Сюжеты

КИЕВ ВГОНЯЕТ В КРАСКИ

<span class=anounce_title2a>ТУПИКИ СНГ</span>

Этот материал вышел в № 95 от 27 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вчера в Украине были выборы. И вы уже все знаете. А я еще ничего не знаю в пятницу. Ну что же теперь — не писать? Нет, это не выход. Вот Путин. Он ведь тоже не знал, как кончились выборы, второй их тур. А поздравил с победой Януковича. А...

Вчера в Украине были выборы. И вы уже все знаете. А я еще ничего не знаю в пятницу. Ну что же теперь — не писать? Нет, это не выход. Вот Путин. Он ведь тоже не знал, как кончились выборы, второй их тур. А поздравил с победой Януковича. А потом, в Лиссабоне, проездом с саммита на брифинг, он дал комментарий. Он сказал, что поздравил Януковича по результатам экзит-пулс. Ну, а значит, вроде как и не поздравлял. Значит, и я могу поздравить кандидата Ющенко. Потому что по результатам социологического опроса, проведенного мной в Киеве, кандидат Ющенко лидирует с каким-то немыслимым отрывом. Но. Один голос был подан за Януковича. Я сразу назову этого человека. Это Нина Михайловна Позняк (без «д»), занимавшаяся в пятницу в районе 14.00 подледным ловом на одном из рукавов Днепра (у станции метро «Гидропарк») в окружении опять же нескольких рыбаков, сторонников Ющенко. Да. Что ж. Проявив показную объективность, журналист (я) теперь… ну как обычно.

 

Денис Белянский. Это художник-иконописец. И папа у него был художник. В детстве Дениса, как в капле портвейна, отразилась жизнь киевских художников. Денис приносил папе не только расстройства, но и пользу. Например, он помогал в создании полотна «Ленин в Лондоне». Это, как вы понимаете, было ответственное полотно. То есть все должно было быть… Ну как в Лондоне. Дома, фасады и стена тюрьмы — это все нашлось в городе-герое Ленинграде. Ну Ленин. Ленин всегда и везде. Но там ведь еще был мальчик, по замыслу художника разносящий газеты. И вот мальчиком и был Денис. А дальше путь мальчика в искусстве шел через Львовскую площадь, на которой по счастливому замыслу градостроителей соседствовали консерватория, Союз художников и гастроном. И вот отцы, отцы семейств, так сказать, художники шли туда гулять со своими детьми. А в гастрономе были такие круглые («стоячие») столики. И верхняя плоскость стола (ну как ее еще назвать). Верхняя (рабочая) плоскость занималась отцами. А нижняя (для сумок и еще для чего угодно) занималась детьми художников, которым брали пирожное. И так вот проходили встречи на высшем и среднем уровне. На высшем уровне, понятно, выпивали. Отцы. (А похоже, кстати, на политику. Только там отцы нации.) Да, а на нижнем уровне дети радовались своему пирожному. И отцы вскоре увлекались разговорами и забывали про детей. Говорили: пойдем к такому-то. Пойдем! И вдруг: Е! У нас же (и показывали под стол) дети! И детей вели в кинотеатр «Чапаев», который тоже располагался рядом по счастливому замыслу. Художники подходили так к кассе… что там, так «Айболит-66». И вопрос (риторический) к ребенку: «Хочешь в кино, на «Айболит-66»?». Денис заново переживает весь трагизм ситуации. Денис отвечает папе: «Не-хо-чу. Не хочу! Я его уже 66 раз смотрел!». Ну и по-любому детей отправляли на «Айболит-67». Так вырос Денис Белянский.

Он вырос, выучился на художника в академии и стал иконописцем.

 

У Дениса есть два друга. Николай Кищук и Александр Кудрявченко. Они втроем расписывают в Житомире храм. Храм архистратига божьего Михаила и всех бесплотных сил. Отец Богдан всегда во всем участвует, поднимается к ним по лесам. Залезет на самый верх, под купол, и спрашивает, например: «Почему так черно пишешь?». А это художник делает маленькую складочку на одежде. И художник объясняет про этот оптический обман. И батюшка соглашается, слезает (энергично, леса дрожат). И опять что-то замечает. Денис так про него сказал: «Он верит в Бога. Среди священников это такая редкость». К политике все это не имеет прямого отношения. Денис Белянский не ночевал на майдане. Но он ходил на майдан. Сначала было стыдно… как это, участвовать в политике. Потом вдруг стало стыдно не участвовать.

 

Здесь надо рассказать про замечательную художницу Катерину Касьяненко. Она даже простудилась на третий день стояния на майдане. И ее муж увел домой. А сам так и ходил на майдан. Он оформитель в театре. Театру не дали визу (никому в театре не дали визу) ехать на гастроли в Австрию. Потому что посчитали — обстановка на майдане, в Киеве, в Украине, стала нестабильной, вся труппа могла осесть в Австрии. А зачем там украинская труппа? Так что Европа тоже в чем-то двулична. С одной стороны, за Ющенко. С другой стороны… Но Катерина-то Касьяненко — 26 лет, в прошлом году выиграла очень серьезную выставку в Париже. Что нам говорит название выставки («Осенняя выставка») — ничего. Но в каталог (я его смотрел) вошло больше тысячи работ. А первая премия все-таки одна. Катерина Касьяненко стала поддерживать Ющенко, когда увидела клип на песню Кобзона про ужасы войны. Ужасы войны олицетворяли архивные съемки концлагерей, а также кандидат Ющенко. Катерине показалось, что политтехнологи считают ее примитивной. И вот так она стала за Ющенко. И даже в период стояния на майдане участвовала в «оранжевой выставке».

 

На Крещатике киевляне побратались с западенцами. Даже приглашали их жить в свои квартиры. (А то они раньше друг друга недолюбливали.) Я тоже познакомился с западенцем. Он оказался мастером спорта по вольной борьбе из Львова. Юра Острый. Вот он на фотографии. Они во Львове, в клубе борцов «Динамо», как услышали о фальсификациях, сели в машины и помчались в Киев. Пропороли несколько колес — это шипы на дорогах разбросали. Кто? Ну конечно, европейские наблюдатели разбросали шипы на дорогах. Но борцы прорвались. Их в Киеве разместили в гримерках театра (Юра не помнит, какого). И даже художественный руководитель театра в первый день налил им коньяку из декоративной стеклянной шашки. А на второй день коньяка уже не наливали. В гримерках спали по многу человек. Отовсюду. Даже жили новозеландец и эстонский парламентарий. Конечно, этот новозеландец не сыграл решающую роль. Но зато он вернется в свой Нью… что-то там бывалым человеком. Сразу жизненный опыт превысит предельно допустимую норму в двести пятьдесят шесть раз. И внуки, и правнуки новозеландца — все соберутся у камина, и их спросят (риторически): «Хотите ли, кидз, послушать историю Крещатика-66?». И ответ не будет иметь значения.

Вчера в Украине были выборы. Как они закончились, вы узнаете и без меня. Об этих людях не узнали. Бы.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera