Сюжеты

ВНИМАНИЕ: РОЗЫСК! «НОВАЯ ГАЗЕТА» ПЫТАЕТСЯ ОБНАРУЖИТЬ СЕКРЕТНЫЙ ЗАКОНОПРОЕКТ О СМИ

<span class=anounce_title2a>ЧЕТВЕРТАЯ ВЛАСТЬ</span>

Этот материал вышел в № 94 от 23 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Выступая в прошлый четверг в правительстве с докладом о состоянии культуры и средств массовой информации, руководитель отрасли министр Александр Соколов сказал, что новый закон о СМИ будет принят в 2005 году. «Более точные сроки из...

Выступая в прошлый четверг в правительстве с докладом о состоянии культуры и средств массовой информации, руководитель отрасли министр Александр Соколов сказал, что новый закон о СМИ будет принят в 2005 году. «Более точные сроки из осторожности я не могу назвать», — заявил он. Видимо, также из осторожности ни один вариант законопроекта, кроме варианта полуторагодовой давности, недоступен не только журналистам, действующим игрокам отрасли, но и законодателям. Мы попытались найти последний вариант законопроекта, но успехом это предприятие не увенчалось. А потому решили объявить его в розыск. Нашедшему проект о СМИ и приславшему его в редакцию достанется денежная премия. О результатах расследования мы будем информировать.

 

Впервые за последнее время правительство подвергло публичной порке одного из своих министров. По мнению ряда чиновников, Александр Соколов недостаточно подготовился к выступлению в правительстве. Его доклад о развитии отрасли отправлен кабинетом на доработку. Между тем именно команда нового министра переписывает закон о СМИ — базовый закон для журналистов, по которому существует все сообщество и по которому граждане пока еще имеют право на информацию.

Артикуляция идеи о создании нового закона стала основным итогом первой конференции «Индустрия СМИ: направления реформ», прошедшей летом 2002 года. Предполагалось, что через год конференция пройдет в том же составе (к слову, весьма представительном — около 800 человек со всей страны) и на ней будет обсужден законопроект более детально. Однако в созданный тогда Индустриальный комитет СМИ (ИК) во главе с Константином Эрнстом включили руководителей всех «главных» СМИ страны, то есть ограничились сообществом внутри Садового кольца. Через год проект создан не был, конференция не состоялась.

Переписать закон, вернее создать новый проект, позже взялись в Минпечати Михаила Лесина. После «Норд-Оста» чиновники и руководители двух главных каналов получили от высшего руководства страны карт-бланш на создание законопроекта. Это, напомним, произошло после того, как сообществу удалось добиться президентского вето на драконовские поправки в закон о СМИ, одобренные Думой и Совфедом. Сообщество — от Константина Эрнста до Алексея Венедиктова — пообещало самостоятельно разработать правила игры и получило гарантии, что все поправки в законы, касающиеся СМИ, будут с ними согласовываться. В срочном порядке закон о СМИ принялись переписывать.

То, что вышло в итоге из-под пера, подверглось резкой критике не только юристов — специалистов в области СМИ, но даже самих членов ИК. Основная конструкция в созданном законопроекте — его ориентация на владельца СМИ, который получил безграничные права по управлению редакцией, и на регулирующее ведомство, которое, по одному из положений, например, имело право отзыва лицензии телевещателей без решения суда. Редакторы СМИ и тем более журналисты в законопроекте, согласно трактовке его критиков, выступили лишь орудием осуществления пожеланий владельца. Словом, была предпринята попытка де-юре оформить то, что зачастую существует сегодня де-факто.

В связи с ликвидацией министерства и ограничением полномочий его бывшего руководителя (Михаил Лесин стал советником президента) задачу по созданию нового проекта или его переписыванию получил Минкульт во главе с тем самым Соколовым, который выступал неделю назад на правительстве. Однако, по мнению участников медиарынка, непосредственно вопросы о СМИ курирует замминистра Леонид Надиров.

По словам одного из источников «Новой» в министерстве, «проект, судя по всему, будет обсуждаться с участием только руководителей министерства, так как возникли опасения, что существующая в проекте ИК концепция может стать вредной для СМИ». По словам источника, над проектом не работают ни члены ИК, ни бывшие руководители Минпечати — Михаил Лесин и Михаил Сеславинский. Последний подтвердил «Новой»: «По распределению функций в ведомстве я говорить на эту тему не должен и не могу». «Как руководитель агентства я занимаюсь вопросами имущественного комплекса, формированием рынка госуслуг, а вопросами законотворческой деятельности ведает Минкульт», — сказал Сеславинский. Что же касается советника президента Лесина, то он по-прежнему предпочитает не светиться в прессе и отказывается от комментариев. Глава ИК Константин Эрнст также не счел нужным ответить на запрос «Новой». А вот член ИК Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы», признал, что вся работа над проектом проходит «мимо него». По его словам, в последний раз он встречался с руководством министерства после Беслана, в 20-х числах сентября, а о «круглом столе» в Совете Федерации 6 октября, где обсуждали концепцию закона о СМИ, «узнал из прессы». «Для нас более важен новый закон «О борьбе с терроризмом», где есть ряд позиций по СМИ, — говорит он. — Закону, который внесли Владимир Васильев, Борис Грызлов и ФСБ без согласования с медиасообществом, предстоит долгая жизнь в Конституционном и Европейском судах».

То, что работа над проектом будет обсуждаться без членов ИК, косвенно подтверждается и тем, что на заседании Экспертного совета по массовым коммуникациям при министерстве во главе с Соколовым, прошедшем на прошлой неделе, не было ни одного из создателей законопроекта: ни бывших руководителей Минпечати, ни их юриста, ни Эрнста с Добродеевым. Состав участников — главы информагентств или их заместители, декан журфака МГУ Ясен Засурский, заместитель Российской телерадиовещательной сети и др. Некоторые участники этой встречи и другой, летней, у Леонида Надирова, даже высказывали мнение о том, что замминистра пытается создать некоторый аналог ИК. Однако другой источник «Новой» полагает, что это не так. По его словам, последнее заседание было собранием экспертов, которые разбились на рабочие группы — по обмену международным опытом, проблемам печати, информационных агентств, электронных СМИ, подготовке предложений в закон о СМИ. По словам источника, пришли к «рамочным соглашениям по целям будущей работы совета».

Словом, на вопрос о том, будет принят новый закон о СМИ, пока никто, кроме Соколова, ответить не может. Да и тот предпочитает быть «осторожным».

 

 

КОММЕНТАРИИ ПРИЧАСТНЫХ ЛИЦ

 

Леонид НАДИРОВ, замминистра культуры и массовых коммуникаций:

— Проект можно увидеть на сайте Национальной ассоциации телерадиовещателей. Да, он полуторагодовалой давности, но новый проект в целом дублирует проект Индустриального комитета. Однако последний создавался в 2002 году и не учитывал изменений, которые произошли в последнее время. А это и реформа власти, и монетизация льгот. Кроме того, перед нами не сегодня-завтра стоит задача вступления в ЕС. Существуют и проблемы с нарушениями авторских прав, на которые нам тот же ЕС указывает и о которых так горячо говорил Александр Розенбаум на заседании правительства. Он, например, получает деньги только с одного из 10 дисков, которые есть в продаже. Потому новый проект концептуально разрабатывается в правовом департаменте Минкульта во главе с Юрием Голиком.

Пока существующий закон не вызывает никаких протестов у журналистов, пока медиасообщество не выступает с плакатами против закона 1991 года, можно сделать новый проект не торопясь, учитывая разномыслие.

 

Юрий ГОЛИК, начальник правового департамента Минкульта:

— Мы пока влазим в тему, влазим и влазим: писать проект не писали. Существуют три формы исправления ситуации: внесение поправок в действующий закон, принятие новой редакции старого и принятие новой редакции закона. Мы пока на перепутье, но мне больше третья форма нравится. Нынешний закон писался в другую эпоху, изменялся 15—16 раз, а потому напоминает лоскутное одеяло. В нем есть то, что нереформируемо. Но, как ни странно, он живет и действует. Свободы слова сейчас даже больше, чем нужно самим журналистам. А трудящимся, бродящим на улице, разве ее не хватает? Она нужна только тем, кто избрал ее своей деятельностью, говорильней. Кроме всхлипов и биения себя пяткой в грудь, я ничего не слышу.

Вопрос о собственности в проекте — самый актуальный. Как он решится в медийной сфере, пока никто не знает. Ведь нас, юристов, учили, что право собственности — это вечное право, но сейчас, в последнее десятилетие, оно все более начинает носить виртуальные формы. В мире так происходит, что крупнейшие компании правами собственности не владеют, а за бренд получают деньги. Есть вопрос и о социальном пакете. Пока журналист зависит от работодателей, но ведь он работает и на общество! Мы содержим депутатов, правоохранительные органы, судебную систему, может, надо и журналистов?

Только примитивно созданные существа считают, что закон пишется так: сели, написали. Мои сотрудники изучают опыт, ходят на конференции, текстов с них я не требую. Когда прояснится ситуация, будет концепция закона, потом техническое задание от правительства. Когда? На следующий год, может быть. Для нас важно, чтобы было задание правительства, президента.

Да, министр Соколов говорил о 2005 годе, но писать проект — это еще не значит работать. Работа происходит прежде всего в голове. Вы меня не понимаете, что ли? Если министр поставит определенную задачу… Но пока у нас нет цели создать проект, например, к 7 ноября или к Новому году.

 

Дмитрий МЕЗЕНЦЕВ, глава Комиссии по информационной политике Совета Федерации:

— Мы сделали публичным обсуждение проекта этой осенью с приглашением порядка 30 журналистов разных СМИ. Наша позиция была озвучена еще в 2002 году, мы согласились с Минпечати в том, что над проектом оно будет работать с ИК, экспертами Думы и верхней палаты парламента. На последнем обсуждении в СовФеде мы подтвердили этот принцип: обсуждение среди экспертов, внесение проекта на рассмотрение правительства, а затем парламента. Так что это не кулуарная работа.

В конце октября мы объявили о том, что вернемся к теме в декабре. Это и выполнил министр культуры Александр Соколов. Мы подтверждаем позиции о том, что в феврале должны состояться слушания в парламенте, а документ будет роздан всем участникам: подходы разработчиков должны иметь резонанс, не только они должны внести проект, но и вся корпорация. Потому к обсуждению должны подключиться регионы. Мы дорожим дискуссионным, экспертным почерком, который создал Совет Федерации.

В законе важно прописать два подхода: сохранить бесцензурное пространство для СМИ и правоотношения с издателем, владельцем СМИ. Пока же законопроект для внесения в Думу не готов.

 

 

ОТ РЕДАКЦИИ

В итоге: все непонятно. То ли есть закон и его мы почитаем в феврале, то ли в него только въедаются, а писать — не писали… Сколько чиновников — столько и версий.

Но у этой ситуации есть неприятный аналог: закон о монетизации льгот. Его тоже не писали, не обсуждали, о нем не думали, а потом — раз, приняли. Очевидно, даже не читая.

Поэтому «Новая» напоминает: проект закона о СМИ объявлен в розыск. Нашедшему — премия. Особые приметы: может быть на бумажном или электронном носителе, скрываться под именем «Концепция» (он же — «Основные положения»), не иметь подписей и здравого смысла.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera