Сюжеты

ЛЕДЯНАЯ ЛЕДИ

<span class=anounce_title2a>СПОРТ</span>

Этот материал вышел в № 93 от 20 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Близится середина зимнего олимпийского цикла. Через два года в Турине надежды российских болельщиков, как всегда, будут связаны с фигурным катанием. И тех, кто ждет медалей, и тех, кто ждет скандалов.О перспективах развития фигурного...

Близится середина зимнего олимпийского цикла. Через два года в Турине надежды российских болельщиков, как всегда, будут связаны с фигурным катанием. И тех, кто ждет медалей, и тех, кто ждет скандалов.

О перспективах развития фигурного катания — Тамара Москвина, воспитавшая нескольких чемпионов мира и Олимпийских игр.

 

Тамара Николаевна носится по петербургскому Дворцу спорта «Юбилейный» со скоростью света.

— Интервью? Да-да, конечно! Правда, у меня совершенно нет времени, но сейчас поговорим.

Москвина курсирует между льдом, тренерской и гимнастическим залом, выполняя на ходу огромное количество дел и параллельно успевая шутить. Проносясь мимо детских колясок, говорит:

— Видите, каких учеников уже приводят!

Отсутствие времени для Москвиной — не проблема. Во время нашего разговора она еще и обгоняет всех подряд на своем «Фольксвагене».

— Тамара Николаевна, чем можно объяснить ослабление позиций России в парном катании? Конкуренция среди российских пар, как кажется, оставляет желать лучшего.

— Почему же? Ведущей у нас является пара Тотьмянина — Маринин, они чемпионы мира! С ними достаточно серьезно борются Петрова — Тихонов.

— Но ведь раньше на любом международном турнире российские пары исключительно друг с другом разыгрывали «золото» и «серебро».

— Правильно. А сейчас нам составляют большую конкуренцию китайские пары, они даже где-то выдвинулись вперед. Так ведь в любом деле. Рождается что-то новое, развивается, и ситуация меняется.

— Но ведь это связано не только с подъемом конкурентов, но и с не лучшей ситуацией в России. Всерьез фигурное катание развивается только в Москве и Петербурге...

— Можно сказать, что у нас в стране остались две сильные школы: петербургская и московская. В Петербурге хорошие пары и мужское одиночное катание. А женское одиночное, как и мужское одиночное, успешно развиваются в Москве.

Но сейчас, как и везде — в экономике и в политике, — начинается возврат ко всему, что было раньше. Во многих городах строят катки и начинают снова возрождать фигурное катание. Поэтому не надо так пессимистично смотреть на ситуацию, везде все идет по волнам.

— То есть вы довольны развитием фигурного катания в России?

— Оно естественное. Конечно, когда мои ученики завоевали золотые олимпийские медали, то мне было работать особенно приятно и интересно. Сейчас у меня нет таких учеников, но это не повод для грусти. Все течет, все развивается.

— А развивалось фигурное катание всегда за счет техники. Как вы считаете, предел человеческих возможностей в этом уже достигнут?

— Думаю, что нет. Раньше считалось, что тройной прыжок — это недосягаемо. А сейчас все делают тройные — даже маленькие дети. Мы всегда боимся заглянуть за пределы человеческих возможностей, хотя спортсмены и в других видах спорта показывают такие результаты, о которых раньше и думать было нельзя. Но даже если мы и достигнем какого-то потолка в технике, то ведь артистические возможности безграничны.

— Летняя Олимпиада показала, что в столь же субъективных видах спорта — спортивной и художественной гимнастике — развитие идет за счет технической части, а не творческой, артистической. Тенденция?

— Идет обоюдное развитие технической и артистической сторон. Так было на протяжении всего развития фигурного катания. Например, Белоусова и Протопопов привнесли артистическую, художественную сторону в фигурное катание. А затем Роднина и Зайцев подняли техническую сторону. Идет параллельное развитие. Противопоставлять одно другому ни в коем случае нельзя — это взаимодополняющие компоненты.

— Какого вы мнения о новой системе судейства?

— Пока мне сложно делать выводы — для этого надо посмотреть хотя бы два соревнования по новой системе и узнать, будут ли результаты соответствовать моим представлениям об итоговых местах. Но в принципе в этой системе есть большое рациональное зерно, хотя бы касающееся сложности исполнения элементов. Ясно, что не все критерии там выверены, но, во всяком случае, критерии объективизированы.

— Как вообще можно бороться с субъективностью в фигурном катании?

— Никак! Это вид, в котором способ оценки субъективный. Это заложено самой системой судейства.

— Фигурное катание в последние годы относится к тем видам спорта, которые приносят больше всего склок, скандалов. Почему?

— Что такое склоки и скандалы — это человеческая деятельность. А в каждой области человеческой деятельности есть уровни взаимоотношений, общение людей, общение организаций, состязания людей и организаций. То есть состязания в позитивной форме — это соревнования, а в негативной — это склоки и скандалы. Если мое мнение выражено культурно — это будет позиция, а выраженное по-другому — это будет скандал. А потом… кто платит, то и заказывает музыку. Это вполне естественно в любой стране, в любой организации.

— Особенно на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити, когда золотые медали были вручены не только вашим ученикам Бережной — Сихарулидзе, но и канадской паре. Вас удивила та колоссальная поддержка канадской пары со стороны всей западной общественности и СМИ?

— Конечно, не удивила. Совсем не удивила. В каждом деле, в каждой профессии, в каждой стране каждый человек хочет быть первым. Например, ваша газета хочет быть самой объективной, или самой оппозиционной, или самой широкочитаемой. Правильно? Это присуще и любой другой сфере деятельности. Допустим, раньше самой-самой-самой была газета «Правда». И все старались эту «Правду» утопить. Вот так и с канадцами. Если в течение многих лет, десятилетий русские пары, в частности, мои ученики — причем разные ученики — всегда побеждали, то, конечно, у другой стороны это вызывало сильное раздражение. Естественно, эта другая сторона против нас пытается использовать все средства. Особенно когда преимущество над другой стороной не столь велико. А пресса имеет огромное формирующее влияние на общественное мнение. Предвосхищая победу канадцев, западная пресса убеждала общественное мнение и судей, что канадцы лучше.

— За год до Солт-Лейк-Сити вы уезжали в Америку —ради лучшей подготовки к Олимпиаде?

— Мы решали несколько задач, в том числе и меркантильную, как говорится. Мы уже оба (с Игорем Борисовичем Москвиным. — А. В.) пенсионного возраста. Нам предложили достаточно выгодный контракт, который предусматривал и бесплатное обеспечение подготовки Бережной и Сихарулидзе к Олимпиаде. Готовить их за чужие деньги, не прося ничего у страны и потом не обвиняя никого, — это было очень даже логично, чем мы и воспользовались.

— В одном из ваших интервью сразу после Олимпиады довелось прочитать слова, расходящиеся со всем тем, что вы говорите сейчас. Дескать, после того, что произошло на Олимпиаде, вы уже не рассчитываете на моральную поддержку российских чиновников.

— Нет, я такого не говорила! Я никогда не ругаю власть. Потому что если я начну ругать руководителя, будучи его сотрудником, он вышибет меня завтра же. Кроме того, власть, то есть руководство спорткомитета, выбирали мы. Поэтому глупо их в чем-то обвинять. В ведении чиновников — развитие спорта по всей стране, представительство в международных организациях и так далее. А мои задачи — подготовка спортсменов. Я занимаюсь другими делами. Почему я должна кого-то обвинять, если не смогла подготовить пару так, чтобы она была на голову сильнее конкурентов и никто не мог их даже сравнивать?

— Достаточно совсем немного понаблюдать за вашей работой, чтобы понять, что на вас возложено огромное количество функций, далеко не только тренерских.

— Можно попытаться перечислить. Я тренирую, руковожу, занимаюсь планированием, являюсь, как бы это сказать по-русски, представителем и агентом спортсменов, также переводчиком, работаю с прессой, занимаюсь рекламированием спортсменов, отстаиванием их интересов в международных организациях, оповещением международных журналов. Писала раньше учебники, работала в институте. Как-то так получается.

— Потрясающе! Но правильно ли тренеру объединять в себе также менеджерские функции? Не лучше ли целиком сконцентрироваться на своей главной задаче?

— Я не главный тренер, а просто тренер. Занимаюсь только с двумя русскими парами (и одной японской. — А. В.). И как тренер, я забочусь о том, чтобы спортсмены были не только хорошо подготовлены, но и ездили только на те мероприятия (в том числе коммерческие), которые не будут вредить их спортивному совершенствованию. Агент же преимущественно будет заинтересован в получении комиссионных, так что здесь может быть конфликт интересов между тренером и агентом. Поскольку я эти функции совмещаю, проблема снимается. Я знаю язык, источники, нужных людей, поскольку занимаюсь этим давным-давно.

— Вы известны как мастер придумывания оригинальных ходов. Например, смены костюмов прямо перед выступлением, за счет чего пара производит особое впечатление.

— Надо же что-то оригинальное придумывать, чтобы выделяться!

— Это ваш принцип только в фигурном катании или вообще в жизни?

— Только в фигурном катании. Чтобы быть оригинальной во всем, не хватает ни времени, ни жизни.

 

P.S. В воскресенье в Пекине завершился финал «Гран-при»-2004—2005 по фигурному катанию. На момент подписания номера окончательные результаты были еще неизвестны. Однако после исполнения короткой программы у мужчин и женщин лидировали россияне — трехкратный чемпион мира Евгений Плющенко, набравший рекордные баллы, и Ирина Слуцкая. Татьяна Навка и Роман Костомаров занимали первое место по итогам оригинального танца. В парном катании Мария Петрова с Алексеем Тихоновым и Юлия Обертас с Сергееем Славновым после обязательной программы были вторыми и третьими соответственно.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera