Сюжеты

ТАКТИКА ВЫЖЖЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

<span class=anounce_title2a>НОВОСТИ КРУПНЫХ КОМПАНИЙ</span>

Этот материал вышел в № 93 от 20 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Менеджеры «ЮКОСа» испытывают не лучшие времена: кто-то ищет работу, кто-то пакует чемоданы. И поводов для беспокойства достаточно: во-первых, уже очевидно, что компанию спасти не удастся, а во-вторых, Генеральная прокуратура начала...

Менеджеры «ЮКОСа» испытывают не лучшие времена: кто-то ищет работу, кто-то пакует чемоданы. И поводов для беспокойства достаточно: во-первых, уже очевидно, что компанию спасти не удастся, а во-вторых, Генеральная прокуратура начала тотальную охоту на всех тех, кто еще сохранил верность нефтяному гиганту. Количество арестованных и задержанных растет изо дня в день: начальник кадрового управления Антон Захаров (задержан в минувшую пятницу на 48 часов), замначальника правового управления Светлана Бахмина (ставшая третьим репрессированным юристом НК «ЮКОС»), Елена Аграновская (из партнерской юридической фирмы, арестована во время допроса). Складывается полное ощущение, что государство от планов отъема чужого имущества перешло к обычной мести без разбора.

На этом фоне в Мещанском суде Москвы идет неспешный процесс над руководителями нефтяной компании. Адвокаты Ходорковского и Лебедева предъявляют доказательства невиновности своих подзащитных, но суд не слышит доводов защиты.

А в Мосгорсуде по-прежнему никак не может толком начаться процесс над сотрудником «ЮКОСа» Алексеем Пичугиным: 9 декабря судья Наталия Олихвер распустила коллегию присяжных, слухи о чем, что неудивительно, ходили задолго до принятия этого решения.

 

Наталия Олихвер под разными предлогами переносила судебные слушания с начала ноября. В итоге присяжные, до этого аккуратно посещавшие Мосгорсуд, написали заявление о невозможности своего участия в процессе в связи с его длительностью. Адвокаты, кстати, утверждают, что этого документа они не видели. Как бы то ни было, начался набор новых людей, старых присяжных отправили по домам из-за «периодической неявки на заседания». Многие из них вздохнули с облегчением, поскольку за их действиями пристально следили. Судья Олихвер после очередного недельного перерыва сообщила присяжным: «Нам известно, что вы во время перерыва ходили на работу…».

На другом заседании она, потрясая пачкой газет, заявила, что присяжные их читают, а потому не могут быть беспристрастными, и напомнила адвокатам, что процесс идет в закрытом режиме, пригрозив санкциями за разглашение тайны:

— Если выйдет хотя бы еще одна статья, я буду ставить вопрос о роспуске коллегии присяжных!

Так что роспуск неожиданностью не стал. Тем более что недавний «шпионский» процесс по делу ученого Игоря Сутягина помог выработать удобный алгоритм действий на тот случай, если нет уверенности, что данный состав присяжных вынесет обвинительный вердикт.

Когда у властей появились сомнения в лояльности коллегии, заседания по делу Сутягина стали откладываться, присяжные — «отваливаться», потом дело было передано другому судье. Вступившая в дело Марина Комарова назначила выборы новых «народных судей», которые и вынесли вердикт «виновен».

Адвокаты Алексея Пичугина опасаются подобного развития событий. По словам адвокатов, распущенный состав присяжных устраивал сторону защиты, но не Генпрокуратуру. Это было тем более неприятно, что дело Пичугина разваливалось на глазах, поскольку ни свидетели, ни потерпевшие не смогли подтвердить тезисы обвинительного заключения. Например, Ольга Костина, у дверей родителей которой осенью 1998 года взорвалось маломощное устройство, сообщила суду, что фамилию Пичугина услышала только на допросе в Генпрокуратуре.

К отбору новых присяжных приступят 17 января 2005 года.

 

В Мещанском суде защита Ходорковского и Лебедева продолжает изучение материалов дела. Зал пустует: пресса больше не ждет от процесса сенсаций, судьи скучают, а конвоиры спят. Адвокаты же, сменяя друг друга, оглашают документы. Так, Владимир Краснов повторно ознакомил судей с «аналитической запиской», составленной два года назад председателем совета директоров ОАО «Апатит». О существовании этого документа публика уже знает из выступления прокурора Дмитрия Шохина. Автор «записки» просил Генпрокуратуру не вмешиваться в дела «Апатита», которые после приватизации наконец-то пошли хорошо. Он напоминает, что указанная в соглашении сумма инвестиций была полностью уплачена.

Другое заседание адвокат Константин Ривкин посвятил разбору процессуальных нарушений, допущенных Генпрокуратурой на этапе предварительного следствия. Речь шла, в частности, о материалах уголовного дела, которые касаются обвинения Лебедева в неуплате налогов.

Потом, из-за болезни судьи Ирины Колесниковой, заседание перенесли на несколько дней. А после перерыва отдохнувший и посвежевший прокурор Дмитрий Шохин потребовал продлить срок содержания под стражей Платона Лебедева до 26 марта. Прокурор был неоригинален. Он в очередной раз сообщил, что: а) заключение под стражу было санкционировано судом первой инстанции и подтверждено судом второй инстанции, б) подсудимый может скрыться и в) воздействовать на свидетелей. Кроме того, обвинитель заподозрил неладное в том, что защита, ходатайствуя о независимом медицинском обследовании Лебедева, почему-то ссылается на английских медиков. Ведь как раз там, в Соединенном Королевстве, стараниями Генпрокуратуры находятся «соучастники подсудимых» (терминология Шохина. — И. К.), то есть иностранные топ-менеджеры «ЮКОСа». Суд охотно продлил срок содержания подсудимого под стражей.

16 декабря адвокаты Лебедева закончили представлять доказательства из числа тех, которые присутствуют в материалах дела, и попросили суд дать пока слово защите Ходорковского, мотивируя тем, что не на все запросы получены ответы. Прокурор, поразмыслив, заявил категорический протест, поскольку все это «ведет к затягиванию процесса»: Шохин не поверил защите, посчитав, что никаких запросов не существует вовсе. Адвокаты показали копии. Прокурор задумался. В итоге суд дал возможность выступить защите Ходорковского.

На следующий день государственный обвинитель Шохин заявил, что «хотел бы расставить все точки над «i» и все черточки над «т» в вопросе представления доказательств». По его мнению, защита затягивает процесс — адвокаты оглашают не те документы. Дмитрий Шохин попросил суд запретить «представлять доказательства, не относящиеся к предмету доказывания». Суд недоуменно взглянул на прокурора и счел ходатайство преждевременным.

Адвокаты Михаила Ходорковского продолжили чтение документов.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera