Сюжеты

Контрабас для тенора

Музыкальная жизнь

Этот материал вышел в № 21 от 26 марта 2007 г.
ЧитатьЧитать номер
Культура

Наталья МалаховаНовая газета

 

Александр Вертинский говорил, что у него не может быть последователей. Зато преданных поклонников — множество. Удивительно, но факт — песни Вертинского любят даже российские рокеры. Александр Ф. Скляр из группы «Ва-Банк» и Глеб Самойлов из...

Александр Вертинский говорил, что у него не может быть последователей. Зато преданных поклонников — множество. Удивительно, но факт — песни Вертинского любят даже российские рокеры. Александр Ф. Скляр из группы «Ва-Банк» и Глеб Самойлов из «Агаты Кристи» подружились именно на почве этой любви.

21 марта они впервые отметили день рождения Вертинского совместным концертом-спектаклем «Ракель Меллер — прощальный ужин».

Протягивая мне три красные розы, продавщица цветов у станции метро «Цветной бульвар» улыбнулась: «Вы на день рождения Вертинского?». Разномастная толпа из поклонников «Ва-Банка», «Агаты Кристи» и самого Вертинского шла мимо цирка и фонарей к концертному залу «Мир». Длинноволосая молодежь в «косухах» и шарфах «Агаты», как всегда, угрюмо курила у входа: «Интересно, как Глеб сегодня выступит?». Неформально одетая дочка с орхидеями говорила маме: «Ты послушаешь, как рокеры могут классику петь!». Дочек-матерей вообще было много, почти как заготовленных цветов.

В длинном шарфе, темных очках и с барышней на свое место пробирался Дмитрий Хоронько — еще один ценитель Вертинского.
Утихло. Сумеречно-синие софиты осветили сцену. Посредине нее — стол и стулья в стиле начала XX века. На столе — три высоких бокала, свечи и графин. Свеча на рояле слева. Справа — пюпитры и четыре стула для «Романтик Квартета». Конферансье зажег свечи, и на сцене появились четверо сумасшедших музыкантов с зачесами на голове, во фраках, в очках и белых кроссовках. Резво и синхронно заводили смычком по скрипкам, издавая волнующие звуки, а потом уже под звуки свиста и хлопков зрителей появились Скляр во фраке и в фиолетовой рубашке с переливающейся брошью на жабо и Самойлов в удлиненном пиджаке неизвестной эпохи и кожаной перчатке.

Песни пели по очереди и собственному выбору: Скляр — многозначительно-страстные, Самойлов — протяжные и нервические. Импровизировали на ходу. То начинали подпевать друг другу, дирижируя в такт, то перекидывались жестами. Высокий Александр Ф. Скляр реалистично изображал карлика, а Глеб Самойлов — капризного и чопорного короля, подмигивая и посылая воздушные поцелуи молодым фанаткам. Каждый оживлял своего Вертинского: Скляр — романтичного аристократа, Самойлов — не-от-мира-сего-декадента.

В сюжет вплелась и загадка — роковая Ракель Меллер, которую сыграла оперная певица Алеся Маньковская, вдова Ильи Кормильцева. Она танцевала в красно-черном платье и пела по-испански… Ракель Меллер — центральный образ программы. Это имя певицы, которой Вертинский посвятил одну из своих песен, ныне почти забытую. Если верить тексту Вертинского, Ракель Меллер голосом покорила Париж, но исторических свидетельств о ее существовании никто найти так и не смог.

Александр Ф. Скляр уже семь лет по-разному ставит опыты над наследием Вертинского. Вместе с Самойловым — полтора года. Шоу и коммерция ни при чем, и не все поклонники Скляра и Самойлова приходят на «Прощальный ужин…». Тем не менее на каждый такой концерт при абсолютном отсутствии рекламы собирается полный зал.

«Эта программа — живая, — объясняет Скляр. — Мы начинаем играть друг с другом и с материалом, уже оказавшись в нем. Удивительно, даже публика меняется: люди становятся более вдумчивыми, внимательными, и это заслуга самой программы. Мы впервые поем Вертинского не только в сопровождении рояля, но и под аккомпанемент контрабаса. Никто не исполняет и не исполнял Вертинского в таком варианте. Нам же это интересно, и над этим мы будем работать и дальше. Когда проходит первый молодежный угар, а ты продолжаешь существовать в искусстве, ты вдруг оборачиваешься назад. Возникает вопрос: а имеешь ли ты какое-то отношение к традиции, и если имеешь, то к какой? То, что мы с Глебом по-своему пытаемся определиться через Вертинского, это закономерно. Это самая необычная, глубокая, противоречивая и странная фигура русской песенной культуры XX века. Откровенный аутсайдер…».

Такое осмысление и его результат — спектакль «Прощальный ужин…» еще раз подтверждают тот факт, что настоящий рок — это культура не только вызывающих песен протеста, но и поэтического слова. «Жанр Вертинского на сцене — исповедальный. Знаете, кто он, выражаясь современным языком? — спрашивает Скляр. — Он — настоящий русский рок-артист».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera