Сюжеты

...НО ЕЩЕ ЕСТЬ НАДЕЖДА

<span class=anounce_title2a>ТЕХНОЛОГИИ</span>

Этот материал вышел в № 95 от 27 Декабря 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Теперь я уже знаю, что Восемьдесят Третьей нельзя было со мной разговаривать. У нее в должностной инструкции так написано: «Нельзя пускаться с клиентом в личные разговоры». Я ей задала самый, наверное, идиотский вопрос, какой только можно...

Теперь я уже знаю, что Восемьдесят Третьей нельзя было со мной разговаривать. У нее в должностной инструкции так написано: «Нельзя пускаться с клиентом в личные разговоры».

 

Я ей задала самый, наверное, идиотский вопрос, какой только можно было. Я спросила: «Девушка, а вы живая?». Восемьдесят Третью уже, наверное, раз сто об этом спрашивали. Она обычно отвечает: «Разумеется, живая. Кому вы хотели бы передать ваше сообщение?».

Я не стала передавать сообщение. Я спросила, как работается. Восемьдесят Третья сказала, что совсем не устала. Она привыкла работать по вечерам — у нее вечерняя смена.

 

* * *

— Добрый вечер, Восемьдесят Третья слушает!

— Скажите, Восемьдесят Третья, а живет у вас дома какой-нибудь зверь?

— Нет, никого нету. Очень тяжело с ними расставаться.

Она хотела разводить цветы, но потом оказалось, что даже на них нет времени. В обычной, внеэфирной, жизни Восемьдесят Третья целый день мотается по городу и делает москвичам маникюр-педикюр к Новому году. Удивительно капризные они иногда попадаются, эти клиенты. Но у Восемьдесят Третьей терпение, как у советского снайпера:

— Вот, допустим, опубликуют в газете объявление: «Телефон такой-то, для абонента такого-то. Принимаем жалобы на работу дворников». Звонят в основном пожилые люди. Они полагают, что конкретно мне нужно рассказать, что в подъезде не работает свет, и пенсия маленькая, и сын уже третий месяц не звонит. Я не имею право прервать человека или бросить трубку. Не по инструкции — по-человечески.

 

* * *

Чтобы попасть на Восемьдесят Третью, иногда надо набрать телефон несколько раз. Она же не одна работает, а с другими операторами я не хочу разговаривать.

Она читает мне свои стихи. Стихи начинаются так: «Я гадаю на розе ветров…» Стихи, в общем-то, не про розу, а про другое. Про то, что иными словами никак не скажешь. Но началось все именно с розы. Она взяла и засохла.

Это была подаренная алая роза. Она стояла в вазе и отчего-то решила пустить еще один росток. Восемьдесят Третья купила ей красивый горшок, поливала два раза в день, но роза через две недели все равно погибла. Женщина, которая в подъезде развела зимний сад, сказала, что для роз это вообще типично. Они капризные, как тетки в очереди на маникюр. А тот, кто розу подарил, сказал:

— …!

А Восемьдесят Третья сказала:

— Ну, знаешь, она хотя бы попыталась.

Это что из неприятностей было за последнее время. И еще сосед — У него начинает болеть голова именно в тот момент, когда Восемьдесят Третья садится за фортепьяно и начинает подбирать какую-нибудь мелодию. И не ночью, заметьте, садится, а в законное время — с восьми до двадцати трех.

Впрочем, намечаются уже и некоторые положительные эмоции. Послезавтра Восемьдесят Третья станет наряжать елку. Во всех магазинах елки еще с конца ноября стоят, а она наряжает ее перед самым Новым годом. Ей кажется, что долгое стояние елок перед Новым годом девальвирует праздник.

 

* * *

— Добрый вечер, Восемьдесят Третья слушает!

— Здравствуйте, Восемьдесят Третья. Вы уже заступили?

— Да, давно вышла. Сейчас пойдут приветы с радио.

Она думает: пускай приветы, только бы не было больше «заехай ко мне домой». И еще неплохо бы чипсов с сыром.

Перед Новым годом стало известно, что Восемьдесят Третью зовут Надей.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera