Расследования

ТЫЛЬНАЯ СТОРОНА МУНДИРА – 3

<span class=anounce_title2a>РАССЛЕДОВАНИЯ</span>

Этот материал вышел в № 90 от 06 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

В августе нынешнего года в двух номерах «Новой» (№ 62,63) мы опубликовали материал «Тыльная сторона мундира» — о хищениях и коррупции в Свердловском ГУВД. Вряд ли, конечно, свердловские милиционеры в этом смысле так уж отличаются от своих...

В августе нынешнего года в двух номерах «Новой» (№ 62,63) мы опубликовали материал «Тыльная сторона мундира» — о хищениях и коррупции в Свердловском ГУВД. Вряд ли, конечно, свердловские милиционеры в этом смысле так уж отличаются от своих коллег в других регионах, но нам казалось, что благодаря информации сведущих источников внутри самого Свердловского ГУВД на этот раз фактура была представлена настолько «убойная», что министр внутренних дел Рашид Нургалиев, наверное, должен был бы по этому поводу что-нибудь сказать.

 

Возможно, министр был в это время в отпуске и заметок не читал, а потом, в связи с известными трагическими событиями, ему стало и вовсе не до коррупции. Мы рискнули напомнить о себе письмом главного редактора на имя министра Нургалиева в середине сентября.

Ответа ждали долго: в МВД тоже чего-то ждали. И дождались: в конце октября и.о. начальника Управления информации, региональных и общественных связей МВД РФ В.В. Грибакин сообщил, опуская подробности, что главный виновник найден и дело в отношении него уже направлено в суд. Ура!

И кем же, по мнению МВД, оказался этот виновник? Это бывший заместитель начальника одного из управлений Службы тыла Свердловского ГУВД Игорь Коныгин. Тот самый подполковник, который и рассказал, вернее, вынужден был рассказать, защищая себя от «подставы», о фактах разворовывания внебюджетного и подарочного фондов, о строительстве для милицейского начальства коттеджей, о ключевой роли во всех этих махинациях заместителя начальника ГУВД по тылу Сергея Гроссмана и о многом другом. В частности, о редкой по своей простоте и наглости махинации, связанной с хищением 3 млн рублей бюджетных ассигнований на бензин, которого никогда не существовало в природе. Именно в этой афере нашлась уникальная бумажка, которую мы цитировали в первом материале, о том, как «автомашина

3 В319 АМ (без прицепа) перевезла за один рейс 339 тонн бензина А-76 и 155 тонн бензина А-93».

Вот этот-то бензин (то есть 3 миллиона, похищенные путем злоупотребления доверием) и повесила на Коныгина прокуратура Свердловской области, передавая уголовное дело в Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга.

Передачу дела в суд мы расцениваем как победу газеты. Ведь суд, за исключением случаев, когда в материалах дела имеются сведения о государственной тайне (а тут их не найдешь, как бы кому-то ни хотелось), проводится публично. И та формула обвинения, что келейно сооружается во время следствия, в суде выносится на всеобщее обозрение. И бывает даже, что в ней обнаруживаются нестыковки.

Может так случиться и на этот раз. Все документы, которые были необходимы, чтобы провести операцию по хищению 3 млн рублей, и которые лежат теперь в судебном деле, подписаны вовсе не Коныгиным — одним из сотрудников среднего звена, а начальником тыла полковником Гроссманом. Он этого и не отрицает — есть экспертиза. Но свидетель обвинения Сергей Гроссман (именно в таком статусе он фигурирует в обвинительном заключении) утверждает, что подписывал липовые документы, потому что полностью доверял Коныгину и по своей доверчивости был введен им в добросовестное заблуждение.

Наверное, те, кто работает в Верх-Исетском суде Екатеринбурга, лучше нас знают, кто такой полковник Сергей Гроссман, «пересидевший» на своем тыловом посту четверых начальников ГУВД. Наверное, они слышали, что без одобрения Гроссмана там и муха не смогла бы утащить свой законный кусочек из помойки, а не то чтобы кто-то, злоупотребляя доверчивостью матерого тыловика, умудрился, не поделившись, увести 3 млн рублей. Мы верим в объективность Верх-Исетского суда, который однажды уже отказался, посмотрев документы «дела Коныгина», дать санкцию на его предварительное заключение под стражу. И все же мы будем осуществлять систематическое «давление» на этот суд в виде того, что наш корреспондент будет сидеть в зале и молча, но внимательно слушать.

Мы не просто переживаем за Игоря Коныгина, который нашел в себе мужество, пусть даже и не из героических побуждений, пойти войной на руководство ГУВД, рассказать сначала в рапортах его начальнику генералу Воротникову, а затем и в рапортах министру Нургалиеву, а затем и в газете о вопиющих фактах хищений в Свердловском ГУВД.

Но «дело Коныгина» очень принципиально еще и вот чем: стандартный милицейский прием опорочить и желательно изолировать «заявителя» или в очередной раз сработает, или на этот раз не сработает, не проскочит через гласную судебную процедуру. И в таком случае все то, о чем рассказывал Коныгин в своих рапортах Нургалиеву, опять окажется весьма и весьма актуально. И кому-то придется все-таки отвечать.

29 ноября судья Верх-Исетского суда Николай Морозов в предварительном заседании вернул дело в прокуратуру Свердловской области «для устранения недостатков». По новому УПК дело не может быть возвращено, как прежде, «на доследование», при хлипкости доказательственной базы судья обязан вынести оправдательный приговор.

Судья Морозов, возможно, чуть вышел за рамки своих полномочий, записав в постановлении о возврате уголовного дела ряд вопросов, которые требуют, по сути, вовсе не устранения (формальных) недостатков, а полноценного дополнительного расследования. Например: «…Из обвинения, предъявленного Коныгину, не видно, кого конкретно и каким образом Коныгин обманул и чьим конкретно доверием злоупотребил».

Между тем, пока «дело Коныгина» сооружалось в тиши следственных кабинетов, сам прокурор области Борис Кузнецов распрощался с должностью. Говорят, слишком шикарный дом построил, как, впрочем, и начальник тыла ГУВД полковник Гроссман и другие правоохранительные генералы.

Пока пеклось дело, МВД РФ тоже все-таки провело кое-какие проверки, например, касаемо подарочного фонда, и факты хищений, на которые первым сослался Коныгин, увы, подтвердились.

Итак, судья дело вернул, в прокуратуре теперь, может быть, предпочли бы его и вовсе не передавать в суд, но обратного хода уже нет.

Да будет суд! А уж кто в конечном итоге окажется на скамье подсудимых — это посмотрим.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera