Сюжеты

ТРЕЗВОСТЬ ПРИХОДИТ С КОДАМИ

<span class=anounce_title2a>СТРАНА УГОЛКОВ</span>

Этот материал вышел в № 92 от 16 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Если и есть женщины в русских селениях, то мужиков непьющих почти не осталось. Если есть у фермера Коптевой трезвые, работящие мужчины, то она их сама закодировала. Как все пьютМагадан — вытянутая административная единица. На пятьдесят с...

Если и есть женщины в русских селениях, то мужиков непьющих почти не осталось. Если есть у фермера Коптевой трезвые, работящие мужчины, то она их сама закодировала.

 

Как все пьют

Магадан — вытянутая административная единица. На пятьдесят с лишним километров. Есть исторический Магадан («город»); есть присоединенные поселки, которые, если посмотреть правде в глаза, скоро вымрут. Фермер Коптева* едет на разбитом японце из «города» (там у нее дочка, внучка и торговая точка) к себе, на энный километр трассы.

— Красиво, правда? Видите огоньки по обе стороны колымской трассы? Это аппараты пыхтят. Ночью у нас вся трасса гонит.

Ночью жизнь на трассе кипит. Начинает кипеть — слей пару ведер горячей воды из бочки, добавь холодной. Такая технология. Кто не пьет, тот трудится. Одни гонят, другие берут. Людей тянет туда, где гонят. Алкаши и участковые слетаются на огонек самогонных аппаратов.

Коптева:

— Двадцать пять рублей бутылка. И зачем мужику работать при такой цене? Лампочку выкрутил в подъезде — получи удовольствие.

Конечно, можно купить на трассе молоко по 33 рубля за литр (его и коптевские работники продают), но какой колымский мужчина позарится на детское питание?

 

Как некоторые пьют, но не показываются

Семь тридцать утра. Во дворе коптевского дома гуляют жирные беспечные гуси (Коптева так и не решилась их зарезать). Цепляясь за гусей, снуют туда-сюда с ведрами, мисками и мешками рабочие люди. Во дворе царит трезвость необыкновенная. «Кто пьяный или похмельный, знает, что мне на глаза лучше не показываться». Скоро завтрак. На глаза Коптевой решились показаться:

1. Разнорабочий Начих Анатолий, худощавый гастарбайтер с усами. На Толике брюки военного образца, шириной напоминающие шаровары. Он приехал в Магадан из соседней Украины. (Но шаровары не поэтому. «Шаровары» по доброте души снял с себя разнорабочий Олег, который заметно крупнее Толика.) В последние дни Толик следит за пожилой коровой Мартой Ивановной, которая «вот-вот должна налиться».

2. Разнорабочий Олег, уроженец поселка Сусуман. Высокий, крепкий, молчаливый.

3. Доярки (несколько). Несут из хлева ведра с молоком.

4. Женщина по дому (постирать-приготовить). После завтрака примется за стирку.

В коптевском штате шестнадцать работников. Она их социально защищает. Бесплатное питание, зарплата от 6 тыс. рублей, беспроцентные «кредиты». Благодаря своей щедрости фермер Коптева четвертый год не может выйти на прибыль. Но пока есть сауна, она не парится. Коптева восемь лет назад ушла из школы (была учительницей физики) и организовала первую частную сауну в городе. Сауна — предприятие-донор. В сауну приходят мужчины с «бабками». Коптева часто ездит в сауну за деньгами: берет на зарплату работникам фермерского хозяйства и на кодирование.

Олег, например, закодирован. И, например, Анатолий.

Теперь они трудятся «вдвое против прежнего». Олег заслужил поощрение. После завтрака он станет счастливым обладателем автомобиля «Москвич-412». Чтобы добавить Олегу на автомобиль, Коптева взяла деньги в сауне.

— Мне жалко всех, кто занимается крупным рогатым скотом, — говорит Коптева, вручая Олегу недостающие деньги.

— Пять пятьсот? — Олег улыбается, прячет деньги в карман.

— А бензин уже стал 13,80… — между делом замечает Анатолий Начих. — И ГАИ лютует после выборов**. То немножко успокоились, а щас снова взялись за старое!

Пока работники обсуждают покупку, Коптева ведет меня в теплицу. Завела по самые помидоры. Конечно, многие в Магадане сеют еще и арбузы, но Коптева не имеет этой авангардистской привычки. Помидор, огурец, кабачок. Никаких нитратов. Классика. Чтобы доказать чистоту продукта, Коптева ковыряет землю руками. Достает что-то похожее на улитку, только без панциря.

— Кого только нет на колымской земле, — говорит Коптева. — Вот сли€зни. Они тоже пьяницы. Только налей пива на грядку! Сли€зни сползаются на пиво и тонут. Я привожу это в пример своим мужикам.

 

Как узбеки не пьют

В Магадане не больше двадцати фермеров, и все бьются над одним вопросом: как не выплеснуть с самогоном работника.

У фермера К-ва работник увел маленький старый телевизор. У работника была приличная зарплата. Работник мог купить себе на зарплату большой и новый телевизор. А на оставшиеся деньги жить припеваючи. Но работник «поступил поперек логики» (Коптева). Взял старый телевизор и больше не показывался. И тогда к фермеру пришли узбеки.

На Колыме действует правило: когда всем надоедает работать, приходят узбеки.

«Прошлая неудачная посевная подтолкнула руководство с/х предприятия пригласить работников из Узбекистана. В совхоз «Армань» приехали пять узбекских трактористов. Раньше в течение 12 лет их приглашали только на сенокос и уборку урожая. Эти трактористы работают по 13 часов всего с двумя перерывами», — восхищалась магаданская газета 30.06.04. Узбеки становятся основной рабочей силой на Колыме. «Старательные, не пьют, не воруют…» — говорит Коптева. «Не умеем пить и воровать не умеем», — говорил один узбекский крестьянин в интервью местному телевидению. «Не воруют, потому что куда им это нести — в Бухару?» — добавляет после паузы Коптева.

Коптева пока не зовет легионеров***. Она еще надеется на местные кадры. Надежду подкрепляет действием: несет наркологу излишки, полученные в процессе сельхозпроизводства. На очереди — полевая труженица Ирина.

— У нее морская болезнь: ее сгубила «Балтика-девятка», — шутит Коптева.

Несмотря на заботу о людях, многие недолюбливают Коптеву. «За жесткость и последовательность».

— Деревня магаданская загибается, — жалуется Коптева. — Меня здесь называют барыней: я соседям молоко по 75 рублей продаю банку.

Цена демпинговая, но соседи не ценят. Соседи не понимают, откуда у Коптевой средства к существованию. Одна соседка (даже и фамилию ее называть не будем) долгий период времени спаивала работящего Олега, уводя его с пути истинного на путь порока и развлечений.

— Эта, я извиняюсь, баба (другого слова и не подберу) споила Олега, а потом приказала ему пригласить ее замуж. Тогда я Олега закодировала и нашла ему другую женщину — работницу Елену из сауны. Теперь они счастливы.

 

...А скоро никто не будет пить

Коптева никогда не берет нахрапом. Говорит: «Мой нарколог работает, только если человек сам искренне захотел. Зато он и результат гарантирует».

А то ведь некоторые применяют принудительную терапию.

Прошлой осенью фермер Такой-то отвез своих мужиков в бухту. Так совпало, что в это самое время в бухте гуляли люди породы боксер. Эти, я извиняюсь, нелюди «оттырили» мужиков. Вскоре вернулся фермер Такой-то: «А теперь в добровольном порядке идите кодироваться!». Мужики, конечно, закодировались, однако под Новый год затеяли бунт: послали фермера к такой-то матери и расшифровали код, обеспечив новые рабочие места узбекским хлеборобам.

Этот пример еще раз доказал Коптевой, насколько насилие противно человеческой природе. В свободное от работы время фермер Коптева поступает с позиции гуманизма.

— Я Библию не изучала (у нас в институте предмет «Атеизм» был), но помню, как мать мне говорила: «Вы про себя думайте о Боге и не делайте людям дерьма». Я своими работниками очень дорожу! Я им про Сочи рассказываю. Денег, говорю, заработаете. Мир, говорю, другой посмо€трите. Отдохнете, как люди.

Коптева этим летом отдыхала у подруги в Москве. Первый отпуск за семь лет.

— Ой, так хорошо отдохнула-а-а! Привезла 20-тонный контейнер удобрений.

Так Коптева «сэкономила копейку». Копейка ушла в двух направлениях — на зарплату и на кодировку. Чтобы выйти на небольшую прибыль, Коптева обзванивает предприятия, производящие комбикорм, — томские, оренбургские, саратовские. В свободную минуту едет к дочери, берет прогноз погоды на завтра: «Вечером смотрим в «Рамблере». Если обещают дождь, собираю мужиков, и всю ночь сено убираем. А так я обычно в два часа ночи ложусь, а в семь просыпаюсь. Думаю: дай-ка до семи посплю, начальник я или не начальник?».

 

* * *

Сейчас будет зима. Мужики насобирали стланика. Будут делать из него елки («они их делают изумительно»), что-то еще «выгадают» для хозяйства. Толик Начих на Новый год навострился в Украину. Марта Ивановна к тому времени уже родит. Олегу придется жениться.

— Семь алкоголиков осталось у меня. Сейчас Иру закодирую. И дальше перед свадьбой пойдет Ленка кодироваться. А то она из отпуска пришла прямо постаревшая.

 

* Фамилия изменена по этическим соображениям.

** 10 октября в Магадане выбирали мэра.

*** Толик Начих почти натурализовался — он калымит в Магадане уже десятый год.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera