Сюжеты

ДВОЕ ИЗ ДВАДЦАТИ СЕМИ МИЛЛИОНОВ

<span class=anounce_title2a>ОКОПНАЯ ПРАВДА</span>

Этот материал вышел в № 32 от 05 Мая 2005 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Близ чешского поселка Сливице стоит монумент из светло-серого гранита — две стрелы, подобные языкам пламени. Это памятник в честь окончания Второй мировой войны в Европе. Рядом братская могила с надписью на камне: «На этом месте 12 мая в...

Близ чешского поселка Сливице стоит монумент из светло-серого гранита — две стрелы, подобные языкам пламени. Это памятник в честь окончания Второй мировой войны в Европе. Рядом братская могила с надписью на камне: «На этом месте 12 мая в 12 часов ночи разорвались последние снаряды Второй мировой войны».

 

Прага — открытый город

В конце апреля 1945 г. немцы объявили Прагу открытым городом, как ранее Рим. То есть не собирались вести там уличные бои. Статус открытого лазаретного города предполагал вывод из него всех войск и учреждений, кроме госпиталей. В связи с этим немцы были уверены, что и войска союзников не будут туда входить. И действительно, даже по советским послевоенным картам освобождения Праги в мае 1945 г. видно, что группа армий «Центр» не обороняла чешскую столицу. Большей своей частью она находилась восточнее и юго-восточнее Праги, сдерживая наступление двух Украинских фронтов и давая возможность остальным соединениям, обтекая Прагу, уходить в западном направлении для сдачи в плен американцам. Гарнизон города не превышал своей обычной численности.

В течение апреля 1945 г. советским командованием на территорию Чехии (Богемии и Моравии) было заброшено до 20 диверсионных групп, оперативно подчинявшихся Украинскому штабу партизанского движения. После чего в сводках Совинформбюро появились торжественные реляции об успешных действиях в тылу противника «чехословацких партизан».

Если бы диктор Левитан при этом сообщил имена командиров «чехословацких партизанских отрядов», быть ему в глазах потомков «Эхом Москвы» 1945 года! Например, партизанской бригадой «Ян Гус» командовал майор Борис Харитонов, 1-й чехословацкой партизанской бригадой «Ян Жижка» — майор Дмитрий Мурзин. Можно продолжить список, назвав еще десяток-другой командиров «чехословацких партизан», совсем недавно носивших штаны с синим кантом. Даже официальный чехословацкий коммунистический историк Второй мировой войны Честмир Аморт в застойные 70-е годы печатно признал: «…это были оперативные отряды чекистов».

В Праге все началось с того, что в ночь на 5 мая диверсанты вместе с членами местного коммунистического подполья (контактировать с другими чешскими политическими силами им было запрещено) совершили ряд нападений на немецкие лазареты. В ответ на это пражские эсэсовцы повели себя так, как они себя обычно вели. На жестокость ответили еще большей жестокостью в отношении местного населения. Что и послужило началом «пражского национального восстания» и поводом для введения в открытый город Прагу частей Красной армии.

На подавление восстания немцы бросили эсэсовские части. К тому времени изрядно потрепанная в боях за Будапешт и Вену 6-я танковая армия СС, входившая в группу армий «Австрия», безостановочно отступала перед 3-м Украинским фронтом на запад для сдачи в плен американцам. Из ее состава на Прагу были двинуты как наиболее боеспособные 2-я танковая дивизия СС «Рейх», 5-я танковая дивизия СС «Викинг» и находившаяся в стадии формирования 44-я мотопехотная дивизия СС «Валленштейн».

Дальнейший ход событий известен. Войдя в город 6 мая соответственно с севера, востока и юга, эсэсовцы принялись методично крушить восставших. Но вечером того же дня совершенно неожиданный удар нанесла им «союзная» 1-я дивизия РОА (Русской освободительной армии генерала Власова). В завязавшихся боях 6 — 7 мая власовцы сумели занять всю западную часть Праги и, продвинувшись на восток города, рассекли медленно сжимавшееся кольцо эсэсовцев. В ночь на 8 мая (так же неожиданно, как и начала) дивизия РОА прекратила боевые действия и покинула Прагу. Днем чешское руководство и немецкое командование достигли соглашения о беспрепятственном отходе немецких войск и учреждений из города, начиная с 16.00 8 мая. А 9 мая с 4.40 утра в уже почти свободную Прагу начали прибывать с севера войска 1-го, а с юга 2-го Украинских фронтов.

Здесь им объявили: Германия капитулировала, Победа! «Вот наконец закончилась война,/ Как будто с плеч упала тонна груза»…

 

Не пускать к американцам

Акт о безоговорочной капитуляции Германии вступал в силу 8 мая с 24 часов по летнему немецкому времени. Поскольку в СССР было только «Время, вперед!», а ни летнего, ни зимнего не существовало, то означенный акт вступил в силу в 1 час ночи 9 мая (по московскому времени). В самой же Москве в 16 часов 9 мая начальник Генштаба Алексей Антонов направил письмо главам американской и британской военных миссий в СССР: «Прошу незамедлительно сообщить генералу Эйзенхауэру следующее: «В связи с нарушением группами немецких войск Акта о военной капитуляции прошу дать приказ Вашим войскам не принимать в плен отходящие немецкие войска…».

Хотя на самом деле все выглядело иначе. Из донесений обоих Украинских фронтов за 10 мая явствовало, что противник, не оказывая никакого сопротивления, отходит на запад, а когда его нагоняют наши войска, безропотно сдается в плен. В тот же день, 10 мая, на территории Чехии советские и американские войска вошли в соприкосновение. На теплых, дружественных встречах советские начальники настойчиво просили американцев не принимать в плен немецкие части, идущие со стороны советской разграничительной линии, особенно власовцев и эсэсовцев.

Командование отходившими из Праги остатками трех эсэсовских дивизий принял на себя теперь уже бывший начальник пражской полиции обер-группенфюрер СС граф Карл фон Пюклер-Бургхаус. Граф имел такой послужной список, что сдаваться в советский плен ему не было никакого резона. С января 1942-го по март 1943 г. он справлял должность высшего руководителя СС и полиции в Центральной России, а с мая 1943-го по февраль 1944 г. командовал 15-й гренадерской дивизией СС, больше известной как Латышская № 1 (была еще и № 2). Его имя упомянуто в поразительной для своего времени по информационной насыщенности повести Алеся Адамовича «Каратели». Недоброй памятью вспоминали это имя в Ленинградской, Псковской, Смоленской областях, в Белоруссии.

Попытка немцев сдаться американцам не удалась. Они уже выполняли условия советской стороны. Тогда невдалеке от чешского городка Пршибрам, в районе деревень Милин и Сливице, используя сильно пересеченную местность, эсэсовцы создали систему окопов и пулеметных гнезд, закопали в землю оставшиеся у них орудия и танки. Заняли круговую оборону.

А в Златой Праге тем временем бойцы и командиры праздновали Победу. Один Верховный главнокомандующий не терял бдительности. Директива Ставки № 11084: «10 мая 1945 г. 23 ч. 00… Войскам 2-го Украинского фронта продолжать энергичное продвижение на запад до соприкосновения с союзниками».

Утром 11 мая 2-й гвардейский механизированный корпус генерал-лейтенанта Карпа Свиридова из состава 6-й гвардейской танковой армии получил задачу выдвинуться в город Пршибрам, где-то на 60 км от Праги в юго-западном направлении. С целью не давать возможности отдельным немецким частям уходить в плен к американцам.

В тот же день первыми в бой с эсэсовцами вступили чехословацкие партизаны из бригады «Смерть фашизму!» под командованием капитана госбезопасности Евгения Олесинского. Но, понеся потери, вынуждены были просить о помощи. Первым к месту боя подоспел 99-й отдельный мотоциклетный батальон, шедший в авангарде 2-го гвардейского мехкорпуса. Бой после Победы разгорелся с новой силой, в него стали втягиваться подходившие части корпуса.

Схлестнулись Карл и Карп… С первым и его бойцами все понятно. Второй, обосновавшись со штабом в Пршибраме, с безопасного расстояния выполнял приказ Ставки. А вот каково было его бойцам?.. Уже Победу отпраздновав, шли они в атаку за атакой… Всего 56 солдат полегли в этом бою, количество погибших партизан до сих пор составляет тайну (по чешским источникам — 46 человек). С рассветом 12 мая, подтянув за ночь всю артиллерию корпуса, наши открыли ураганный огонь. Реактивные установки «катюша» били, не переставая, до наступления темноты. «Яки» 112-го гвардейского истребительного авиаполка весь день висели над позициями противника. По словам ветерана-летчика, садились только, чтобы пополнить боекомплект, и снова взлетали. Ночью опять пошла в атаку пехота. Графа Пюклера нашли в его штабном окопе застрелившимся. Оставшиеся эсэсовцы также предпочли смерть плену, но дрались до последнего патрона, стреляя в уже победивших солдат. Известны имена бойцов, погибших последними ночью 12 мая 1945 года: Муханас Гелманов и Михаил Гусев.

Так закончился последний бой Второй мировой войны в Европе. Конечно, и после еще звучали выстрелы. По сводкам 2-го Украинского фронта прослеживается ликвидация отдельных, оказывающих сопротивление групп противника до 19 мая. Но тот бой — именно как бой с большими потерями — был последним боем после Победы.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera