Сюжеты

ЗА ЧАС ДО ШТУРМА БАНДИТЫ СОБИРАЛИСЬ ВЫПУСТИТЬ 8 ЗАЛОЖНИКОВ

<span class=anounce_title2a>БОЛЕВАЯ ТОЧКА</span>

Этот материал вышел в № 94 от 23 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Руслан Тебиев ходил к главе комиссии Торшину два, даже три раза. У него в заложниках были девять человек родных. Несмотря на то что многие бесланцы разочаровались в комиссии, Руслан, человек упертый, написал Торшину заявление, в котором...

Руслан Тебиев ходил к главе комиссии Торшину два, даже три раза. У него в заложниках были девять человек родных. Несмотря на то что многие бесланцы разочаровались в комиссии, Руслан, человек упертый, написал Торшину заявление, в котором приводит факты. В том числе и рассказ его дочери, жены погибшего Руслана Фраева, брата известного спортсмена Сослана Фраева.

Людмила Фраева утверждает, что буквально за час до штурма боевики собирались выпустить 8 заложников. (Так было в «Норд-Осте»: боевики пообещали выпустить заложников — и наши сразу же получили команду на штурм…)

Рассказывает Людмила Фраева: «Часов в 12 третьего сентября Владимир Ходов (боевик. — Е.М.) крикнул в зал: «Где тут мать Фраева?». Она встала, Ходов подошел к нам и спрашивает, есть ли еще родственники. Нас подняли, стали спрашивать, кто кем приходится Сослану Фраеву. Потом он меня вывел со старшей дочерью (семь лет, пошла в первый класс), повел к главному. Называл его Полковник (уже потом я узнала, что именно он убил моего мужа Руслана). Я ему в лицо боялась смотреть. Но когда я услышала слова Ходова о том, что нас надо выпустить, моей радости предела не было. Единственное, что я про себя твердила, чтобы — дай Господи — все нормально прошло, не сорвалось.

Ходов сказал Полковнику, что в зале находится семья чемпиона Европы по вольной борьбе Сослана Фраева. Нужно их выпустить. Ходов не просил, а скорее настаивал на этом. Полковник посмотрел на меня и спросил, могу ли я позвонить Сослану. Но в школе не было выхода через восьмерку. Потом он мне сказал: «Идите в зал, соберитесь все вместе и ждите». Я вернулась, а мои все думали почему-то, что меня уже освободили. Мы собрались все, сели на скамеечки вдоль шведской стенки в зале. Люди в зале тоже сразу поняли, что нас могут освободить. Некоторые кричали, что передать их родственникам, если нас выпустят.

…Бомбы все два дня были на полу, и я поняла, что они все это время были не подсоединены. Несмотря на то что боевики нас пугали, по ним ходили, на них писали, на них воду лили — и ничего не происходило. Утром третьего сентября боевики подвесили и прикрепили их шурупами на стену, мы их уже задеть не могли. Поэтому, когда следователи говорят, что это мы спровоцировали штурм, что-то там задели, это неправда.

…В общем, мы сидели и ждали. Мама за это время упала в обморок, я просила у медсестры Мамитовой для нее нашатырь. Около получаса сидели. За это время я два раза обращалась к Ходову: нам на что-нибудь надеяться?.. Он ответил: сидите и ждите.

Потом все боевики вдруг ушли из спортзала (именно в это время приехали эмчеэсовцы, их сопровождал замминистра МВД Осетии полковник Сикоев. — Е. М.). Кроме двух боевиков, которые контролировали детонаторы бомб, в спортзале никого из террористов не осталось. А потом взорвались бомбы. Сейчас я думаю, что они получили команду по рации, потому что, видимо, действия наших военных спровоцировали террористов…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera