Сюжеты

ГАЙКИ КРУТЯТ ДАЛЬШЕ

<span class=anounce_title2a>ЦЕНА ЗАКОНА</span>

Этот материал вышел в № 93 от 20 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

В пятницу депутаты Госдумы приняли в первом чтении закон «О противодействии терроризму», проект которого внесли в Госдуму группа депутатов во главе со спикером Борисом Грызловым и пятеро российских сенаторов. Предложенная схема...

В пятницу депутаты Госдумы приняли в первом чтении закон «О противодействии терроризму», проект которого внесли в Госдуму группа депутатов во главе со спикером Борисом Грызловым и пятеро российских сенаторов. Предложенная схема беспрецедентным образом развязывает руки силовикам. Тем не менее она уже концептуально одобрена думским большинством. «За» проголосовали 385 народных избранников.

 

В законе есть всякое: и кое-что дельное, и масса опасных положений, пугающих к тому же своей неясностью, и один красноречивый пробел.

О дельном. За последние годы проблема терроризма в России обострилась, и нет сомнений в том, что прежний закон образца 98-го года порядком устарел. Документ уточняет функции антитеррористических комиссий, объявляет, что главное ведомство по борьбе с терроризмом — ФСБ — определяет, как и когда к контртеррористическим операциям можно подключать армию и флот, и, наконец, признает терроризм не уголовным, а политическим явлением.

О неясном. Прежде всего это неизведанный пока «режим террористической опасности», когда теракт еще не произошел, но в принципе возможен. В законе нет исчерпывающей информации о том, какие причины необходимы, а какие достаточны для того, чтобы такой режим был объявлен. Указано лишь, что причиной может стать полученная информация о возможности теракта на конкретной территории.

При обсуждении документа неоднократно высказывались опасения, что столь туманные формулировки позволят использовать закон не только для борьбы с терроризмом, но и для решения политических задач. Ведь введение режима террористической опасности влечет за собой существенные ограничения прав мирных граждан и одновременно предоставляет почти безграничные возможности силовым структурам: контроль телефонных переговоров, перлюстрация почты, запрет собраний, митингов, демонстраций… Даже запрет или ограничение движения транспорта и пешеходов. И все это может продолжаться до 60 суток.

Очень серьезные ограничения с началом действия режима террористической опасности могут быть введены для СМИ — до полного запрета на информацию, «содержащую сведения о фактах или сценах особо жестокого насилия». Понятно, что определять, какое насилие так себе, а какое особо жестокое, самим журналистам не доверят. Во время обсуждения не получили резонанса реплики депутатов о том, что в принципе любое действие журналиста закон позволяет трактовать как пособничество терроризму.

А Виктор Илюхин считает, что текст законопроекта дает возможность применять при контртеррористических операциях те же средства, что и при внешней агрессии. При «механическом» же, по выражению депутата, участии в теракте иностранцев даже начинать бомбежку тех стран, откуда они прибыли.

Нет ясности и в вопросе об ответственности организаторов антитеррористических мероприятий: например, кто и как именно будет отвечать в случае, если привлеченные танки начнут палить не в ту сторону. Также отсутствует и механизм привлечения к ответственности за незаконное введение режима террористической опасности.

О пробеле. Удивляет то, что в объемном законе нет ни главы, ни пункта, которые можно было бы трактовать как попытку борьбы с коррупцией в силовых ведомствах. Как добиться того, чтобы ни за какие деньги автобус с террористами не смог оказаться в центре Москвы, в проекте закона не говорится. Хотя темы настолько тесно взаимосвязаны, что, открывая заседание думского комитета по безопасности, депутат Анатолий Куликов допустил оговорку, назвав закон о противодействии терроризму законом о противодействии коррупции. Интересно, что никто из присутствующих его не поправил. На пленарном заседании тема борьбы с коррупцией не звучала даже в виде оговорок.

 

 

МНЕНИЯ ДЕПУТАТОВ

 

Анатолий КУЛИКОВ (фракция «Единая Россия»):

— Право на жизнь всегда стоит выше всех иных существующих прав, особенно в условиях реальной опасности. И законодатель готов временно поступиться частью иных прав и свобод для обеспечения этого права.

 

Алексей КОНДАУРОВ (фракция КПРФ):

— В стране существует исчерпывающая законодательная база для выявления, предупреждения и пресечения терроризма. Законопроект ничего нового не несет, зато оставляет возможность исполнительной власти достаточно вольно ограничить законные права и свободы граждан.

 

Геннадий ГУДКОВ (фракция «Единая Россия»):

— В законопроекте не устранено дублирование функций МВД и ФСБ, не прописаны четкие задачи подразделениям внешней разведки по работе против очагов терроризма, не предусмотрено усиление борьбы с наркобизнесом. Закон нуждается в серьезной доработке.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera