Сюжеты

УЧЕНЫМ ДАЛИ КОМАНДУ: «СИДЕТЬ!»

<span class=anounce_title2a>ТОЧКА ЗРЕНИЯ</span>

Этот материал вышел в № 88 от 29 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Немногочисленная группа научной элиты уже несколько лет внимательно отслеживает ход шпионских процессов над учеными и последовательно выступает в защиту несправедливо преследуемых.Поэтому приговор по делу красноярского физика Валентина...

Немногочисленная группа научной элиты уже несколько лет внимательно отслеживает ход шпионских процессов над учеными и последовательно выступает в защиту несправедливо преследуемых.

Поэтому приговор по делу красноярского физика Валентина Данилова, обвиненного в научно-техническом шпионаже в интересах Китая, не стал неожиданностью для лучших представителей российской науки. Таких, как нобелевский лауреат Виталий Гинзбург, академик Юрий Рыжов, патриарх нашей правовой науки Владимир Кудрявцев. Они хорошо знают общество, в котором сегодня живут. И приоритеты нынешней российской власти для них тоже не являются секретом.

О социально-политической конфигурации российского общества времен шпионских процессов над учеными размышляет академик РАН и известный в прошлом политик Юрий РЫЖОВ.

 

— Обвинения ученых в шпионаже — это случайный эпизод или закономерность?

— Это не случайность. По моим ощущениям, идет зачистка очередного тонкого слоя. Первыми зачистили независимые средства массовой информации. Потом настала очередь самостоятельных и самодостаточных представителей крупного бизнеса.

Остался тонкий слой интеллигенции, ученых. Значит, и им тоже нужно указать их место.

Валентина Данилова в прошлом году суд присяжных оправдал полностью. Прокуроры зацепились за процедурные «крючки». Верховный суд вернул дело на новое рассмотрение. Когда с делом Данилова пошли на второй заход, обвинение «позаботилось» о присяжных. Достаточно было задать «новым» присяжным такой вопрос: «Передавал ли обвиняемый научно-техническую информацию Китаю или нет?». Присяжные, как и обвиняемый, разумеется, ответили утвердительно. Эксперты в штатском определили степень секретности этой информации. И суд скоропостижно вкатал Валентину Данилову 14 лет строгого режима.

Ворам, укравшим миллиарды, коррупционерам, даже убийцам таких сроков не дают. Там наказания минимальные, порой условные. Здесь же — 12 лет за шпионаж и 2 года за мошенничество. Такая у них арифметика. И абсолютно невиновный ученый отправляется на срок и в условия, которые он вряд ли переживет. Для него, человека немолодого, этот приговор — отложенная смертная казнь.

— Может быть, в основе жестокого приговора лежит желание доказать, что наша держава крепнет?

— Система защищает не державу, а себя, собственную неограниченную власть.

Вообще это свойство всех спецслужб мира — работать за гранью закона. Есть у них такая корпоративная болезнь. Когда же профессионалы спецслужб приходят к власти, их возможности становятся неограниченными.

Вначале в главном механизме системы произошел сбой. Присяжные Данилова оправдали. Тогда извратили сам институт присяжных заседателей. Принцип случайных выборов присяжных можно запросто объехать. К примеру, в деле Игоря Сутягина, другого ученого, обвиненного в шпионаже, одним из присяжных заседателей стал замешанный в шпионском скандале сотрудник СВР. На процессе он был представлен как сотрудник иностранной фирмы.

Академик Владимир Николаевич Кудрявцев, наш великий правовед, прямо мне сказал, что в судах полно безграмотных и коррумпированных судей. Но и корпоративная солидарность играет не последнюю роль в этих судилищах. Часто если судья не взяточник, то он в прошлом сотрудник органов — чекист, который никогда не станет бывшим. Он просто солидарен с ныне действующими.

Я допускаю, что эти дела начинались с банальных доносов из зависти. Россия всегда этим славилась. Упорство же госструктур в процессах над учеными я могу объяснить в первую очередь только неуверенностью нашей власти. Жестокость приговора Данилову показывает ее слабость.

— Выходит, нынешняя российская власть все свои усилия направляет на искоренение в стране образованных и независимых людей.

— С одной стороны, это так. Все слои общества приводят к общему знаменателю. Каждый должен знать свое место.

С другой же — дикое невежество и низкая квалификация чиновников исполнительной власти. Взять, к примеру, попытки реформирования отношений государства с Академией наук. Любой здравомыслящий человек за голову хватается от таких реформ. Постановления готовятся втайне от профессионалов. Вдумайтесь: реформа науки — тайна от Академии наук.

Корпоративные привычки сотрудников спецслужб, избыток которых мы наблюдаем на всех уровнях государственной власти, сохраняются и в новом их качестве. Да, они получили свое спецобразование. Но почему-то считается, что они способны решать все проблемы. В том числе научные, финансовые и даже творческие.

— И проблему борьбы с терроризмом?

— А это очень сложная задача. Бороться с террористами трудно и опасно. Зачем напрягаться и рисковать жизнью, если за ученых платят те же деньги? «Шпионы»-то всегда под рукой. Дотянуться только надо.

— А есть еще другие причины шпиономании?

— Только не предотвращение шпионажа. Продать Родину без риска для здоровья очень легко.

Допустим, Данилов был бы шпионом. Он бы отправился в Китай по приглашению на год-два, затребовал бы лабораторию и соответствующее оборудование, оговорил бы размер вознаграждения. И без всяких документов спокойно написал бы и нарисовал китайцам все тайны, которые знал. Если бы он замышлял предательство, то ни ФСБ, ни его коллеги в жизни бы не узнали, какие сведения туда попали.

А Данилов как приличный мужик и фанат своего дела хотел работать здесь. Хотел, чтобы работал его коллектив. А тут приезжают китайцы в Красноярский политех и заявляют, что их интересует проблема электризации спутника. У нас эта задача давно решена. Еще с начала 90-х по этой проблеме появились открытые публикации. И красноярские ученые предложили китайцам собрать учебную установку, чтобы на ней смоделировать некоторые простейшие физические процессы. Взялись за очень ограниченные средства выполнять эту работу, чтобы поддержать штаны не востребованных государством специалистов.

По обвинительному же заключению в деле Данилова выходит, что китайцы от него получили чуть ли не космический аппарат. А это была обыкновенная металлическая бочка с вакуумным насосом. Камера объемом всего в 400 литров.

Кстати, полномасштабные камеры для имитации условий космоса стоят миллиарды долларов. И размеры у них такие, что запросто могут вместить хрущевскую пятиэтажку. Масштаб этот не под силу не только Данилову и Красноярску, но и сегодняшней России. Эти камеры — достояние еще советской науки.

А той, которая сделана под руководством Данилова, даже для учебной установки маловато. Она годится лишь для того, чтобы показать студентам или аспирантам принципы воздействия на спутник только двух из многих компонент — электронов и инфракрасного излучения.

Китайцы же в этой научной проблеме находятся именно на студенческом уровне. Они отстают на 15—20 лет от Франции, США и России — единственных в мире стран, которые запускают геостационарные спутники. Кстати, с последней международной научной конференции по физике космоса тему электризации спутника сняли как давно решенную. Никаких новых открытий по этой проблеме не ожидается.

— Почему же не привлекаются эксперты из научного мира?

— Мои оппоненты в этом вопросе упирают на то, что Академию наук как организацию общественную привлекать к экспертизе нельзя. Привлекаются только специалисты из государственных вузов. Причем выяснилось, что по делу еще одного квазишпиона из Бауманского института, профессора Анатолия Бабкина, и по делу Валентина Данилова выступал один и тот же эксперт. В том деле фигурировала скоростная торпеда. Здесь — космический вакуум. Я этот момент никак не могу понять. Либо этот эксперт в одной проблематике разбирается, а в другой ничего не понимает. Либо он очень хорошо законспирировался и долго скрывал от всех, что силен во всех областях прикладной физики.

По какому принципу выбирают экспертов — загадка. В деле Данилова было восемь экспертиз, и во всех написали чушь. А единственный официальный контракт, который фигурировал в деле, заключался с санкции ФСБ. Был якобы второй контракт, куда Данилов, по версии обвинения, внес дополнительные условия. Но этого контракта в деле нет, и его никто не видел.

Задача, которую решал Данилов, очень узкая. Специалистов по этой проблеме считаное количество. И все, кто серьезно этим занимался, говорят однозначно: Данилов невиновен и никаких секретов не выдавал. Специалисты, которые десятилетиями контактировали друг с другом, господ экспертов никогда в глаза не видели, и их фамилии им ни о чем не говорят.

Игорь Сутягин вообще работал с открытыми источниками. Но ему предъявили 38 пунктов обвинения. 33 пункта оказались несостоятельными. По оставшимся пяти, где были найдены формальные зацепки, ему вкатили пятнадцать лет.

— Кстати, один уже общеизвестный факт. От присяжных были скрыты результаты независимых экспертиз, где утверждалось: сведения, которыми обладал Сутягин, не были секретными.

— А зачем им приобщать к делу документы, которые противоречат обвинению? Им же нужно посадить человека. Цель ясна — посадить не конкретно Данилова или Сутягина, а кандидатов наук, докторов. И академиков желательно. Вот так они строят свою вертикаль.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera