Сюжеты

Игорь ГРИНЕВ: ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ НЕ БУДЕТ. НО СТОЯТЬ БУДЕМ ДО ПОБЕДЫ!

<span class=anounce_title2a>ПОСЛЕ ВЫБОРОВ</span>

Этот материал вышел в № 89 от 02 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ситуация в Украине меняется ежедневно, если не сказать ежечасно. Акция протеста на майдане Незалежности продолжается уже вторую неделю и отличается четкой организацией.Если революция есть, то всегда найдется тот, кто ею руководит.Мой...

Ситуация в Украине меняется ежедневно, если не сказать ежечасно. Акция протеста на майдане Незалежности продолжается уже вторую неделю и отличается четкой организацией.

Если революция есть, то всегда найдется тот, кто ею руководит.

Мой собеседник — Игорь ГРИНЕВ, депутат Верховной рады, первый заместитель руководителя штаба Виктора Ющенко, идеолог его выборной кампании.

 

— Игорь Алексеевич, вы ожидали, что украинские выборы вызовут такой резонанс?

— Такого международного и внутреннего резонанса никто не ожидал. Всегда говорили: Украина — не Грузия, не Сербия. Да, но здесь вышло на улицы гораздо больше народу, чем в Грузии и Сербии. Это не операция штаба и не акция, организованная штабными технологами. Приведу один пример: по оценкам различных экспертов, в избирательной кампании Януковича потрачено от полутора до двух миллиардов долларов. Ресурс, казалось бы, неограниченный. И потому у многих были скептические настроения — при такой массе денег они все равно сделают все, что хотят. Но последние дни показали, что против выступили 10 миллионов других инвесторов, которые просто приносят людям на площадь еду и теплую одежду. И средний бизнес, который кормит этих людей. В один момент взорвалась вся страна.

— Вы заранее готовили акции протеста?

— Когда задолго до выборов Кучма сказал, что это будут самые грязные выборы в истории Украины, власть фактически дала нам сигнал, к какому сценарию нам готовиться. Мы и готовились: если власть пойдет на жесткие фальсификации, то мы будем противостоять.

Выборы подтвердили, что общий объем фальсификаций составил около 14 процентов. Если фальсификаций было бы меньше — процента 4, мы не смогли бы поднять народ.

— Но если за Ющенко, как утверждается, проголосовали 55 процентов, все-таки 45 — за Януковича.

— Стартовала кампания на двух темах. Первая — должна ли произойти смена власти. И соотношение здесь было в нашу пользу — 90 процентов украинцев категорически не хотели ее дальше видеть. А технологи из другого штаба подменили понятия –представили выборы не политическим процессом внутри Украины, а борьбой геополитических интересов Америки и России. Или подняли проблему языка, двойного гражданства, вовлекли церковь. Большинство, конечно, поняли, что выбирают политическую власть, а не государственный язык. Но, постоянно поднимая этнические вопросы, команда нашего конкурента добилась определенного результата. Многое раскрылось: начали говорить про две Украины.

— В штабе настраивались на переговорный процесс или изначально готовились к силовому варианту?

— Готовились к победе. Главный посыл — мы должны победить, потому что накануне первого тура имеем ресурс в 11 процентов перевеса и что такого уровня фальсификаций, чтобы его преодолеть, не бывает. И рассчитывали, что во втором туре разрыв только увеличится, потому что голоса тех, кто голосовал не за Ющенко и Януковича в первом туре, должны были прийти к нам. Это было просчитано математически, социологически, технологически. Мы думали, что все возможные фальсификации были запущены в первом туре. Но просчитались. И столкнулись с двумя типами обмана: искусственным поднятием явки, когда цифры меняли вручную уже в компьютере ЦИКа, и более грубым, когда наших наблюдателей просто изгоняли с участков. Готовились ли мы к силовому варианту? Вы же видели палатки на Крещатике — конечно, готовились. Но мы не пошли на прямое столкновение с властью, хватило демонстрации силы для того, чтобы изменилась политическая ситуация. А применение силы всегда имеет отрицательные последствия

— Что вас остановило? Начавшиеся переговоры?

— В первую очередь международный резонанс. С другой стороны, мы оказались психологически готовы к переговорам. Мы не шли на силовой вариант, он не был доминирующим. Был бы он основным — все решилось бы быстрее. Если на улице стоит полмиллиона человек, то занять любое помещение — администрации президента или рады — это вопрос времени и, к сожалению, жертв. Чтобы не запятнать свою историю кровью, мы готовы пойти на уступки. Например, поддержать конституционную реформу.

— Но после «круглого стола» с европейскими представителями в субботу Ющенко пообещал перейти к активным действиям, если затянется принятие решений.

— Ситуация меняется ежедневно и ежечасно. Я считаю, что принципиально изменила ситуацию не эта встреча, а субботнее решение Верховной рады. Оно не имеет организационных последствий, но фактически это императивный мандат президенту. Он не может не считаться с решением парламента.

— Как можно легитимно разрешить сложившуюся ситуацию?

— На данный момент нужно решение Верховного суда. Он может ликвидировать результаты выборов на тех участках, где они были сфальсифицированы, или отменить по тем участкам, где у нас не было наблюдателей. Тогда ЦИК может пересчитать результаты, и победителем окажется Ющенко. Насколько суд ангажирован и зависим, мы узнаем по его решению в ближайшее время. Но я думаю, что Верховный суд пойдет по другому пути — отменит результаты второго тура, как сделал парламент, и назначит переголосование.

А для этого надо будет сделать определенные шаги президенту и парламенту, но уже организационного характера. Президент должен отправить в отставку ЦИК и назначить новый состав, который утвердит Рада.

— Но ведь на все эти процедуры потребуется время?

— Было бы желание. Это все вопросы одного дня. Принять решение о конституционной реформе, подписать указ об отставке ЦИКа и назначить новый… Если есть политическая воля и желание выйти из кризиса, времени требуется немного. Напечатать бюллетени и создать новые комиссии — время надо, но того, что есть у нас, достаточно, чтобы подготовить новое голосование. Будет это 12 или 19 декабря – зависит именно от организационного процесса.

— Скорее всего, перевыборы будут. Есть гарантии, что вы опять не столкнетесь с фальсификациями?

— Главные гарантии — гражданская позиция людей. Люди, которые придут на участки, теперь сами будут наблюдателями. Конечно, также будут решения парламента и ЦИКа, которые обязаны не допустить нарушений. Конечно, мы будем требовать присутствия наших наблюдателей в комиссиях на паритетном уровне.

— Почему вы называете политическую реформу уступкой?

— Уступка «Нашей Украины» в том, что мы идем на обязательства по политической реформе, — президент теряет часть своих полномочий, передав их парламенту. Мы знаем, что большинство голосов в пользу Ющенко, и, соответственно, это его полномочия мы отдаем парламенту. Украина останется, как и была, парламентско-президентской республикой. Поменяется только баланс полномочий в сторону от президента к парламенту.

— Россиян и украинцев, имеющих в России родственников, больше всего интересует, как изменятся отношения с Россией, когда вы придете к власти?

— Ющенко уже был премьер-министром и строил отношения с Россией. И за это время товарооборот с Россией был увеличен на фантастические цифры, погашены долги в отношении России. Поэтому эти отношения будут, во-первых, прагматичными, во-вторых, последовательными и ответственными. Сегодня очень много фальши, деклараций и слюней. Идет персонификация, с одной стороны, а с другой — византийская политика, когда в телевизоре одно, а на деле совсем другое. Вот такой политики точно не будет, она будет прогнозируемая. Двойное гражданство, о котором так много говорил штаб Януковича, — это большой миф. И Россия в первую очередь сама на это не пойдет. Второй язык — это тоже бред. Для того чтобы говорить на русском языке, не надо никаких очередных демагогических заявлений. Русский язык в Украине не ущемляет никто. Начать же украинизацию — это себе самому дать по голове.

— Почему власть сделала ставку на Януковича?

— У меня одна гипотеза: основную партию на этих выборах играла Россия, которой был выгоден такой кандидат. Во-первых, он уязвим — Россия знает, сколько у него судимостей, и может манипулировать. А во-вторых, они считали, что победа Ющенко может произойти ценой разорванной страны на грани гражданской войны. Россия не имела достоверной информации об уровне неподдержки и нелегитимности украинской власти. В Москве верили в ту информацию, которая приходила от власти.

— И главный вопрос: будет гражданская война?

— Не будет. Когда человек получает поддержку одной части населения, став президентом, он хочет получить поддержку тех, кто за него не голосовал. И, соответственно, становится компромиссным в отношении тех проблем, которые интересуют эту часть. Идет навстречу и делает уступки. Кучма тоже обещал государственный статус русского языка. А после победы сразу начал заигрывать с Западной Украиной. Пришел бы Янукович, попытался стать популярным на Западе. Ющенко ничего не обещал ни России, ни Востоку — возможно, это была ошибка в пиар-технологиях. Но, с другой стороны, сейчас он имеет реальный ресурс сделать что-то, чтобы доказать свою позицию по этим вопросам. Наладить отношения с Россией и, приезжая в Донецк, честно смотреть людям в глаза.

— Люди на майдане будут стоять до 12 или до 19 декабря, когда пройдут перевыборы?

— Будем стоять до победы.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera