Расследования

НАКРЫЛИСЬ ТАМОЖЕННЫМ ЭКСТАЗОМ

<span class=anounce_title2a>РАССЛЕДОВАНИЯ</span>

Этот материал вышел в № 33 от 04 Мая 2006 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

В апреле достигла пика гигантская волна уголовных дел, возбужденных по фактам контрабанды, которой способствовали разного рода таможенники. Стихийное бедствие обрушилось на большие и малые таможни в десяти российских регионах после...

В апреле достигла пика гигантская волна уголовных дел, возбужденных по фактам контрабанды, которой способствовали разного рода таможенники. Стихийное бедствие обрушилось на большие и малые таможни в десяти российских регионах после апрельского тезиса президента Путина. На совещании с членами правительства он задал риторический вопрос, ставший хитом телевизионных программ: «Когда прекратим практику, при которой таможенные органы и представители бизнес-структур сливаются в экономическом экстазе?». После чего Генпрокуратура, ФСБ и МВД бросились разъединять тех, кто слился, ломать им весь экстаз и рапортовать об успехах.

 

Тут в одночасье выяснились страшные вещи: оказывается, отдельные сотрудники Дальневосточной таможни практически без досмотра, за наличные доллары пропускали «товары хозяйственной группы». На Ярославской таможне опять же отдельные сотрудники бесконтрольно оформляли автомобили. На Внуковской и Домодедовской — ширпотреб. На Северо-Западной и Выборгской два офицера залезли с ногами в таможенную базу данных и меняли там информацию о товарах, понятно, что в сторону уменьшения. А что творилось в других уголках страны, вообще словами не передать: там «оказывали содействие в уклонении от уплаты таможенных платежей».

Глаза Генпрокуратуры и ФСБ открылись как раз в районе 10 апреля, когда российский президент поразил их уши необычным для протокола словом «экстаз». Однако Владимир Путин забыл сообщить о том, что экстаз этот был, как бы это приличнее выразиться, групповым. То есть в деле транспортировки грузов через границу и прочих похожих делах с бизнесом сливались не только сотрудники таможенных органов, но и ФСБ, и прокуратуры. Да и сам президент кое-что знал. Об этом свидетельствуют материалы уголовных дел, о которых сейчас самое время напомнить.

Дело о контрабанде китайского ширпотреба, о котором сейчас так победно отчитались и который как будто исключительно благодаря таможенникам шел железнодорожным транспортом в Москву и продавался на Черкизовском рынке, имеет один значительный нюанс. Китайская контрабанда могучим потоком шла в адрес закрытого склада временного хранения (в/ч 54729), обслуживающего центральный аппарат ФСБ РФ. Товар получал сотрудник ФСБ с удостоверением ПЖ № 066631. Об этом свидетельствуют материалы уголовного дела № 290720, возбужденного еще в прошлом году Следственным комитетом при МВД России (подробнее — «Новая газета» № 36, 46 за 2005 год). Дело возбудили в апреле. А в мае (по странному совпадению) в действующий резерв отправили замдиректора ФСБ Владимира Анисимова. Его знакомый Сергей Шишин, замдиректора ФСБ, курирующий в том числе и хозяйственную деятельность, сохранил свой пост. Впрочем, Анисимову нашлось место в Гостехкомиссии при президенте РФ.

После того как Генпрокуратура забрала уголовное дело о китайской контрабанде и передала для дальнейшего расследования в ФСБ, о разбирательстве ничего не было слышно. И вот теперь последовала реляция, что перекрыт крупный канал контрабанды из Китая и задержаны сотрудники таможни.

Отчеты Генпрокуратуры РФ о борьбе с контрабандой, думается, можно уверенно отнести к разряду «пчелы против меда». Именно в Генпрокуратуре не так чтобы очень давно закрывали уголовное дело по факту контрабанды мебели, поступавшей в магазины «Гранд» и «Три кита». Затем под давлением депутатов Госдумы РФ, среди которых особую роль сыграл Юрий Щекочихин — зам главного редактора «Новой», уголовное дело возобновили. Но расследуют уже который год без предъявления обвинений кому бы то ни было.

Между тем в материалах уголовного дела есть протоколы санкционированного судом прослушивания телефонных переговоров основных контрабандистов. В них ясно названы суммы, которые платили сотрудникам прокуратуры за прекращение уголовного дела. Должностные лица МВД в суде давали показания о том, что, по их данным, прокурорским принесли порядка миллиона долларов. Но процессуальных последствий не было никаких.

Наконец российский президент, автор крылатого выражения про «экономический экстаз» таможни и бизнеса, взял это дело о контрабанде мебели под личный контроль. В свое время он заявил об этом на совещании силовиков. Президентский контроль не имел результата. Более того, в материалах дела появились протоколы телефонных переговоров контрабандистов, где они утверждали, что главному фигуранту мебельного разбирательства устраивали личную встречу с президентом.

При таких обстоятельствах об экстазе, в котором слились представители бизнеса и госструктур, Владимир Путин знает не понаслышке. Но почему кампания по борьбе со злом, угнездившимся на таможне, развернута только сейчас, в апреле 2006-го?

Как ни странно, в марте этого года выяснилось, что, несмотря на строжайший запрет на ввоз грузинских и молдавских вин, российские таможни продолжают их пропускать. Причем не только в Новосибирской, Брянской, Орловской и Калужской областях, но даже и в Москве. Каким бы ни было смехотворным и политическим решение о запрете на ввоз алкоголя из Грузии и Молдовы, это было государственное решение, принятое, скорее всего, на президентском уровне. Однако российская таможня стала вполне самодостаточной, то есть отдельный личный бизнес в ней оказался важнее высочайшего распоряжения. И запретное вино полилось (только в районе Новосибирска — около 81 тонны), хотя сверху приказали остановить. Проще говоря, личный бизнес госслужащих окреп настолько, что стал игнорировать политические ходы президента, за что теперь и расплачивается.

 

 

Комментарии экспертов

 

Руководитель завершенного проекта «Экономическая деятельность сотрудников правоохранительных органов» Леонид КОСАЛС (эксперт Высшей школы экономики, Института социально-экономических проблем народонаселения РАН) так объяснял нам этот феномен:

— Каждый клан (в том числе и лидирующий в стране), занимая определенную нишу, стремится к расширению сферы влияния, захватывая посты в государственном аппарате. Цель в том, чтобы люди на этих постах действовали в интересах своего клана, направляя в нужные стороны финансовые потоки, пробивая выгодные и блокируя невыгодные решения. Однако это расширение имеет свои границы, так как оно может привести к потере управляемости, когда лидер перестает контролировать происходящее в той или иной организации, которая начинает работать сама на себя. <…> Тогда, чтобы вернуть управляемость, необходимыми становятся периодические перетряски кадров, выдвижение новых людей, перевод «старых соратников» на новые места.

 

Замдиректора Межведомственного аналитического центра Юрий СИМАЧЕВ считает такую модель достаточно реалистичной, но говорит о том, что в настоящее время мы наблюдаем встречный процесс — чиновники становятся бизнесменами точно так же, как бизнесмены — чиновниками:

— Разумеется, спустя некоторое время происходит привыкание госслужащего к своей должности, и возникают вполне определенные издержки — в частности, управляемость становится менее эффективной. Но власть не может реагировать на это слишком часто, процесс довольно затратный.

Таможня — одна из зон риска. Направление, в котором нам необходимо следовать, определено: это увеличение прозрачности, уменьшение сфер, где закон оставляет чиновнику возможность по своему усмотрению принимать одно или прямо противоположное решение. Однако неизбежны и периодические встряски, которые мы сейчас наблюдаем. Я считаю их продуктивными.

В других странах не дожидаются скандальных ситуаций. Действует система мер, которые позволяют избегать таких проблем. К примеру, горизонтальное перемещение (смена места работы без изменения должности), допустим, с интервалом в два года. Думаю, и нам необходимо искать, заимствовать и развивать такие формы, как, например, горизонтальная ротация.

Топ 6

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera