Сюжеты

ЦЕНА СВОБОДЫ В ДОЛЛАРАХ И ГРИВНАХ

<span class=anounce_title2a>ТУПИКИ СНГ</span>

Этот материал вышел в № 91 от 09 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Не все украинцы ходят на митинги, но почти все пытаются спасти свои деньги.В прошлый понедельник мой муж бегал по магазинам. Походы преследовали две цели: закупить как можно больше продуктов по старым ценам и снять нервное напряжение....

Не все украинцы ходят на митинги, но почти все пытаются спасти свои деньги.

В прошлый понедельник мой муж бегал по магазинам. Походы преследовали две цели: закупить как можно больше продуктов по старым ценам и снять нервное напряжение. Последнее — нормальная реакция нормального мужчины, который боится не прокормить семью. Хотя официальный курс мертво стоял на щитах обменников, зеленые купюры там купить было невозможно. Страшно было, что гривна рухнет вместе с покупательной способностью клиентов.

Чтобы купить 400 долларов, подруге потребовалось четыре часа. Купила по 5,60 (при официальном курсе 5,40). К вечеру на черном рынке бакс стоил уже шесть гривен, через три дня — от 7 до 12.

Утром того же дня моя мама пошла снимать остатки пенсии со сберкнижки. Она была второй в очереди. Третьему уже денег не выдали. Только в Крыму в тот день сняли со счетов 34 миллиона гривен (6,5 миллиона долларов). В целом по стране объемы частных депозитов сократились с 42 млрд гривен до двух.

К среде опасности революционного времени осознали все граждане. На рынках выстроились длинные очереди за сахаром, крупами, макаронами. Цены поднялись в среднем на 10%. На молочные продукты — на 8—15%. В Донецке товар просто исчез с прилавков. Торговцы ссылаются на то, что поставщики подводят. Но люди уверены: они просто припрятали продукты в холодильник, ждут, пока цены устоятся. В Одессе на Привозе вообще была уникальная ситуация: полон рынок продавцов и покупателей, а торговли нет. Потому что цены никто назвать не в состоянии.

Списывать экономический кризис только на революцию нельзя. Он вызревал в течение всей предвыборной кампании. Правительство Януковича заставляло предприятия платить налоги вперед, так что в следующем году бюджет недосчитается весьма солидной суммы. Но самым «сильным» ходом была авантюра с доплатами к пенсиям, когда в экономику вбросили несколько миллиардов ничем не подкрепленных гривен (около 30% месячных денежных доходов всех граждан страны). Цены уже тогда поползли вверх. И все понимали: доллар стоит только благодаря жесткой установке Нацбанка. Кризис был неминуем. За месяц до начала революции я спросила Виктора Ющенко, сможет ли он удержать гривну. Он честно ответил: «Будет очень трудно».

Сегодня некоторые эксперты полагают, что ажиотажный спрос на наличку парадоксальным образом нивелировал последствия эмиссии от Януковича. Нацбанк в срочном порядке вбросил 200 миллионов долларов (их усиленно скупают спекулянты), ограничил суммы обмена и ввел запрет на расторжение депозитных договоров. Есть вероятность, что доллар удастся удержать. Но рядовой украинец не верит, что после двух недель революции все останется по-прежнему. Правда, о художествах Януковича уже все забыли, ответственность за кризис падет на «оранжевых».

Довели страну — основной мотив разговоров на юге и востоке. Сторонники оппозиции на те же самые факты смотрят с завидным оптимизмом. «Из-за апельсиновой революции Львовщина ежедневно теряет 1,6—1,8 миллиона гривен, — говорит заместитель главы львовской администрации Степан Лукашик. — До революции мы зарабатывали 40 миллионов, то есть убытки всего на 4—4,5%. Никто не бастовал так, чтобы серьезно повлиять на жизнь региона». Львовский бизнесмен признается, что ему пришлось отказаться от идеи открыть несколько новых магазинов, но он и его коллеги не делают из кризиса трагедии: «Мы не дилетанты и не меценаты, просто надеемся на перспективу».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera