Сюжеты

ТИТАНИК СНОВА УЧИТСЯ ПЛАВАТЬ

<span class=anounce_title2a>ТОЧКА ЗРЕНИЯ</span>

Этот материал вышел в № 92 от 16 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

У Павла Филиппенко (сына актера Александра Филиппенко) знаменитая фамилия. Но он звезда с именем. Паштет был самым ярким персонажем отечественной альтернативной сцены примерно в то время, когда самый модный писатель его поколения Виктор...

У Павла Филиппенко (сына актера Александра Филиппенко) знаменитая фамилия. Но он звезда с именем. Паштет был самым ярким персонажем отечественной альтернативной сцены примерно в то время, когда самый модный писатель его поколения Виктор Пелевин в программном романе «Generation П» вывел ее определение: «Коммерческой квинтэссенцией альтернативной музыки является ее некоммерческая направленность». Последние несколько лет Паштет называет себя Павлом и по-прежнему не слазит со сцены — правда, уже в составе группы «FAQ», которая недавно выпустила новый альбом под названием «Часто задаваемые вопросы». И хотя сегодня, через пять лет после того, как громкий проект «Учитесь плавать» постигла участь «Титаника», уже не так очевидно, чему же все-таки альтернативны идеи наших «альтернативщиков», Павел считает, что без активной гражданской позиции музыканту очень легко потерять свое значение.

 

— Следишь ли ты за тем, что происходит вокруг? Что ты думаешь о нынешней политической ситуации?

— Я уделяю этому самое пристальное внимание — большее, чем бы мне самому того хотелось. В любом творчестве есть один основной закон: ты выходишь на сцену, чтобы выступать. Помните знаменитую фразу: «Чем будете удивлять?». В ракурсе той ситуации, которая складывается сейчас в нашей стране, музыкант не может себе позволить не обращать на нее свое внимание. У меня есть друзья — музыканты, играющие очень и очень позитивную музыку. Они вне политики — без всякого сомнения. Недавно они записали альбом, и они просто не смогли не сделать несколько песен, которые посвящены тому ужасу, что творится вокруг.

— Ты выступал когда-нибудь на агитационных турах или концертах, направленных в поддержку политиков или партий?

— Моя позиция по отношению к подобным концертам, наверное, необычна. Несправедливо обвинять музыкантов в том, что они участвуют в таких мероприятиях. Если вспомнить всем известный тур «Голосуй или проиграешь!», после которого всех музыкантов обвинили в том, что они «продались», приняв в нем участие, то, по-моему, это была в целом правильная идея, взятая из опыта других стран, например США, где подобное уже давно стало обычным явлением. То, что этот тур в основном поддерживался (и в финансовом смысле тоже) действующим тогда президентом, было совсем не важно — главное, что тогда была реальная угроза возвращения тоталитаризма.

— Как ты считаешь, власть сейчас хоть в чем-то помогает музыкантам или нет?

— А помогает ли она кому-нибудь вообще? Армии, простым людям, бизнесменам, всем остальным? Конечно, нет.

— Как ты относишься к тому, что происходит сейчас в Украине? Ты бы вышел на митинг?

— Не могу сказать определенно. Мне кажется, что самая большая опасность состоит в том, что судьбу одного народа пытаются решить два совершенно разных человека, каждый из которых вряд ли сможет с этим справиться. Думаю, что внешняя политика России в этом вопросе терпит откровенный крах.

Наша страна находится тоже в достаточно сложной и трудной ситуации. Прежде всего потому, что она по-прежнему не знает, как действовать в экстремальных ситуациях. Так было и в случае с подводной лодкой «Курск», и с произошедшей трагедией в Беслане, и с совершенно жуткой историей, случившейся на «Норд-Осте». Достаточно безучастное отношение власти и правительства ко всем этим событиям — это настоящая трагедия. В стране периодически происходят на самом деле страшные события: взрываются дома, тысячи людей остаются зимой без тепла, не говоря уже о том, что по-прежнему идет самая настоящая война, в которой гибнут простые русские ребята, и о том, какой ужас до сих пор терпит весь чеченский народ. В средствах массовой информации было предоставлено просто огромное количество прямых доказательств вины тех или иных людей. Но те, кто виноват, живут тихо и спокойно. Никто уже и не задумывается серьезно, почему — и это самое страшное для нашего будущего, для наших детей. Наш народ привык терпеть.

И в политике, и в шоу-бизнесе складывается примерно одна и та же ситуация. Все наши промоутеры и так называемые акулы шоу-бизнеса считают, что они имеют право делать, что хотят. Половина того, что есть на нашей сцене, — это музыка очень низкого качества, одноликая и однообразная. Тот, кто серьезно увлекается современной музыкой, знает о ней гораздо больше, чем те люди, которые стоят во главе радиостанций и музыкальных телевизионных каналов, а ведь должно быть совсем наоборот.

— Какова главная причина того, что в нашем шоу-бизнесе до сих пор все стоит на месте?

— Страх. Страх делать что-то новое. Настоящий артист всегда должен двигаться вперед. Бизнесмену от музыки этого не надо. Для него по-прежнему главное — деньги. Но невозможно только на коммерческой основе построить развитие музыканта или коллектива. Это просто глупость. За те одиннадцать лет, что я напрямую связан с шоу-бизнесом, я не встретил ни одного человека, которому мог бы полностью доверять и чей совет мне бы мог действительно пригодиться.

В нашем музыкальном мире практически ничего не происходит. Уже несколько лет не было каких-то ярких и запоминающихся событий. Разве это нормально для такой большой и щедрой на таланты страны?

— По-твоему, нужна ли сейчас цензура?

— То, что я до сих пор не могу понять: есть ли она сейчас или нет, — меня просто пугает. Это говорит о том, что она существует, но в каком-то скрытом варианте, когда ты просто не знаешь, чего от нее ждать. Цензура для любого артиста — это, конечно, всегда драма. Когда ты не знаешь своего врага в лицо и не знаешь, как с ним себя вести, это просто опасно. Тем не менее, безусловно, она нужна. Но в сегодняшних условиях примерно так же можно рассуждать на тему того, необходимо ли вводить школьную форму или нет.

— А должно быть вообще какое-то противостояние между поп-культурой и рок-музыкой?

— По-моему, нет. Должно быть противостояние между музыкантами, которые действительно честно делают свое дело и пытаются что-то изменить, и теми, кто больше похож на представителей «первой древнейшей профессии». Иногда создается впечатление, что власть приплачивает многим нашим музыкантам, чтобы они создавали впечатление некоего спокойствия и равновесия.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera