на пресс-конференции начальник ГУБЭП МВД В. Макаров. Без каких бы то ни было подробностей — программа, дескать, секретная. В газете «Век» (№ 29 за 2000 г.) журналист, которому разрешили краем глаза заглянуть в программу, пишет: «Основными целями программы, которая станет основой оперативно-разыскной и профилактической работы органов МВД, объявлены подрыв экономической базы организованной преступности, вытеснение ее из сферы хозяйственной деятельности, привлечение к ответственности криминальных «авторитетов», пресечение деятельности фиктивных фирм».

Интернет-сайт «Агентура.ру» сообщал со ссылкой на «Известия», что силовые ведомства согласовали с Кремлем план действий по замене бандитских «крыш» на «крыши» силовиков через разные фонды поддержки правоохранительных органов.

От всего этого можно было бы отмахнуться, как от недостаточно надежных источников информации, если бы не очевидное: сейчас криминальные «крыши» по всей стране уступили позиции так называемым красным крышам. Точной статистики тут нет и быть не может (не тот предмет, сами понимаете), но поговорите с предпринимателями — и убедитесь: уголовников из бизнеса выдавливают.

Чем «красные крыши» лучше криминальных? Да тем хотя бы, что они подконтрольны. И для бизнеса они куда более приемлемы — дешевле, надежнее и приличнее бандитских «крыш». А если начинают чинить беспредел — на то в органах есть службы собственной безопасности, которые тут же организуют очередной процесс над «оборотнями в погонах». Постепенно, по мере выхода экономики из тени и нормализации законов, можно «красные крыши» ликвидировать, это вполне по силам милицейскому начальству.

Еще больше возможностей для укрощения оргпреступности появляется сегодня благодаря антитеррористическим мерам: ужесточается контроль за финансовыми потоками, ликвидируются лазейки в законодательстве. Параллельно выстраивается экономическое законодательство, снижаются налоги, как следствие — все больше и больше предприятий переходит к прозрачной отчетности. Этап «дикого капитализма» подходит к концу.

Соответствуют ли «красные крыши» высоким идеалам демократии? Нет, конечно. Неприятных побочных эффектов тут хоть отбавляй. Как у любого сильнодействующего лекарства — от химиотерапии онкобольным тоже приходится несладко.

Власть вынуждена выбирать между большим и меньшим злом, и «красные крыши» — зло меньшее, чем организованная преступность. С ними, придет срок, можно будет разобраться. Хотя порождаемая ими (но не только ими! Тут причин гораздо больше) коррупция — тоже очень тяжелая проблема.

На прошлой неделе в беседе с журналистами трех телевизионных каналов

В. Путин назвал коррупцию самой главной проблемой для власти. Обычно за такого рода программными заявлениями следует конкретный план мероприятий. Иногда публичный, иногда — как в случае с ликвидацией экономической базы преступности — секретный. Но, как правило, достигающий своей цели.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera