Сюжеты

НА ГРАЖДАНСКОМ КОНГРЕССЕ ПРОВЕЛИ СМОТР СИЛ

<span class=anounce_title2a>НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ</span>

Этот материал вышел в № 92 от 16 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Демократы по-своему отметили последний День Конституции. В гостинице «Космос» прошел Всероссийский Гражданский конгресс. С праздником прощались оппозиционные правые, некоторые коммунисты, общественники, бизнесмены. Евгений Киселев...

Демократы по-своему отметили последний День Конституции. В гостинице «Космос» прошел Всероссийский Гражданский конгресс. С праздником прощались оппозиционные правые, некоторые коммунисты, общественники, бизнесмены. Евгений Киселев предложил проводить его минутой молчания. Гарри Каспаров предположил, что в следующий раз отнимут саму Конституцию. Правозащитница Людмила Алексеева заявила в микрофон: «Мы, конечно, простились. Но не дождутся!».

 

Цель конгресса — в очередной раз попытаться объединить демократические силы. Организаторы, боясь спугнуть удачу, заранее подчеркивали: «Никто ни под кого подстраиваться не должен», пройдет лишь смотр сил. В результате на «смотрины» приехали и правые, и левые, и непартийные независимые депутаты. «ЯБЛОКО» согласилось участвовать как партия, из СПС и КПРФ пришли отдельные желающие.

В «Космос» отправились общественники разных мастей — от экологов до правозащитников, прибыли бизнесмены. Публика слишком разношерстная, чтобы сразу встать под общие флаги. Потому для начала решили «поделиться опытом противодействия власти».

Начать конструктивный разговор взялся правозащитник Сергей Ковалев. Он заявил, что политики слишком много думали о своих рейтингах и потому реальной оппозицией так и не стали, скатившись в маргиналы: «Именно гражданская оппозиция — единственно действенная оппозиция в нашей стране. Структуры гражданского общества не могут быть инструментом для политиков. Наоборот, политики должны стать инструментом гражданского общества».

Заданный тон подхватили. Граждане из зала аплодировали. Политики, выходившие к трибуне, демонстрировали свою готовность переосмыслить прошлые ошибки. Борис Немцов развел руками:

— Меня мучает вопрос: как это мы с вами легко все отдали! Мы отдали возможность критиковать власть. Мы отдали…

— Это вы все отдали! — кричали из зала.

— Я ждал, что вы так скажете. Значит, не зря мы проиграли, не впустую.

Григорий Явлинский предложил создать единую демократическую партию. Но на основе «ЯБЛОКА», сначала вступив в него. Это уже более 80 тысяч человек, готовая инфраструктура. По словам яблочников, при новом, драконовском, законе о партиях этот вариант может быть единственной возможностью объединиться. В стане СПС идею восприняли прохладно.

В отличие от политиков, по-прежнему старательно маневрирующих между разногласиями скорее личностными, чем идеологическими, остальные участники конгресса «переобъединяться» друг с другом не против уже сейчас, главное решить, как это сделать. Они на ура восприняли призыв Гарри Каспарова взять власть в стране и разошлись по залам-секциям направлять услышанное в практическое русло. В «Галактике» искали защиты свободе слова, в «Вечернем космосе» — институтам демократии, в «Плутоне» разрабатывали схему борьбы с коррупцией, в «Юпитере» озаботились вопросом безопасности.

«Нептун» был максимально практичен: здесь думали, как организовать ту «бархатную революцию снизу», о необходимости которой рассуждали в соседних залах. Правозащитники предлагали опутать сетью всю страну, создавая общественные организации, призывали молодежь выходить на массовые акции.

Трепетное отношение к украинскому опыту выдавали оранжевые ленточки на груди и оранжевые футболки. Все были согласны: «Власть глуха, если нет силы». Вопрос, как эту силу проявлять.

Илья Яшин, лидер молодежного «ЯБЛОКА», ударяя кулаком по столу, заявил: «Уличная политика — единственное, что нам осталось. Нужно выработать принципиально новую эстетику — эстетику «Кмары», «Отпора» и «Поры». И тотально политизировать студенчество. Это произойдет, если вскоре отменят отсрочки от армии».

Товарищ из СПС не согласился. Революционный настрой чуть было не потонул в споре о том, насколько конструктивно заливать здание Лубянки краской и метать в чиновников яйцами. Договорились созвать через несколько месяцев молодежный конгресс, создавать коалиции, яркое протестное молодежное движение и выработать механизм быстрого реагирования на авторитарные замашки власти.

Самые сильные страсти кипели в зале с романтичным названием «Венера» — маленькой комнате, забитой бизнесменами. То хватая друг друга за грудки, то вдруг пожимая руки, здесь решали, что важнее — бизнес, гражданские организации или партии. И кто кому сколько должен. Для начала бизнесмены с правозащитниками коллективно «завалили» партийных, заявив, что их место здесь крайнее. Потом, отбросив правозащитную лексику в сторону, перешли к делу:

— Бизнес готов дать денег обществу?

— Всегда готов!

— Нет, пусть крупный бизнес дает, малому и так тяжело…

— Ага, сразу в кусты? Хоть десятую долю отдашь?

— Десятую дам.

Определившись с «десятиной», стали думать, чем «граждане» смогут пригодиться. Сразу поступило предложение — пусть пробьют в законодательство запрет на государственные сборы, например на пожертвования. И научат дотошно и грамотно отстаивать свои права. Но самим бизнесменам вдруг стало от этой просьбы так тоскливо, что они решили: гражданские организации предложат «меню» своих услуг, а там разберемся.

В итоговые предложения «десятина» не вошла, пока ограничились расплывчатой формулировкой: «Бизнес добровольно признает необходимой финансовую и интеллектуальную поддержку институтов гражданского общества как входящих в сферу его интересов».

К концу вечера был создан постоянный координирующий орган — Комитет действия. Решено разрабатывать законопроекты, проводить референдумы. Президентом комитета избрали Гарри Каспарова.

Перед закрытием конгресс споткнулся о наболевшее: отношения с властью. В первоначальном варианте итоговой декларации существовала фраза: «Намерение сотрудничать с властью». Сопредседатель, президент фонда «ИНДЕМ» Георгий Сатаров, уверял, что в правительстве, среди чиновников есть внятные люди. Только что избранный глава комитета — что сегодня диалог с властью невозможен. Победил Каспаров. Спорную фразу вычеркнули и отношения с властью оставили неопределенными.

Открытым остался и главный вопрос: готовы ли политики к реальному объединению и сможет ли комитет убедить их стать «инструментами гражданского общества»?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera