Сюжеты

СТРАХА НЕТ

<span class=anounce_title2a>ТОЧКА ЗРЕНИЯ</span>

Этот материал вышел в № 95 от 27 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Головной офис «ЮКОСа» на Дубининской улице смотрит окнами на готовую к сносу пятиэтажку. По маоистской логике нашей власти, участь обшарпанной хрущобы должен разделить «ЮКОС» — лучшая в стране и далеко не последняя в мире нефтяная...

Головной офис «ЮКОСа» на Дубининской улице смотрит окнами на готовую к сносу пятиэтажку. По маоистской логике нашей власти, участь обшарпанной хрущобы должен разделить «ЮКОС» — лучшая в стране и далеко не последняя в мире нефтяная компания. Продажа «Юганскнефтегаза» — смертельный удар по «ЮКОСу». Так считают эксперты. Председатель совета директоров НК «ЮКОС» Виктор ГЕРАЩЕНКО так не считает. «Животного страха в нас нет, победа будет за нами», — сказал он в интервью «Новой».

 

— Виктор Владимирович, вы можете одним словом назвать то, что государство делает с «ЮКОСом»?

— (После паузы.) Вредительство.

— Последним, кто признался, что ничего не знает о компании «Байкалфинансгруп», был министр финансов России Кудрин. Правда, в минувший вторник президент Путин уточнил, что акционерами этой компании являются четыре физических лица, близких к нефтедобыче. В отличие от Кудрина, Путина и всех остальных вы знаете что-нибудь более конкретное об этом ООО?

— Нет, ничего. Мы и не хотели принимать участие в этом аукционе даже в качестве зрителей на галерке. В противном случае пришлось бы кричать: «Краденое продают!». Но проблема даже не в том, кто купил. Проблема в том, что говорит государство. А государство говорит: надо навести порядок в нефтяной отрасли. И продает при этом предприятие, добывающее пятую часть нефти в стране, хрен знает кому. Это что, наведение порядка?

— За вашим «хрен знает кому» скрываются четыре физических лица. Кто они такие?

— Эти четыре физических лица явились ниоткуда. Но среди них есть одно лицо с многозначительной питерской фамилией — Тимченко*. Говорят, он с этим аукционом как-то связан.

— «Юганскнефтегаз» однажды уже был продан в 1996 году за 350 миллионов долларов никому не известной фирме «Лагуна», зарегистрированной в подмосковном городе Талдом. Чем тот аукцион восьмилетней давности отличается от нынешнего с участием «Байкала»?

— Я слышал от товарищей, которые были в числе основателей «ЮКОСа», что в 92-м году на совещании в Самаре нефтедобытчики и представители трех нефтеперегонных заводов пытались разобраться с царящим в отрасли бардаком. Люди с перегонных заводов сказали: ребята, для нас единственный выход — сделать так, чтобы нефтеперегонные заводы объединились с производителями, а потом создать сбытовую компанию. И первым, кто откликнулся на это предложение, был руководитель «Юганскнефтегаза» Сергей Муравленко. Кстати, и буква «ю» в аббревиатуре «ЮКОС» — от «Юганскнефтегаза». В 1992 году Гайдар подписал постановление о создании такого холдинга: нефтедобыча — нефтепереработка — сбыт.

В 1996 году группа «Менатеп» за 350 миллионов долларов через аукцион купила «Юганскнефтегаз» — жемчужину в короне «ЮКОСа» (цены на нефть тогда были низкими, и компании не хватало ресурсов на модернизацию и развитие). Я, кстати, своих спрашиваю: почему вы молчите?! Надо рассказывать историю создания «ЮКОСа», она же не сводится к тому, что кто-то взял и украл. Да, что-то купили по дешевке — за 350 миллионов. Но они же сразу после этого заплатили миллиард четыреста миллионов долларов внешних долгов ЮГН, погасили шестимесячную задолженность по зарплате.

— Для участия в аукционе «Байкалфинансгруп» внесла на счет в Сбербанке залог в 1,7 млрд долларов. В России можно по пальцам пересчитать компании, которые способны аккумулировать такие деньги. «Байкал» в их число не входит. Где он взял такую сумму?

— Отвечаю: в пятницу пошел на поле чудес, закопал (смеется) золотую монету, и на следующий день на этом месте выросло дерево с двумя миллиардами долларов… Ну не знаю, откуда они взяли такие деньги. Кто-то, естественно, мог дать взаймы.

— У вас есть какое-нибудь предположение?

— У меня — нет. Но была одна глупая версия, возможно, журналистская: вот, мол, не дают кредит иностранные банки, так у нас есть Сбербанк, Внешторгбанк и Центробанк — они могли одолжить. А резервы где у Центрального банка? А Внешторгбанк, имеющий валютные счета за границей? Они же подвергнутся риску ареста. И у Сбербанка есть счета за рубежом. Опять риск.

— На минувшей неделе ситуация прояснилась: «Роснефть» с потрохами купила «Байкал» и преподнесла его вместе с ЮГН «Газпрому». Как вам такая комбинация?

— Это не комбинация, это — махинация, чушь собачья.

— Тем не менее Путин, выступая перед журналистами в минувший четверг, заявил, что сделка была совершена «абсолютно рыночным способом».

— Ну, вы знаете, мы с ним родились в разные годы, он помнит свой рынок, я — свой. В зрелом возрасте он работал в ГДР, а я в Англии, Ливане и Сингапуре — у нас разные представления о том, что можно считать «абсолютно рыночным способом».

Но даже в этой абсурдной ситуации наилучшим собственником ЮГН был бы «Сургутнефтегаз». Он находится на другом берегу Оби, у него сопоставимые по качеству ресурсы и т.д. Правда, директора «Сургута» Богданова в свое время спрашивали: не хочешь ли ты немного «ЮКОСа»? Он не захотел. Возможно, у него юристы квалифицированные. Возможно, он просчитал последствия. Хотя руки можно выкрутить любому, ведь оптимизацией налогов занимались все. И первой это сделала «Сибнефть», а уже потом с нее взял пример «ЮКОС». И другие тоже.

— «Газпром», судя по всему, последствия не просчитал. В связи с этим такой вопрос: правда ли, что «ЮКОС» по хьюстонскому прецеденту собирается подавать иски в суды Великобритании и других западноевропейских стран, например Германии?

— Пока не могу сказать ничего конкретного, но мы точно будем судиться. Кстати, не так давно Европейский суд по правам человека принял к рассмотрению нашу жалобу, поданную в апреле. Мы просим, чтобы суд в Страсбурге потребовал от российских властей юридических разъяснений по налоговым претензиям к «ЮКОСу» за последние четыре года.

— Скажите, у вас были контакты с Путиным, с представителями его администрации, с членами правительства с целью урегулировать ситуацию вокруг компании?

— Мы только писали письма.

— И безответно...

— И безответно.

— Сколько всего вы писем написали?

— На круг — и Путину, и Фрадкову, и Кудрину — штук двадцать. В ответ — молчание. Даже господин Кретьен, бывший премьер-министр Канады, фигура весьма значимая, не получил ответов на свои запросы. Он является одним из партнеров канадской юридической фирмы, которая выступает от имени «Менатепа». Так вот, Кретьен встречался с Путиным. Путин сказал: пусть «ЮКОС» напишет письмо Фрадкову. В том смысле, что я, Путин, над схваткой, но письмо Фрадкову надо написать. Стивен Тиди, председатель правления компании, это письмо написал и отправил. Никакой реакции.

— Какова роль Путина во всей этой истории?

— Я думаю, что роль Владимира Владимировича в истории России велика, и в истории с «ЮКОСом» тоже.

— Я сейчас попытаюсь перевести на парламентский язык высказывание одного очень известного российского олигарха о Ходорковском: «Ему разрешили воровать, а он начал болтать». Не кажется ли вам, что неприятности «ЮКОСа» начались после того, как Ходорковский заявил о своей политической позиции?

— Я не знаю, заявлял ли Ходорковский открыто о своей политической позиции, но я слышал, что он в беседе с одним олигархом в присутствии свидетеля сделал неосторожное высказывание, а тот олигарх повторил его за границей.

— Председатель РСПП Аркадий Вольский заявил недавно, что дело «ЮКОСа» уже обернулось для российского фондового рынка потерей 30 млрд долларов. Назывались цифры и более внушительные. Стоит ли таких финансовых и репутационных потерь личная неприязнь Путина к Ходорковскому?

— Я бы сказал, что зачастую это действительно выглядит как персональная вендетта. Однако дело, на мой взгляд, в другом: есть неприязнь, нет неприязни, но президент любой большой страны, особенно такой разнообразной, как наша, должен быть выше подобных вещей.

— Финансовый директор «ЮКОСа» Брюс Мизамор заявил в интервью «Файнэншл таймс», что российская прокуратура проводит аресты и ночные обыски в квартирах рядовых сотрудников компании. Вам что-нибудь известно об этом?

— Да, 7 декабря была вызвана в прокуратуру замначальника нашего правового управления Светлана Бахмина. Ее там допрашивали 8 часов, ей стало плохо с сердцем. У нее двое детей, трех и семи лет, престарелая мать на руках, муж без работы. Она — единственный кормилец в семье. Мы направили в прокуратуру поручительство: Бахмина не социально опасный человек, никуда не сбежит, отпустите под подписку о невыезде… Не отпустили.

— Откуда такая жестокость?

— Я думаю, не все у них получается с судом над Ходорковским. Плюс, конечно, давление на сотрудников компании — чтобы боялись, чтобы не сопротивлялись. У нас же начальника управления кадров арестовали, а потом выпустили…

— Почему, на ваш взгляд, не бастуют нефтяники «Юганскнефтегаза», не получающие зарплату с ноября, нефтяники Стрежевого, «Томскнефти», «Самарынефтегаза», над которыми нависла угроза сокращений, свертывания производства? Почему молчат люди, которым «ЮКОС» дал высокие зарплаты и серьезные социальные гарантии?

— Нефтяникам бастовать не очень-то просто — встанет буровая, ее потом и за миллион рублей не раскочегаришь. На нефтеперегонном заводе — непрерывный цикл. И потом — люди понимают, что мы столкнулись с государственной машиной, которая прет, как каток. Любого может закатать.

— Говорят, на войне, а против «ЮКОСа» ведется война, особенно очевидны взаимоисключающие черты человеческого характера: подлость — это подлость, порядочность — это порядочность, без полутонов. Вы, как человек с большим жизненным опытом, что увидели в людях, оказавшихся в форсмажорных обстоятельствах, какие для себя сделали выводы?

— Большинство моих коллег ведут себя достойно. Животного страха нет.

— Под Новый год, под Рождество, что вы можете сказать своим коллегам в Нефтеюганске, Томске, Лондоне, Хьюстоне, «Матросской Тишине» и других московских СИЗО?

— Наше дело — правое, победа будет за нами. Я это серьезно говорю, я в этом уверен.

 

* Скорее всего, имеется в виду Геннадий Николаевич ТИМЧЕНКО – петербургский бизнесмен, ныне проживающий за границей. Основной род предпринимательской деятельности – экспорт нефтепродуктов из России. Входит в круг лиц, приближенных к президенту РФ.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera