×
Сюжеты

“В следующий раз возьму биту”

Этот материал вышел в Цветной выпуск от 20.04.2007 №14 (24)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Аркадий БабченкоСпециально для «Новой»

 

Мероприятие: “Марш несогласных”.Место и время: Москва. Суббота, 14 апреля. Пушкинская площадь — по бульварам и переулкам — к Тургеневской площади.Участники: примерно 3—4 тысячи человек и точно — наш корр.Требования: свободные выборы,...

Мероприятие:
“Марш несогласных”.
Место и время:
Москва. Суббота, 14 апреля. Пушкинская площадь —
по бульварам и переулкам — к Тургеневской площади.
Участники:
примерно 3—4 тысячи человек и точно — наш корр.
Требования:
свободные выборы, независимые институты власти, “Свободу — политзаключенным”, “Россия без Путина”…

 …По Тверской и вокруг Пушкинской площади расставлены грузовики — бронированные “Уралы” ОМОНа, бортовые “ЗИЛы” внутренних войск. На бульваре, напротив “Макдоналдса”, собрались “согласные”, человек двести-триста. Сплошь пацаны лет по двадцать. Парами в колонны строятся школьники, возглавляемые учителями. Вход только через металлоискатели.

Пока есть время, решил посмотреть на “согласных”. Какой-то мужик в штатском не пустил:

— Вы откуда?
— Из дома.
— А сюда кто вас привел?
— Зов сердца…
— Идите назад.

Оказывается, чтобы быть “согласным”, надо иметь стикер-значок. Видимо, вариант, что кто-то придет сам по себе, никем не организованный, выразить свою солидарность с властью, не приходит в голову даже организаторам.

Ладно, с согласием не получилось, выражу несогласие. Там принимают всех.

К половине двенадцатого демонстранты начали собираться. Образовалось три очага скопления людей — рядом с галереей “Актер”, человек примерно 150, около магазина “Армения”, человек сто, и самая большая группа — на бульваре.

Милиции на порядок больше. Замечены ОМОН РБ (Республика Башкирия), чувашский ОМОН, татарский и нижегородский. Всего, говорят, около 9 тысяч силовиков. Заметил водомет у Елисеевского…

Подъехал Владимир Рыжков. Сказал примерно следующее:

— Я вижу со стороны власти две провокации. Первая — запрещение конституционного права на проведение мирных митингов и вторая — перекрытие половины города. Это что — преувеличенная паранойя перед любой формой протеста?

В полдень задержали Гарри Каспарова и его группу. Автобус с задержанными проехал по Тверской. Из окна развевался флаг Объединенного гражданского фронта.

На бульваре ОМОН приходит в движение — кто-то кинул файер. Людей теснят в подземный переход; через Тверскую и обратно, лавируя между машин, гуськом забегали силовики. Начинается движение и около “Актера”, “группу Рыжкова” выдавливают на бульвар.

Никто не сопротивляется, люди просто отходят. Рыжков постоянно призывает не провоцировать насилие. Впрочем, без драки не обошлось — когда места стало побольше, дубинки пошли-таки в ход. ОМОНу дали сдачи. Бой был недолгим и закончился вничью: оттеснив людей метров на пятьдесят, ОМОН стал цепью.

...Началось шествие в сторону Тургеневской. Мирная демонстрация, никто не бузит, стекол не бьет, пьяных не замечено, истерик не разводят, провокаций не устраивают. Люди просто идут. Проезжающие мимо автомобили сигналят в знак солидарности. Милиция колонну не преследует.

Вообще, от Нижнего, где тоже не так давно проходил “Марш”, Москва отличается кардинально. Нет тотального ощущения готовящейся бойни. Дома свежие, асфальт ровный, машины — иномарки, да и люди — другие. Руководители — вот они, людей не бросили. Каспаров вместе со своими на киче парится, Рыжков колонну ведет. Настроение позитивное. Люди скандируют: “Это наш город!”. Некоторые едут на велосипедах. Какой-то буддист в оранжевом облачении бьет в бубен. Все друг к другу терпимы. Даже к ОМОНу, который постоянно подкалывают, но беззлобно.

…К маршу присоединяется колонна Народно-демократического союза. Массовое братание, радость встречи на Эльбе.

На Цветном в колонну затесалась машина ДПС с важным начальником в папахе на пассажирском сиденье, звания не разглядел. Засвистели, заулюлюкали: “Выйди к людям, чего ты боишься!”. Начальник сделал морду поиндифферентнее и укатил.

Разгул демократии закончился на Рождественском бульваре.

…Все было сделано быстро, жестко и эффективно.

Без предупреждения из переулков справа и слева в колонну врубились менты и, ничего не говоря, стали попросту избивать людей. Первыми били флагоносцев. При мне избили человек пять — именно избили, задерживать не пытались. Ранили японского журналиста, разбив голову. Какая-то часть людей брызнула во дворы, их там потом отлавливали группками. Остальную часть колонны рассекли надвое, отрезали цепью от головы и стали теснить вниз, к Цветному.

Атака продолжалась минут пять, не больше. Противник успешно рассеян.

Голову колонны зажали уже почти на самой Тургеневской, напротив “Лукойла”. Сюда дошло человек сто, не больше. ОМОН окружил их в каре, прижав к стене дома. Те, кто выкрикивает лозунги, на виду. После каждого крика их планомерно по одному забирают. При мне полностью набивают “пазик”, человек тридцать, и увозят в кутузку.

Телевизионщики мечутся в каре, как рыбки в аквариуме. Замечают начальника: “Товарищ полковник, выпустите нас!”.

Рядом стоит старая женщина, просит милостыню. Мне думается, что это — самое что ни на есть олицетворение России: цепь ОМОНа, прижатые к стене люди, кровь на земле, нищая пенсионерка, и над всем этим — тонированная роскошь “Лукойла”.

 

P. S. Послевкусие вот какое: первое — если бы людям дали свободно пройти, эксцессов бы не было, это очевидно. Качество людей было на высоте.

Второе и основное: сила действия всегда равна силе противодействия. Этими разгонами власть сама загоняет себя в тупик. Еще лет пять подобной демократии, и вариантов развития событий останется два — либо государственный террор, либо гражданская война.

Уж на что мне не нравится кандидатура Касьянова, да и к Хакамаде с Лимоновым отношусь неоднозначно, уж на что я считал эти марши политическим пиаром, но даже и мне хватило двух раз, чтобы прийти к неизбежной мысли: плевать на знамена, одно желание — купить бейсбольную биту и на следующий марш явиться подготовленным. Я хочу говорить то, что думаю, не получая за это в зубы. Унижать меня не позволено никому. И я готов воевать за свои права — я, правда, готов.

Да даже не за абстрактные права в целом, а за конкретные вещи — за сломанную руку ветерана Афганистана Сергея Гуляева. За сломанный нос и лицо Ольги Цепиловой. За кровь моего японского коллеги на земле Рождественского бульвара. За удар, полученный моим другом Беном в Нижнем. Видеть своими глазами и читать в сводках — разные вещи.

И еще: я никак не могу понять мотивацию ментов. Неужели просто — тупое исполнение приказа? Неужели вместо мозгов только мозжечок, чтобы на команду “фас” реагировать? Да нет, вполне вменяемые люди. Тогда за что? Ну, пройдет пятнадцать лет, ну, станете вы не нужны этой власти, ну, выкинут вас на помойку, как старых псов, потерявших нюх, скорость и хватку челюстей, швырнут в миску двести баксов пенсии… А начнете ворчать, что служили верой и правдой, так вам ваши же ученики вашими же дубинками головы и проломят. Как вы сейчас ломаете головы вашим учителям.

Ну и? Дальше-то что?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera