Сюжеты

ВЕСЬ ЦВЕТ ЛИМОНОВ

<span class=anounce_title2a>ВЛАСТЬ</span>

Этот материал вышел в № 89 от 02 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Съезд НБП прошел в Театре мимики и жеста в понедельник—вторник. И если делегаты (их было около семисот) изредка позволяли себе какие-нибудь жесты, то реакцию милиционеров, оцепивших здание театра, выдавала разве что мимика. Было видно, что...

Съезд НБП прошел в Театре мимики и жеста в понедельник—вторник. И если делегаты (их было около семисот) изредка позволяли себе какие-нибудь жесты, то реакцию милиционеров, оцепивших здание театра, выдавала разве что мимика. Было видно, что милиция хочет столкновений еще меньше, чем делегаты. Милиция даже выделила делегатам семь автобусов, доставивших их в гостиницу.

 

Вы удивитесь, но съезд открыл Эдуард Лимонов. Он заявил, что для НБП «настала пора легализоваться». Действительно, пора. За десять лет своего существования эта общественная организация уже четырежды пыталась зарегистрироваться как партия. И каждый раз Минюст отказывал нацболам, ссылаясь на «несостоятельность документации».

На этот раз лимоновцы подошли к регистрации со всей ответственностью. Регистрировали совершеннолетних, право голоса получили только 168 человек, а в политсовет и контрольно-ревизионную комиссию избрали тех, у кого нет проблем с документами. Таким образом, некоторые видные нацболы не попали в руководящие органы партии. На второй день съезда противоречие разрешилось. Член политсовета партии, главный редактор газеты «Лимонка» Алексей Волынец, заявил, что «есть действующий ЦК, который не соответствует тому списку, который пойдет в Минюст». «Я понимаю, — сказал Волынец, — что это нам аукнется при регистрации, но нужно, чтобы вы понимали, кто нами реально будет управлять». Волынец проговорился «на эмоциях». Ему пришлось вмешаться после предложения другого члена политсовета — Сергея Соловья.

«Давайте проголосуем за партсовет. Кто «за»?» — предложил Соловей. Участники съезда по привычке проголосовали единогласно. Они и предположить не могли, что инициатива Соловья не утверждена председателем политсовета партии Эдуардом Лимоновым. Мог бы случиться казус, но, как верно подметил администратор питерского партсайта Андрей Песоцкий, «НБП — партия креативная, творческая». Буквально через полминуты после голосования пришло срочное сообщение о том, что представители Госкомимущества покушаются на Бункер (центральный штаб на Фрунзенской). Тут уж, конечно, все проявили желание ехать разбираться к Бункеру. Вскочили, подняли кулаки и стали скандировать привычное: «Да, смерть!».

Издалека было видно, что Эдуарду Лимонову нравится живость своих сторонников. Однако он призвал их «пока что оставаться в зале». Об избрании политсовета уже никто не вспоминал, а Соловей хоть и помнил, но это уже ничего не меняло.

Этот съезд вообще нельзя назвать удачей Соловья. Во вторник он призвал вербовать сторонников «из числа тех, кого милиция называет чурками», а в понедельник, отодвигая младших товарищей по партии, без очереди пролез к гардеробу, приговаривая, что «нужно же хоть как-то использовать свои полномочия». И если гардероб ему еще простили (хотя Лимонов не устает повторять, что в партии нет и не будет заслуженных национал-большевиков), то «вербовка чурок» все-таки еще не укладывается в сознание многих членов партии.

Но жизнь все равно заставляет нацболов корректировать политическую ориентацию. «Может, от общения с либералами мы заразимся легальностью?» — спросил сам себя стоявший на трибуне Сергей Соловей. О необходимости сотрудничества с любыми оппозиционными политическими силами, в том числе с губернаторами, недовольными последними инициативами Путина, говорили почти в каждом выступлении. «Сейчас линия фронта проходит так: Путин и все остальные, — признался глава московского отделения НБП Роман Попов. — В администрации президента собирают конструктор из правых и левых деталей. Наша задача — разбить, уничтожить этот сурковский конструктор».

Пока у НБП не все в порядке с собственным конструктором. После первого дня зал выглядел… менее заполненным, что ли. А многие из тех, кто пришел, испытывали мучительную жажду (парни с соседних рядов то и дело просили у меня бутылку с водой. Бутылка переходила из рук в руки). «Такое ощущение, что вместе с бойцами завезли сюда бомжей! — возмущался Евгений Прилепин, глава нижегородского отделения. — В зеркало на себя посмотрите: я похож на бойца или на ушлепка». Ушлепок — красивое, сочное слово. На съезде НБП вообще любят выражаться точно и четко. Здесь не так, как на съезде какой-нибудь «серой бюрократической партии», членов которой Эдуард Вениаминович Лимонов назвал «старыми жопами». Эти бюрократы никогда не скажут так, как лимоновцы: «бабло, которое можно заработать для партии» и «у товарища… очко подсело». Они скажут: «средства, необходимые на нужды…» и «товарищ проявил политическую близорукость».

Насчет бабла показательно высказался Геннадий Андреевич Федоров из Ярославля («Сейчас многие говорили о сотрудничестве с другими партиями. Когда Лимонов будет вторым номером в списке КПРФ, а товарищ Абель будет заведовать партийной кассой СПС, это и будет сотрудничество»). Политическую близорукость проявили главы украинских отделений партии.

Об Украине во второй день говорили больше всего. Иногда казалось, что и съезд созывали для того, чтобы поговорить об Украине.

Сначала руководитель киевского отделения Сергей Лагода заявил, что обе стороны одинаково противны идеологии НБП. Поэтому украинские отделения партии приняли решение бойкотировать «оранжевую революцию». Потом выступил Лимонов: «Я бы вам простил даже неявку на съезд, только бы вы были на улице и увели за собой массы!». Следующий оратор (из Харькова) попытался сгладить ситуацию («Я в составе 50-тысячной группы сторонников Ющенко ходил на обладминистрацию»), но делегат из Днепропетровска перечеркнул все его усилия. Он сказал, что Лимонов «не совсем прав», что «вся украинская революция проституирована». Лимонов ответил страстно.

— Вы допускаете большую ошибку. Идите на улицы!

— Там толпа и так! — крикнул кто-то из зала (мне показалось, что это был глава киевского отделения).

— «Толпа и так!». «Толпаитак!» — передразнил кричавшего Лимонов. — Плохому танцору, как говорят, яйца мешают.

(Это заявление никак нельзя назвать точным: ведь яйца во многом и сделами нацболов такими знаменитыми и крутыми.)

Дальше Лимонов заявил о своем желании, «чтобы Украина развалилась» и «чтобы она была Россия», и закрыл съезд.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera