Сюжеты

Сергей ГЛАЗЬЕВ: ПАРАД СУВЕРЕНИТЕТОВ НАЧАЛСЯ С НАЗНАЧЕНИЯ ГУБЕРНАТОРОВ

<span class=anounce_title2a>ВЛАСТЬ</span>

Этот материал вышел в № 92 от 16 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Навязываемая Кремлем политическая реформа проводится якобы для укрепления государства и национальной безопасности. При этом в дело идут провокации — противников реформы называют врагами государства и пособниками террористов....

Навязываемая Кремлем политическая реформа проводится якобы для укрепления государства и национальной безопасности. При этом в дело идут провокации — противников реформы называют врагами государства и пособниками террористов. Непревзойденный знаток черного пиара, а по совместительству замруководителя администрации президента Владислав Сурков объявил о наличии в стране «пятой колонны», в состав которой, очевидно, будут заноситься все неугодные его шефу политические и общественные деятели с целью их последующей зачистки.

 

Не так давно в вагонах московского метро появились смонтированные наклейки-листовки. На них были изображены лидеры оппозиции вместе с наиболее одиозным чеченским террористом и беглым олигархом. Мол, вот они — враги народа.

Я считаю, что эта выходка может оказаться прелюдией к репрессиям против неугодных власти политиков. Судя по этим приемам, агитпроп перенимает опыт главного фашистского политтехнолога Геббельса. Как известно, ему принадлежит фраза: «Чем грандиознее ложь, тем больше она похожа на правду».

Этот и подобные ему принципы, все шире практикуемые администрацией президента, приближают ее к хорошо известным моделям политического террора 30-х годов с разоблачением и последующим уничтожением «врагов народа». Возможно, в современных условиях он будет не столь масштабным и жестоким, каким был в СССР и Германии. Число жертв не выйдет за пределы пиночетовской диктатуры, а в стране появится нечто вроде российского Туркменбаши. В любом случае этот рецидив политтехнологии прошлого века губителен для страны.

Как горбачевская антиалкогольная кампания была доведена ретивыми исполнителями до вырубки виноградников, путинская политическая реформа может быть реализована какими-нибудь «идущими вместе с вождем» по образцам гитлеровских штурмовиков или китайских хунвейбинов.

Проводимые властью реформы обозначили пока лишь общий вектор изменения социально-политической структуры общества. Но их осуществление задает тенденцию, которая может привести к формированию криминально-олигархической диктатуры. А может и заглохнуть — в зависимости от силы общественного сопротивления. Поэтому столь важно сейчас, пока авторитарно-репрессивный режим власти окончательно не сформировался, ясно осознать его угрозу.

 

Все это уже было

В нашей новой истории уже был период, когда руководители регионов назначались президентом. Это был период распада СССР и всей прежней системы управления огромной страной. Захватившим власть революционерам срочно нужны были лояльные руководители в областях. Прикрываясь теми же лозунгами, что и сегодняшние политреформаторы, они сместили большую часть действующих глав регионов, назначенных еще КПСС, и поставили на их место спешно подобранных.

Многие из них не имели ни опыта управления, ни необходимой для этого квалификации. Впрочем, от них многого и не требовалось: не допустить реставрации советско-партийной системы, строго выполнять инструкции центрального правительства, обеспечивать «правильный» ход народного голосования по выборам в федеральные органы власти.

Предоставленные сами себе многие новоявленные главы регионов быстро проворовались, забыв об ответственности перед обществом. Только после перехода к всенародным губернаторским выборам населению удалось избавиться от наиболее одиозных фигур.

Сегодня нам предлагают вернуться к этой системе, являющейся явным анахронизмом в условиях XXI века.

Неужели в Кремле полагают, что они могут лучше оценить эффективность работы глав регионов, чем население? Как президент будет оценивать работу губернаторов? Пока нам известен только один критерий, по которому с лидеров регионов спрашивают по всей строгости. Это результат выборов президента и депутатов Государственной Думы. Если он соответствуют планам Кремля, все остальное может сойти с рук. Если нет — следует ждать неприятностей от правоохранительных органов.

 

Кадровики решают все

Власть сильна своей связью с народом. Очевидно, что замена прямых выборов губернаторов отдаляет власть от народа. У губернаторов исчезает ответственность перед гражданами. А ответственность перед президентом сводится к безусловной политической лояльности. Это делает губернаторов заложниками кремлевских интриг. Ведь у президента не 89 голов, чтобы с утра до ночи думать о каждом субъекте Федерации. За него это будут делать кремлевские кадровики, подбирая и оценивая людей по собственному усмотрению.

Сегодня вдруг заговорили, что прямые выборы губернаторов не обходятся без грязных технологий и подтасовок результатов. Это действительно так, и это накладывает серьезный негативный отпечаток на результаты народного волеизъявления.

И тем не менее население — более объективный судья работы губернатора, чем оторванные от реальной жизни кремлевские царедворцы. Последних больше волнует вопрос, какие бизнес-структуры могут поделиться заработком в том или ином регионе, а не то, как там живут простые граждане. Поэтому при всех недостатках избирательных технологий население эффективнее контролирует работу губернаторов.

Кстати, заметим, что наиболее одиозные лидеры регионов, на которых в качестве негативного примера ссылаются сегодня сторонники политической реформы, пришли к власти благодаря прямой поддержке Кремля.

 

Назначенцы от сепаратизма не спасут

В качестве важнейшего аргумента в пользу политической реформы говорится о якобы свойственном избираемым губернаторам сепаратизме — стремлении отделиться. В пример приводятся отмененные недавно договоры федерального центра и субъектов Федерации о разграничении полномочий, а также тысячи существовавших ранее расхождений между федеральным и региональным законодательствами.

Действительно, сепаратистские тенденции имели место и их подавление — несомненная заслуга нынешней власти. Однако это доказывает лишь одно: как только федеральная власть стала всерьез бороться с региональным сепаратизмом, он развеялся, как утренний туман. Порожден же он был самой федеральной властью, панически боявшейся региональных баронов на заре формирования новой российской государственности.

Целостность и национальная безопасность страны удерживаются не административным произволом, а единством правового, экономического и, самое главное, — человеческого пространства. Никакими назначениями начальников «сверху» эти скрепы не заменить. Напомню, что парад суверенитетов развернули именно назначенные в свое время главы регионов.

Национальная безопасность — это обязанность федеральной власти, которая ни в коей мере не должна зависеть от способа формирования органов власти субъектов Федерации. Если выбранный народом губернатор нарушает закон или совершает действия, подрывающие безопасность страны, федеральная власть имеет достаточно рычагов, чтобы отстранить его от занимаемой должности. В то же время избранный руководитель, находящийся под контролем населения, всегда более осторожен в своих действиях, чем лично преданный ставленник с неограниченными полномочиями.

Смею предположить, что авторы политической реформы надеются сбросить ответственность с федеральных органов власти на назначаемых ими региональных руководителей. И не только в сфере социальной политики, но и в области национальной безопасности. То есть за подавление терроризма будут отвечать не вооруженные и обученные федеральные спецслужбы, а совершенно неподготовленные к этой работе региональные руководители, дело которых — не борьба с бандитизмом, а хозяйственные и социальные вопросы. Это как раз и приведет к дальнейшему снижению эффективности системы национальной безопасности.

И последний, самый важный вопрос: зачем Путин заменяет остатки народного контроля режимом неограниченной личной власти? Против кого эта власть будет направлена? Каких целей она добивается? Ответ на этот вопрос дает проводимая в стране социальная реформа…

Можно ли власть, которая уходит от ответственности за уровень жизни и развитие страны и в то же время пытается все взять под контроль, подавляя любую оппозиционную деятельность, считать патриотичной и эффективной? Можно ли патриотичной и эффективной считать власть, которая попустительствует коррупции и вывозу капитала, отгораживаясь от населения административной машиной и лишая граждан права иметь своих персональных представителей во власти?

Если кто-то придерживается такой точки зрения, то он должен нам доказать, что образцом для нас в таком случае должен стать Туркменбаши, создавший наиболее завершенную и совершенную модель государственного устройства на обширном постсоветском пространстве.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera