Сюжеты

КОМУ-ТО ХОЧЕТСЯ ТРЕТЬЕЙ МИРОВОЙ?

<span class=anounce_title2a>МЫ И МИР</span>

Этот материал вышел в № 88 от 29 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Недавно Владимир Путин сделал сенсационное заявление: на вооружении у России в скором времени появятся новейшие ракетно-ядерные системы. «Это такие разработки, которых нет и в ближайшие годы не будет у других ядерных держав», — сказал...

Недавно Владимир Путин сделал сенсационное заявление: на вооружении у России в скором времени появятся новейшие ракетно-ядерные системы. «Это такие разработки, которых нет и в ближайшие годы не будет у других ядерных держав», — сказал президент на сборе руководящего состава Вооруженных сил РФ.

Против кого будет направлено это супероружие? Почему именно сегодня зашла речь о необходимости серьезных изменений в концепции национальной безопасности страны?

На вопросы «Новой» отвечает заместитель директора Московского центра Карнеги Дмитрий ТРЕНИН.

 

— На днях в Чили завершился саммит АТЭС. Сможет ли международный форум повлиять на решение проблем национальной безопасности России?

— Саммит АТЭС дает возможность для проведения сразу нескольких двухсторонних встреч лидеров. Для президента Путина были особенно важны встречи с Джорджем Бушем и японским премьером Коэдзуми. Путин старался объяснить Бушу смысл российской политической реформы и получил реакцию Коэдзуми на предложение решить территориальную проблему с Японией.

— Почему именно сегодня появилась необходимость внести изменения в концепцию безопасности России?

— Прежняя концепция была принята в 2000 году.

Она скорее напоминала учебник на все случаи жизни. В старой стратегии было слишком много приоритетов, она пыталась ориентировать государство на широкий спектр угроз, девяносто процентов из которых были устаревшими угрозами «холодной войны». Теоретически верно были прописаны угрозы терроризма. Беда в том, что не была предусмотрена стратегия их решения.

Между тем и сегодня у меня нет ощущения, что высшее руководство страны определилось со стратегией национальной безопасности и не повторит прежних ошибок.

— Похоже, наследие «холодной войны» сегодня реально тормозит развитие стратегической составляющей Вооруженных сил России.

— Наследие «холодной войны» — вещь объективная. Россия не могла в одночасье изменить вооружение, предназначение, подготовку, обучение Вооруженных сил. Наша армия сегодня на 85 процентов нацелена на ведение третьей мировой войны, к которой мы готовились на протяжении десятилетий, вплоть до 1991 года. Но ведь и вооруженные силы США до недавнего времени были в большей мере ориентированы на эти угрозы. Но сегодня министр обороны США Дональд Рамсфельд, которого многие жестко критикуют, начал очень сложное дело — превращение вооруженных сил времен холодной войны в армию нового стратегического времени.

Россия в военном отношении значительно слабее СССР образца 1991 года, но главные противники, согласно существующей концепции, у нее не изменились. Это не свидетельство агрессивности. Скорее всего, высшая власть РФ не определилась, какое место страна занимает на стратегической карте мира.

Одна часть военного руководства России стремится любой ценой отстоять созданный в советские годы военный потенциал, другая часть военной бюрократии опасается потерять свои карьерные позиции в результате будущей реформы. И тем и другим для выживания необходим потенциальный враг в лице США и НАТО.

Возьмем документ военного ведомства РФ «Актуальные вопросы военного строительства на современном этапе», который был представлен министром обороны Сергеем Ивановым 2 октября 2003 года. Там говорится: главная задача — защита от воздушно-космического нападения. При этом не указывается, откуда его можно ожидать. Но в современном мире на атаку из космоса способна только одна страна — США.

— В то же время политическое руководство России дает понять: Америка — наш партнер.

— Во времена холодной войны в ходе переговоров по сокращению стратегических вооружений в Женеве я прочитал в книге Строуба Тэлбота (бывший заместитель госсекретаря США. — И.Т.), чем отличаются военные от дипломатов. Он писал, что лейтенант твердо знает: дважды два — четыре. Если он может допустить, что дважды два — это семнадцать, его не допустят командовать взводом. Но в дипломатии дважды два может быть сколько угодно, сколько скажут. Поэтому перед военными важно твердо поставить цель и не менять ее слишком часто.

Когда президент России после трагедии в Беслане говорит о неких кругах, которые хотят отхватить от России кусок пожирнее и которым не нужна Россия как крупная ядерная держава, он имеет в виду не террористов. Однако вслед за этим заявлением высшее политическое руководство страны посылает совсем другие сигналы: мол, США и НАТО — наши партнеры, а по некоторым позициям даже союзники. Это понятно обывателю. Но для военных это дезориентация. Им нужны четкость и ясность, чего как раз и не хватает сегодня высшему политическому руководству России.

— Может быть, наши военные, которые все еще пытаются выиграть третью мировую войну, оказывают давление на политическое руководство?

— Я бы не стал демонизировать военных. Ответственность все же лежит на политическом руководстве. У военных очень жесткая иерархия. Допустим, верховный главнокомандующий говорит: «Анализ обстановки, который мне представили, свидетельствует, что на обозримую перспективу США не будут являться военным противником России. Я приказываю с начала нового учебного года скорректировать все программы обучения, все программы учений». С этим могут не согласиться, но будут выполнять.

Хотя одного указа мало. Необходимо перестраивать систему военного образования. Наверху нужно создать президентскую академию национальной безопасности. Готовить в ней не специалистов по обороне, а именно по безопасности. Срок — не меньше года. Эти люди с современным военно-политическим мышлением должны будут занять ключевые посты, они станут ретрансляторами нового представления о безопасности. Необходимо распространить их полномочия не только на армию, но и на все институты, работающие на безопасность: МВД, разведку, ВПК, экспорт вооружений. Этих людей может быть 100, но их должен отобрать лично президент. Он курирует их подготовку, назначения и карьеру. Это президентская интеллектуальная гвардия в военной организации.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera