Сюжеты

СУДЫ ТЕРЯЮТ «ИНВЕСТИЦИОННУЮ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ»

<span class=anounce_title2a>СУД ДА ДЕЛО</span>

Этот материал вышел в № 88 от 29 Ноября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Завтра в Москве открывается очередной Всероссийский съезд судей. Очередной, но далеко не рядовой. В судейском сообществе ощущается большое напряжение. Судьи чувствуют угрозу и не видят друзей, готовых протянуть руку помощи. Их нет в...

Завтра в Москве открывается очередной Всероссийский съезд судей. Очередной, но далеко не рядовой. В судейском сообществе ощущается большое напряжение. Судьи чувствуют угрозу и не видят друзей, готовых протянуть руку помощи. Их нет в Кремле, с которым высшие суды упорно старались наладить слишком уж дипломатические отношения. Их нет среди губернаторов, которым судьи в регионах, часто поневоле, старались угождать. Их нет среди бизнесменов, которые раньше звали их на вечеринки, случалось, давали взятки или просто «помогали материально»: в новых условиях всепоглощающей «вертикали» суды стремительно теряют «инвестиционную привлекательность».

 

Съезду, например, предстоит выбрать своих представителей во Всероссийскую квалификационную коллегию судей. А есть ли смысл их вообще выбирать, после того как Совет Федерации выступил с инициативой фактического назначения членов ВККС президентом? Переезд высших судов в Санкт-Петербург — это все еще только «страшилка» или безумная, но реальная перспектива? Насколько далеко зашел план слияния Высшего арбитражного и Верховного судов?

Знатоки и старожилы системы уныло пожимают плечами и неохотно цедят: «Все будет зависеть от того, что скажет на съезде Путин». Да ничего особенного он не скажет, а если и скажет, то это может ровным счетом ничего не значить. Сказал же он как-то на позапрошлой неделе, чтобы правоохранительные органы не вмешивались в экономику. Но кто же отнесется к этим словам всерьез?

Поэтому надо не разгадывать ничего не значащие слова, а трезво посмотреть на то, что уже подготовлено в отношении судебной системы (со стадии, выражаясь языком Уголовного кодекса, «приготовления к совершению преступления»). Тогда мы разглядим во мгле намеков и скрытых угроз несколько ясных фактов.

Прежде всего это сформулированная Советом Федерации инициатива по изменению порядка формирования Высшей квалификационной коллегии судей, что логически повлечет и изменение порядка назначения в соответствующие региональные коллегии. В соответствии с этой новацией, которую первым предложил спикер верхней палаты Сергей Миронов, контроль за составом ВККС, а следовательно, и за результатами ее деятельности фактически перейдет от органов судейского самоуправления (Съезд и Совет судей) к президенту (на более низком уровне — к также назначаемым по новому замыслу губернаторам).

Это совершенно антиконституционное предложение означает, что разделения властей не будет (останется только отменить выборы в Думу и назначать депутатов). Можно, конечно, говорить, что судьи сами подпилили тот сук, на котором сидели, ложно понимая честь мундира и явно слабо используя собственные возможности по борьбе с коррупцией и прочей скверной в своих рядах. Но и это скорее не причина, а предлог, причина — в стремлении Кремля контролировать все точки, где кто-то что-то может решить.

Наконец еще один малозаметный для неспециалиста, но красноречивый факт. На вакансию председателя Высшего арбитражного суда РФ, которую освобождает по возрасту известный всему юридическому миру и далеко за пределами страны профессор Вениамин Яковлев, подана только одна заявка. Это можно истолковать только так, что она одна — проходная, другим претендентам рекомендовали просто не соваться. Заявка принадлежит 39-летнему Антону Иванову, в настоящее время первому заместителю генерального директора ОАО «Газпром-медиа», кандидату юридических наук, выпускнику юридического факультета Ленинградского госуниверситета 1997 года.

Собственно, ничего плохого об этом человеке я сказать не могу, потому что я его просто не знаю. Плохо то, что его вообще мало кто знает как в судейском, так и в научном и вообще в юридическом сообществе. Назначение (а фактически это будет прямое назначение) юриста, не имеющего никакой (ни положительной, ни отрицательной) репутации, на пост председателя Высшего арбитражного суда мы можем расценивать двояко. С одной стороны, это такое, на грани хамства, оскорбление всего судейского сообщества, что куда уж там журналистам, которых судьи привыкли считать своими главными обидчиками. С другой стороны, если исходить из калибра нового будущего председателя Высшего арбитражного суда, Антона Иванова можно рассматривать как чисто техническую кандидатуру.

Вероятно, его роль — подготовить арбитражные суды к слиянию с судами общей юрисдикции: слухи о такой реформе давно то вспыхивают, то гаснут, а это новое назначение можно расценивать как ее реальное начало. Сильно сокращая, можно сказать, что в сегодняшних реальных условиях арбитражные суды выше по уровню квалификации, но, по общему убеждению, более коррумпированы. На самом деле более точно говорить не об уровне коррумпированности, который, наверное, примерно одинаков, а о порядке сумм, соответствующих ценам исков, которые рассматривают арбитражные суды. Объединение судов в одну систему, вероятнее всего, «усреднит» общий уровень квалификации и волокиты, усилит неразбериху и сделает ставки коррупции несколько выше, чем прежде.

О чем бы ни шла речь с трибун во Дворце съездов и в Колонном зале в течение трех дней съезда судей, главными интригами будут вот эти две: изменение порядка формирования ВККС и назначение нового председателя Высшего арбитражного суда.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera