Сюжеты

В ИНСТИТУТ — ПРИСЯЖНЫХ

<span class=anounce_title2a>СУД ДА ДЕЛО</span>

Этот материал вышел в № 93 от 20 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Мы так хотели суда присяжных, а теперь причитаем: и адвокаты, и прокуроры, и потерпевшие, и подсудимые — в равной степени, но по разному поводу. То судьи снимают присяжных с процесса, когда этого хотят прокуроры, то сами присяжные...

Мы так хотели суда присяжных, а теперь причитаем: и адвокаты, и прокуроры, и потерпевшие, и подсудимые — в равной степени, но по разному поводу. То судьи снимают присяжных с процесса, когда этого хотят прокуроры, то сами присяжные принимают такие решения, что у Фемиды волосы становятся дыбом. Примеры: Ульман, Данилов, Сутягин… А сколько приговоров безвестных?

И в силу этого уже пошли разговоры, что столь западная форма отправления правосудия России глубоко чужда. Что лукавство или недомыслие. Напомню, что суд присяжных — высшая форма демократического правосудия: присяжные выносят человеческое решение, исходя из принципа высшей справедливости и духа закона, отвечая лишь на один вопрос: виновен или нет.

Но в нашей стране эта, в сущности, простая и проверенная столетиями конструкция оказалась как-то так хитро извернута, что превратилась в свою противоположность. Решения — нечеловеческие, справедливостью не пахнет, а дух «закона» заставляет затыкать носы даже прокуроров. Может, просто в силу безграмотности и коррумпированности?

Наш человек привык, что власть права. Если даже она не права, то все равно лучше сделать так, как она скажет, — иначе как бы чего не вышло. Поэтому давить на российского присяжного много проще, чем на европейского или американского. Ну не могут люди, не обладающие личным опытом демократии, быть непредвзятыми и справедливыми.

А во-вторых, на Западе присяжных ограждают от влияния со стороны: отдельное проживание, столование, отрыв от СМИ и, конечно, охрана, которая ни адвокатского, ни прокурорского наймита не подпустит на пушечный выстрел.

В-третьих, судья в ходе заседания регулирует ведение стенограммы. И когда он говорит: прошу исключить то-то и то-то, то имеется в виду, что в протокол это что-то не попадает. Следовательно, при вынесении вердикта присяжные ненаписанным и давно забытым не руководствуются. У нас же судья чихать хотел на протокол: туда может попасть кашель судебного пристава и не попасть ходатайство адвоката. И, конечно, никто никого не изолирует: присяжные благополучно ездят в суд на трамвае и обедают в одной столовой с прокурорами.

Все дело в том, что демократия — очень дорогое удовольствие. Мало изменить кодексы, нужно еще и обеспечить прописанные там механизмы. Суд присяжных в этой связи — весьма затратная вещь.

Но не только деньги — проблема. Проблема и в законах. Например, роспуск присяжных абсолютно не регламентирован. А отбор присяжных? Как зовут тот компьютер, который их составляет и приглашает именно в этот день и именно в этот суд, никто не знает. (Вернее, кому надо — тот знает.)

Потом: кто в итоге становится присяжным? Серьезный предприниматель или редкий специалист туда не пойдет под любым предлогом… У кого работа сдельная, тоже на фиг надо. Идут студенты, пенсионеры, служащие средней руки, домохозяйки, безработные… Все они — очень уважаемые люди, но тем не менее представляют примерно один социальный слой — не самый благополучный. Они носители определенной психологии и определенного понятия справедливости. Тут бы мог помочь механизм отбора присяжных при подготовке к процессу, но его в законе тоже не сыщешь, и адвокат фактически не может ни на что повлиять.

Российский присяжный удивительно безграмотен в юридическом плане: спроси про презумпцию невиновности, покраснеет, подумав, что речь идет о девственности. Не знает и своих полномочий: поэтому, пытаясь смягчить вину убийце, присяжные его просто оправдывают, а потом рвут на себе волосы. Все это очень выгодно нашей судебной системе, поскольку дает бесчисленное количество возможностей для манипуляций.

Потом: прокуроры научились работать с присяжными не убеждениями, так давлением, а адвокаты — нет. Большинство — косноязычные, поскольку привыкли лишь кратко ссылаться на какие-то статьи. Но присяжным эти статьи — до лампочки, они их не знают, они хотят понять суть. Им нужно преподать логику событий.

Судьи тоже не лыком шиты. Они приноровились в случае неблагоприятного развития событий допускать столько ошибок процессуального характера, что в вышестоящей инстанции приговор автоматом отменяется. Судье — что, от него не убудет: репутация для нашего судьи — дело пятнадцатое, а приговор — тю-тю. Сколько было подобных случаев по самым громким процессам: как оправдали — тут же прокуратура находит массу мелких недочетов, и дело — на пересмотр.

Не можем, конечно, никого обвинять, но можем сделать вывод: либо у нас очень хреновый судейский состав, либо налицо сговор. То есть либо дуб хреновый, либо хрен дубовый… Но то и другое к правосудию не имеет никакого отношения.

Только, упаси бог, расценить все вышесказанное как намек на необходимость отмены института присяжных, поскольку это единственно возможная форма честного правосудия. Следовательно, не стоит жалеть денег ни на охрану присяжных, ни на юридическое образование, ни на формирование общественного мнения, которое, как известно, третья и обязательная сторона в любом процессе. Ведь без нормальных судов не будет нормальной экономики, а без экономики, как известно, нечего есть.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera