Сюжеты

ДЗЫК-ДЗЫК

<span class=anounce_title2a>СТАРОДУМ</span>

Этот материал вышел в № 93 от 20 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Культура

Замечаю с горечью: больше стали огорчать пустяки, мелкие пошлости, чем главное и неотвратимое, происходящее с обществом. А горечь — не оттого ли, что, значит, неотвратимость все неотвратимее?Вот впрямь пустяк, недавно попавший на глаза. В...

Замечаю с горечью: больше стали огорчать пустяки, мелкие пошлости, чем главное и неотвратимое, происходящее с обществом. А горечь — не оттого ли, что, значит, неотвратимость все неотвратимее?

Вот впрямь пустяк, недавно попавший на глаза. В журнале, лучшем из толстых, малоизвестный (мне) критик Анна Кузнецова ликует над книгой саратовского эссеиста Боровикова: «Самое радостное для меня… — свежесть и смелость суждений о классике. Я, например, только о современниках «имею наглость» высказываться подобным образом…». А тут — о самом Бунине: «Темные аллеи» — книга во многом маразматическая». Можно ли не возликовать от собственного совпадения с Боровиковым в «наглости», то есть «в понимании «Темных аллей»… как самовыражения безличного старческого маразма»?

Дальше — все новые приступы благодарности: например, за полнейшее отрицание достоинств в Паустовском, как нарочно, ценимом именно Буниным. Впрочем, и в излюбленной книге критик не всем доволен. Произведен в маразматики Иван Алексеевич, разоблачен Константин Георгиевич — браво! Но почему не «опущен» Эрдман, видите ли, «гениальный»? И т.д.

В подобных случаях тянет робко оправдываться. Мол, не подумайте, будто я против свободы мнений! Дескать, сам я, наоборот, всегда считал себя энтузиастом пересмотра несправедливо сложившихся репутаций, правда, скорее в сторону реабилитации; даже, представьте, скромно гордился, что, например, Бенедиктова, как умел, защитил от великой, однако погромной критики!..

Да кто вообще запретит хотя бы и Пушкина объявить — как уже объявляют, конечно, — дутой величиной? В конце концов сам Набоков не называл ли Достоевского и Бальзака плохими писателями, тем паче валя на одну помойку «Живаго» и «Тихий Дон», «ничтожного» Фолкнера или «Гемингвея», представляющего собой якобы эрзац Майн Рида?

Честно-то говоря, для меня тут имеет значение иерархия. Сам Набоков… Что позволено Юпитеру… В искусстве — так, и Набоков-Юпитер кое-чем заслужил-таки свое право отвечать за свои предпочтения и хулу; сами по себе его «комплексы», выражавшиеся в этом, уже значительны и интересны. А мы?..

Нам рискованно взывать к равноправию с ним. И вот что для меня — понимаю, не для Кузнецовой с Боровиковым, — главное: общественный вкус, складывавшийся веками, не может не быть консервативным. Ну хотя бы и ради того, чтобы тот же авангардизм имел, от чего отталкиваться, то есть точку опоры, без которой он невозможен.

«Сбросим Пушкина…» — да бросайте кого угодно, сознавая: для этого действа вам нужно иметь как минимум самого Александра Сергеевича. Как и Бунина — притом не в качестве выжившего из ума маразматика, кого и преодолевать незачем. Достаточно обгадить.

Но у нас все как-то идет под уклон. Даже не трагедия превращается в фарс, а сам фарс, жанр вполне равноправный с трагедией, норовит жить по законам крикливого шоу-бизнеса.

Был — был! — Писарев с его антиэстетикой, каковая тоже эстетика, со своим нигилизмом, о котором Бердяев писал: в нем «сказался русский максимализм… сильный моральный пафос, пафос негодования против царящего в мире зла и неправды…». Ау! После Писарева по закону мельчания воцарилась писаревщина, затем ленинщина, и Ильич может, не стесняясь, сказать художнику Анненкову: как только искусство отыграет пропагандную роль, мы его, дзык-дзык, вырежем.

(Вы€резали. По крайней мере, многих повыреза€ли.)

У нас, у нынешних, не писаревщина, даже не ленинщина, а… Уж не знаю. Приговщина? Сорокинщина? А то и прохановщина? Когда некий банкир и универсальная Хакамада решают, что€ есть «национальный бестселлер».

Возвращаясь к началу. Ладно. Уклон — так уклон. Распад — так распад. Кажется, пора и смириться с тем, что важнейшим из искусств стал «Аншлаг». Или хотя бы понять: власти так нужно. Мы ей такие, освобожденные от критериев, оболваненные, и потребны. А что продолжает все-таки огорчать — признаю, нелогично, — так это именно ликование, с каким тот же критик хорошего, подчеркиваю, журнала встречает у близкого духом собрата очередное обгаживание классики.

Лучше чего Россия не создала за всю свою историю… То есть имею в виду классику, а не умение обгаживать: последнее-то как раз хоть тоже имеет традицию (дзык-дзык), но такого уровня прежде не достигало.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera