Сюжеты

ДОБРОВОЛЬНЫЕ ЖЕРТВЫ ПАУТИНЫ

Интернет

Этот материал вышел в № 06 от 29 Января 2007 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

Самый, наверное, неизлечимый вирус всемирной паутины дошел до России — люди находят дешевые и безболезненные способы суицида на специальных сайтах. В многочисленных форумах и чатах они обретают не только подсказки, как все правильно...

Самый, наверное, неизлечимый вирус всемирной паутины дошел до России — люди находят дешевые и безболезненные способы суицида на специальных сайтах. В многочисленных форумах и чатах они обретают не только подсказки, как все правильно сделать, но и партнеров по самоуничтожению. Это общемировая проблема — виртуальная культура суицида появилась чуть ли не одновременно с развитием интернета.

Первый «выстрел» прогремел в Японии в 1993 году — сразу 34 человека, сговорившись в чате одного из сайтов, пропагандирующих суицид, покончили с жизнью.

В Японии сегодня таких сайтов более двух сотен. Как следствие — то полиция Токио обнаруживает сразу семь трупов в автомобиле: молодые люди, явно в реальной жизни не знакомые друг с другом, из разных предместий, отравились угарным газом. То полиция города Киото в одной из квартир обнаруживает трупы сразу трех человек — все, опять же, из разных префектур Японии, все, как доказывает в итоге следствие, практически «жили» на сайтах многочисленных «клубов самоубийц».
Инфекция через какое-то время захватила Великобританию, Норвегию, Австрию и Грецию — во всяком случае, истории конкретных, доказанных случаев смертей, «схватившихся» на «черных сайтах», публикуются больше всего в этих странах. Широко известна, в частности, судьба, которую себе выбрали 20-летний норвежец и несовершеннолетняя девушка из Австрии, познакомившиеся на одном из самых старейших сайтов смерти. (Есть ключевое слово, по которому этот сайт сразу открывается и сегодня, я проверяла.) Они пешком поднялись на утес высотой 604 метра — известное плато на юго-западе Норвегии. И прыгнули.
Подобные сообщения приходят из других стран, практически из всех, где интернет имеет массового пользователя.
И вот — Россия. Инкубационный период явно окончен, первый же месяц 2007-го принес трагическую весть. 14 января, в воскресный день, в Новосибирске, взявшись за руки, выпрыгнули из окна восьмого этажа ребята, которые, как выясняется, познакомились в чате буквально за несколько дней до самоистребления. Эту новость сообщили сразу несколько информационных агентств, телеканалы же показали в новостных блоках недоумевающих следователей.

Подростки, как выяснилось, специально сняли квартиру с почасовой оплатой, заперлись изнутри и выпрыгнули ровно к моменту, как истекло оплаченное время — три часа. Они не употребляли наркотиков и никак не пересекались до страшного дня: у 17-летней Оли был молодой человек, она жила в центре города. Иван — ровесник, составивший ей, как это ни кощунственно звучит, компанию по суициду, — жил за городом, ходил на курсы по автовождению…

Если решение этих ребят созрело под влиянием какого-то очередного онлайнового клуба самоубийц и четкие инструкции были получены ими там же, то как это могло произойти с технической точки зрения? Ответов — тьма, особенно в англоязычных версиях интернета. Они в открытом доступе. В русском сегменте, если поискать, также найдется все…

Суицид — ОК….

Фрагмент форума «самоубийственного» сайта на русском языке (войти невозможно, но легко находится по многочисленным ссылкам), запись старая:

Dima: «Меня доконала эта чертова жизнь, кругом одни проблемы… и мне надо покинуть эту Землю. Но одному это довольно страшно. Мне нужен человек, который уйдет вместе со мной».

Just Dead Angel: «Мне нечего терять. Было много попыток уйти, но так ни одной и не получилось. Давай попробуем вместе…».
Фрагмент реальной жизни (событие трехлетней давности): 20-летняя Ольга Эмса и 26-летний Евгений Бойцов купили кожаные наручники в секс-шопе, скрепили ими друг другу руки и спрыгнули с крыши 16-этажного дома. Доказано: они также познакомились на одном из сайтов «любителей собственной смерти». Я специально переиначиваю все названия, хотя понимаю смешную условность такого «прятания».

Дело в том, что как минимум три сайта на русском языке открыто пропагандируют уход из жизни. На одном из них, самом «кривляющемся», заставка с хлещущей кровью, черепами. Это все настолько эпатажно, что кажется компьютерной игрой. Зазывные слова: «Рекламная акция самоубийственных искусств никогда не закончится. Если ты хочешь быть другим, ты никогда им не станешь. Для этого надо родиться таким…».

Войти сюда легко, не надо даже регистрироваться. И все как в супермаркете: список великих людей, покончивших с собой, научные статьи классиков психиатрии, заметки врачей о том, как помочь человеку, задумавшему уход из жизни. И рядышком: краткий справочник самоубийцы, 100 методов самоубийства. Инструкции, рецепты, советы: какую веревку надо брать при повешении для того, чтобы суицид был «со счастливым» концом, то есть завершенным. Как, в каких пропорциях и чем запивать то, что убьет наверняка. Какой температуры должна быть вода в ванне при перерезании вены, как ее резать, эту самую вену, — вдоль или поперек… Есть даже калькулятор агонии — сколько секунд или минут будет длиться мучение при том или ином выборе средства…

Такие вот люди заботливые… Все расскажут, все покажут досконально. Читаешь и думаешь, ну вот сейчас признаются: ребята, это такой у нас черный юмор. Ни один из этих советов на самом деле не годен, улыбнитесь!
Но они годны! Ими пользуются… Их читают дети — самое продвинутое интернет-население страны. Дети не умеют фильтровать информацию. Если им плохо, а в доме есть овощ, сок которого, как выясняется из сайта, можно смешать с чем-то, что тоже рядом, — они это сделают немедленно!

Они это делают. По данным петербургской конференции психиатров, ежегодно в результате самоубийств гибнут в стране 2800 детей в возрасте от пяти до девятнадцати лет. В цифре не отражены попытки неудавшихся суицидов. И, конечно, невозможно просчитать, сколько детей унесены «черными сайтами». Но нужно попытаться осмыслить происходящее.

«Вечные дети. Вечно одни…»

В апреле прошлого года был закрыт сайт mysuicide.ru, считавшийся чуть ли не самым зловещим в судьбах постоянно посещавших его людей. За несколько месяцев до закрытия покончил жизнь самоубийством сам создатель этого ресурса — «теоретик добровольной смерти», тридцатилетний программист Сергей Макаров. Но удивительная вещь — память Сети. И вот появляется в интернете чуть ли не энциклопедия «дневников мертвых людей».

Тон составителя взволнованный, слова ощущаются искренними: «…я не ожидал, насколько глубоко меня затянет эта тема, — объясняет он. — Наверное, на сегодняшний день мне удалось собрать наибольшую коллекцию документально подтвержденных смертей в русской части ЖЖ. Настолько большую, что я даже не решаюсь выкладывать все…
С ростом популярности он-лайн-дневников мы все чаще стали сталкиваться с такой их разновидностью, как дневники умерших людей….

…Ангелочки и кошки на юзерпиках… В последних постах друзья кричат им, чтобы позвонили, вышли в аську, подняли трубку, что они не могут их найти… А они уже мертвые… А их все комментят живые. Вряд ли комменты дойдут на тот свет. Кладбище будущего — это посильнее нескольких строчек на могильной плите. Гигабайты ушедших жизней. Когда-нибудь и эти эккаунты удалят, а пока они как бы и не до конца умерли — часть их еще здесь. И эта часть — в наших руках и перед нашими глазами. Здесь их последние посты…».

Так вот, в отдельную главку, автор выложил дневники погибших от суицида. И если вы их станете читать вместе с комментариями, то почувствуете, как идет взаимное индуцирование «серыми праздниками — желтыми буднями». Как они подчас провоцируют друг друга, полагая при этом, что поддерживают. Как человек, играючи и шутя, подает на самом деле сигнал SOS, а френды, угнетенные собственными бедами, недооцененностью, душевной усталостью, увеличивают пространство беды.
Человек, как плот, строит сайт в надежде удержаться. И притягивает всех утопающих. И придавливает их всех в итоге вместе этим плотом.
В некоторых случаях получается доведение друг друга до суицида. А в некоторых (я о конкретном дневнике и комментариях) одного человека другим. Но это отдельная тема, и она очевидна не только мне…
Виднее всех дети, привлекающие всеми силами внимание к «публичной постановке личной драмы». Вот дневник 14-летней девочки из города Благовещенска: «… от (кровь) енность… Упасть на асфальт, дрожать лопатками… Нужны ли мы себе?».
Выпрыгнула с балкона 12-го этажа вместе с 16-летней «со-чат-ницей». Погибли…
Ссылки, гуляющие по чатам и форумам, часто несут песни. К примеру, такие: «Прыгай вниз, прыгай вниз, твоя жизнь сплошная ложь…».

— Это же инфекция? — я обращаюсь к детскому психиатру, суицидологу Елене ВРОНО.
— Конечно, происходит взаимное подстегивание.
— Но что тут можно сделать? Закрывать сайты — значит, еще больше подстегивать.
— Конечно, это делать бессмысленно.
— Иногда мне кажется, что чем больше мы об этом говорим, тем больше популяризируем суицид.
— Нет. Секреты еще никогда никому не помогали. Другое дело, что должен быть ряд жестких ограничений в таких публикациях.
— Я, конечно, понимаю, что на человека может повлиять в минуту слабости все, что угодно: сонеты Шекспира или хамство в автобусе. И не в интернете дело. Но он сконцентрировал, сгустил, свел и подсказал уже так многим…
— Это говорит о том, что нет реальных людей в системе ближнего круга. Что люди получают поддержку только в виртульном мире… Вот здесь опасность.
…Один из комментариев к сайту «Дневники мертвых людей»: «…запостил ссылку у себя. Чтобы помнили и почтили…». Вечная виртуальная память?

Осторожно: духовные киборги. Диалог с философом

Мой собеседник — известный философ Владимир ПОРУС.

— Владимир Натанович, вот богослов говорит, что подростки не видят в жизни смысла, потому что росли не в религиозной традиции, потому что не верят в Бога. Любая вера, конечно, сильно укрепляет дух. Но известно, что человек, независимо от того, верующий он или нет, на каких-то этапах жизни находит свои смыслы, на каких-то теряет. Какое состояние общества показывает нам сегодня интернет? Массовое заражение унынием? Игру? Чей-то злой умысел?

— В реальности жизнь властвует над нами, понуждает все время предпринимать какие-то усилия. А в виртуальной реальности — властвует человек. Легким нажатием кнопки Delit он уничтожает, Enter — взывает к жизни, он здесь полностью владеет ситуацией.

На суицидных сайтах, особенно в их чатах и форумах, в завсегдатаях числятся люди, у которых, на мой взгляд, не было ни особых страданий, ни сильных переживаний. Просто они выбрали эту власть: можно усиливать или упрощать ситуацию, пересекать пространства, забывая о времени. Что важно: человек оказывается не один такой. С ним вместе с сайта на сайт скачет группа. И все вместе они умирают раньше суицида. Потому что они уже не живут в реальности — там надо бороться, преодолевать себя, соответствовать каким-то эталонам. А здесь анонимность среды дает неограниченные возможности для безответственных действий, которые в «живом общении» по крайней мере не безнаказанны. Пришел и ушел как аноним: вместо имени — виртуальный никнэйм, можно приписать себе любой пол, возраст, образ и манеру поведения, сейчас — одно, а в следующем сеансе — другое. Этакое порхание от личины к личине, и кроме него — никакого следа твоего пребывания в этой забитой доверху пустоте. Человек внутри Сети привыкает к инструкциям. К примеру, как инсталлировать программу. Или вот как уйти из жизни: смешай то-то, режь так-то… Это те же шаблоны.

— Но для того чтобы резать, надо как минимум выйти из Сети. Другой шаблон. Реальный.

— Нет, он реальный только для тела. Эти люди умирают до суицида — они сливаются с виртуальным миром. Становятся частью мира искусственного.

— Очень уж недобрый у вас получается образ интернета.

— А средство не может быть виновным в том, как его используют люди. Интернет — великое благо, и я даже не стану тратить времени для того, чтобы это аргументировать. Кто в этих аргументах сомневается? Но в Финляндии, к примеру, человека не возьмут в армию, если у него обнаружится интернет-зависимость. Это — такая же тяжелая зависимость, как и наркотики, происходит изменение сознания. Люди в состоянии наркотического опьянения легко идут на суицид.
— Информационное опьянение имеет тот же механизм?

— Проживая в Сети и становясь частью информационного потока, человек превращается в духовного киборга. Поток сюда ринулся, и он сюда, поток в обратном направлении — и он за ним. Он прыгнет с крыши не потому, что разочаровался, а потому, что он в другой реальности. Он уже давно виртуален. В реальности он уже давно не видит ничего ценного… Ему непременно нужны чаты, другие люди. Это последнее психологическое доказательство неживых людей, что они реальны.
И надо снять с себя это бремя жизни… А дух от информационного обжорства ослаб, выхолостился… Команда Delit…

…Лет шесть назад, когда еще в российском интернете не было ничего подобного, я рассказывала о мальчике, который после неудачной попытки суицида объяснял психиатру: «Я хотел умереть только на время…».
Дети в начале нынешнего века не умели сохраняться в виртуальности, не вели дневников в ЖЖ. Не умирали до суицида… У них просто не было такой промежуточной станции, на которой можно вылечиться, отреагировав эмоции, услышав нормальное человеческое слово… Привлечь к себе внимание.

Внимание сегодня есть. Вопрос: чье оно? Кто деинсталлирует программы их жизней?


«Что стоит за массовым посещением этих сайтов?» — спрашиваю я у преподавательницы Свято-Тихоновского православного гуманитарного университета кандидата психологических наук Маргариты РЕЗНИК. И она отвечает.

— Я преподаю религиоведение, а тема моей диссертации была связана с личностным отношением к христианскому смирению. Преподаю еще и в политехническом колледже, так сложилось, что начинала работать там, а потом не смогла бросить этих ребят, разговариваю с ними часто. Так вот там 19 января покончил с жизнью один из моих учеников, 16-летний мальчик. Из-за любви… Понимаете, у этих ребят совсем нет сил, они не могут справиться с испытаниями, потому что не причастны к Богу. Вот я им говорила про смирение, они в смех: «ой, мол, глаза долу…». Так ведь нет же, смирение — это ответственность. Почему святые люди считали себя самыми большими грешниками? Потому что брали на себя ответственность за всех, за грех многих. Это объединяющая вещь — смирение. А уныние — отъединение, непонимание того, для чего ты пришел в этот мир. «Дерзай, чадо», — говорит нам церковь. Энергия наша плюс энергия Божья — огромная сила духа. Но эти ребята живут в автономном режиме — нечем питать себя, варятся в собственном соку. Растеряны.
Они к чему-то призваны, но автономная постмодернистская культура, в которой они выросли, отрицает точку отсчета, а когда нет такой точки, идеалов нет, под ногами — жидкое болото. Не задан вектор, а человек не может существовать так, мается, слабеет. Предательство девушки — это испытание для души, каждый человек — уникальная, творческая личность, страдай, но становись сильнее… Но нет веры, не воспитывают детей в религиозных традициях — вот и нет твердой почвы. Тоска, уныние — грех. Но не поддаться ему, не веруя, невозможно… И дети разрушают себя… Есть эти сайты — они группируются там, не было бы — нашли бы другой способ схватить этот вирус — мысли о суициде…

Уныние, оно иначе еще называется злым разленением. Ничего не хочется делать. Смысла нет…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera